Ст 139 ук рф приговор суда

Приговор по статье 139 УК РФ (Нарушение неприкосновенности жилища)

Приговор Мирового судьи судебного участка № 285 района Ивановское города Москвы по части 1 статьи 139 УК РФ «Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица».

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

24 ноября 2017 года город Москва

Мировой судья судебного участка № 285 района Ивановское города Москвы Н.К.Т., при секретаре С.Н.А., с участием государственного обвинителя помощника прокурора Перовской межрайонной прокуратуры города Москвы П.В.В., подсудимого К.Д.Н., защитника, в лице адвоката А.В.Р., представившей удостоверение адвоката, выданное ГУ МЮ РФ по г. Москве и ордер адвоката от 24 ноября 2017 года, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

К.Д.Н., ****, ранее судимого:

— 31 октября 2013 года Перовским районным судом г. Москвы по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освобожден 21 августа 2014 года по отбытию наказания;

— 17 ноября 2015 года Перовским районным судом г. Москвы по ст. 158 ч. 2 п. «в», ст. 119 ч. 1 УК РФ, с применением ст. 69 ч. 2 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,10 декабря 2015 года на основании апелляционного постановления Московского городского суда приговор изменен и назначено наказание в виде 1 года 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 19 ноября 2016 года освобожден из ФКУ ИК № 5 УФСИН России по Белгородской области условно-досрочно по постановлению Свердловского районного суда г. Белгорода от 08 ноября 2016 года на оставшийся не отбытый срок 8 месяцев и 1 день,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ,

К.Д.Н. совершил нарушение неприкосновенности жилища, то есть незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Так, он (К.Д.Н.), в точное не установленное следствием время, в период с 23 час. 00 мин. 08 июня 2017 года до 06 час. 20 мин. 09 июня 2017 года, достоверно зная об отсутствии законных оснований у него для проникновения в квартиру, находящуюся на втором этаже дома, расположенного по адресу: ****, и принадлежащую ранее знакомой ему Татевосян С.Ю., постоянно зарегистрированной в указанной квартире, действуя умышленно, с целью совершения незаконного проникновения в указанное жилище, разбил оконное стекло в одной из комнат указанной двухкомнатной квартиры, после чего незаконно, против воли Татевосян С.Ю., проник в квартиру, расположенную по вышеуказанному адресу, где находился до 08 час. 07 мин. 09 июня 2017 года, то есть до момента пресечения преступных действий Ковригина Д.Н. сотрудниками правоохранительных органов. Своими преступными действиями, выразившимися в незаконном проникновении в жилище, Ковригин Д.Н. нарушил предусмотренное ст. 25 Конституции РФ право Татевосян С.Ю. на неприкосновенность жилища и причинил последней моральный вред.

Подсудимый Ковригин Д.Н. в судебном заседании согласился с предъявленным обвинением, просил о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в особом порядке. При этом подсудимый пояснил, что ходатайство им заявлено добровольно, вину признает полностью, раскаивается в содеянном.

Защитник подсудимого А.В.Р. поддержала заявленное подсудимым ходатайство.

Государственный обвинитель П.В.В. не возражал против применения особого порядка судебного разбирательства.

Суд, учитывая мнение участников процесса, заявления потерпевшей, в котором она не возражала против рассмотрения дела в особом порядке, в телефонограмме просила рассмотреть уголовное дело в ее отсутствие, считает возможным постановить приговор по настоящему делу без проведения судебного разбирательства, поскольку соответствующее ходатайство подсудимым заявлено добровольно, после консультации с защитником, и подсудимый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства.

Суд приходит к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый Ковригин Д.Н. обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Суд квалифицирует действия подсудимого К.Д.Н. по ч. 1 ст. 139 УК РФ, так как он совершил нарушение неприкосновенности жилища, то есть незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

При назначении наказания, суд в соответствии со ст. 60 УК РФ принимает во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, и данные о личности виновного.

К.Д.Н. имеет хронические заболевания гепатит В,С, перенес операции по состоянию здоровья, имеет малолетнего сына Даниила 2003 года рождения, имеет на иждивении мать пенсионера с тяжелым состоянием здоровья, состоит на учете в психоневрологическом диспансере, находится под наблюдением с 1992 года, с 2002 года на АДН с диагнозом: ****; на учете в наркологическом диспансере состоит с 13 августа 2015 года с диагнозом: психические и поведенческие расстройства, вызванные употребление алкоголя, синдром зависимости от алкоголя 2 стадии. Согласно заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы № 1185-6 от 21 июня 2017 года в период инкриминируемых деяний у К.Д.Н. не обнаруживалось признаков какого-либо временного психического расстройства, которое лишало бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время К.Д.Н. может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, понимать характер и значение уголовного судопроизводства, своего процессуального положения, самостоятельно совершать действия, направленные на реализацию своих прав и обязанностей, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания. В применении принудительных мер медицинского характера К.Д.Н. не нуждается. С учетом наличия у К.Д.Н. синдрома зависимости от психоактивных веществ ему целесообразно прохождение лечения, медицинской реабилитации в медицинских организациях системы здравоохранения: противопоказаний к лечению нет.

К.Д.Н. судим 31 октября 2013 года Перовским районным судом г. Москвы по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освобожден 21 августа 2014 года по отбытию наказания; 17 ноября 2015 года Перовский районным судом г. Москвы по ст. 158 ч. 2 п. «в», ст. 119 ч. 1 УК РФ, с применением ст. 69 ч. 2 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, 10 декабря 2015 года на основании апелляционного постановления Московского городского суда приговор изменен и назначено наказание в виде 1 года 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 19 ноября 2016 года освобожден из ФКУ ИК № 5 УФСИН России по Белгородской области условно-досрочно по постановлению Свердловского районного суда г. Белгорода от 08 ноября 2016 года на оставшийся не отбытый срок 8 месяцев 1 день.

Таким образом, с учетом требований ч. 1 ст. 18 УК РФ, в действиях подсудимого усматривается рецидив преступлений, что в силу ст. 63 УК РФ, суд признает обстоятельством, отягчающим наказание.

В связи с тем, что предыдущие судимости не сняты и не погашены, а Ковригиным Д.Н. совершено умышленное преступление в период условно-досрочного освобождения, суд считает необходимым условно-досрочное освобождение Ковригину Д.Н. отменить.

Также суд принимает во внимание, что Ковригин Д.Н. совершил преступления небольшой тяжести, вину признал полностью, в содеянном раскаялся, чистосердечное признание, заявил ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, имеет ряд хронических заболеваний, имеет малолетнего ребенка, наличие на иждивении матери пенсионера с тяжелым состоянием здоровья, указанные обстоятельства суд, руководствуясь положениями ст. 61 УК РФ, признает смягчающими.

С учетом тяжести содеянного, личности подсудимого и всех обстоятельств по делу, суд считает возможным назначить подсудимому наказание в виде исправительных работ.

В соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ, в связи с тем, что Ковригин Д.Н., являясь условно-досрочно освобожденным от наказания на неотбытый срок 8 месяцев 1 день, совершил умышленное преступление, наказание ему назначается по правилам ст. 70 УК РФ, с учетом пункта «в» части 1 статьи 71 УК РФ, предусматривающего порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний, согласно которому при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений одному дню лишения свободы соответствуют три дня исправительных работ.

В соответствии со ст. 58 ч. 1 п. «в» УК РФ суд назначает отбывание наказания в исправительной колонии строго режима, поскольку подсудимый ранее отбывал наказание в виде лишения свободы и в его действиях имеется рецидив преступлений.

Оснований для применения ст. 64 УК РФ к наказанию, назначенному К.Д.Н., суд не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд

Признать К.Д.Н., ****, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ, и назначить ему наказание в виде исправительных работ сроком 6 (шесть) месяцев с удержанием из заработка 10 % в доход государства.

На основании ст. 79 ч. 7 УК РФ К.Д.Н. условно-досрочное освобождение отменить.

На основании ст. 70 УК РФ, п. «в» ч. 1 ст. 71 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания по апелляционному постановления Московского городского суда от 10 декабря 2015 года к наказанию, назначенному по настоящему приговору, окончательно назначить К.Д.Н. к отбытию наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Избрать в отношении К.Д.Н. меру пресечения в виде заключения под стражу. Ковригина Д.Н. взять под стражу в зале суда.

Срок отбывания наказания осужденному К.Д.Н. исчислять с 24 ноября 2017 года. В срок отбывания наказания зачесть период фактического задержания и содержания под стражей с 31 октября 2016 года по 23 ноября 2017 года.

Приговор по статье 139 УК РФ (Нарушение неприкосновенности жилища) может быть обжалован в апелляционном порядке в Перовский районный суд г. Москвы через судебный участок № 285 района Ивановское города Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Ст 139 ук рф приговор суда

Деятельность суда

Приемная суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

г. Ульяновск 20 апреля 2015 года

Ульяновский областной суд в составе:

председательствующего судьи Сенько С.В.,

с участием прокурора Скотаревой Г.А.,

осужденного Дунаева М.В.,

адвоката Савельевой И.В.,

потерпевшего М*** З.Р.,

при секретаре Застыловой С.В.

рассмотрел в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционным жалобам осужденного Дунаева М.В., его защитника адвоката Савельевой И.В., апелляционному представлению государственного обвинителя – помощника прокурора Цильнинского района Ульяновской области Лобанова Д.А. на приговор Ульяновского районного суда Ульяновской области от 19 февраля 2015 года, которым

ДУНАЕВ М*** В***, несудимый,

— по ч. 1 ст. 116 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ сроком 140 часов;

— по ч. 1 ст. 139 УК РФ к наказанию в виде обязательных работ сроком 130 часов;

— по п. «а» ч. 2 ст. 112 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года;

— по ч. 1 ст. 318 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 1 год 10 месяцев.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Дунаеву М.В. назначено наказание путем поглощения менее строгого наказания более строгим наказанием в виде лишения свободы сроком на 2 года с отбыванием в колонии-поселении.

Мера пресечения осужденному Дунаеву М.В. до вступления приговора в законную силу изменена на заключение под стражу с содержанием в ФКУ СИЗО № 1 УФСИН России по Ульяновской области, взят под стражу в зале суда. Срок наказания исчислен с 19 февраля 2015 года.

Постановлено взыскать с осужденного Дунаева М.В. компенсацию морального вреда: в пользу Ш*** С.В. — 30 000 рублей,

в пользу Ш*** И.В. — 100 000 рублей,

в пользу Б*** Г.М. — 90 000 рублей.

Постановлено взыскать с Дунаева М.В. процессуальные издержки: в связи с явкой к месту рассмотрения дела судом в пользу Ш*** С.В. и Ш*** И.В. — по 3 000 рублей 90 копеек каждому; в качестве недополученного заработка в пользу Ш*** С.В. — 2 903 рубля.

Решена судьба вещественных доказательств.

Доложив содержание обжалуемого приговора, существо апелляционных жалоб, апелляционного представления, возражений на представление, заслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

По приговору суда Дунаев М.В. признан виновным в умышленном причинении Ш*** С.В. иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ; в незаконном проникновении в жилище Ш*** С.В.; в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью двум лицам – Ш*** И.В., Б*** Г.М.; а также в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти М*** З.Р., в связи с исполнение последним своих должностных обязанностей.

Преступления совершенны 01 января, 23 мая 2014 года в с.Большое Нагаткино Цильнинского района Ульяновской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Лобанов Д.А. указывает на незаконность, несправедливость приговора, несоответствие его требованиям ст. 307 УПК РФ. По мнению автора представления, судом не дана полная оценка всем фактическим обстоятельствам дела, исследованным доказательствам, а потому необоснованно исключено из обвинения по ч.1 ст. 318 УК РФ причинение потерпевшему телесных повреждений в виде двух ссадин в области лопаток. В нарушение п.4 ст. 307 УПК РФ недостаточно полно мотивированы выводы при назначении наказания. Так не учтены характер и повышенная степень общественной опасности преступлений, вследствие чего назначено чрезмерно мягкое наказание как за каждое из преступлений, так и по совокупности преступлений, а также не признано в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Просит приговор отменить.

В апелляционных жалобах:

Осужденный Дунаев М.В. считает приговор незаконным, необоснованным. Выводы его, по мнению автора жалобы, не согласуются с собранными по делу доказательствами, отсутствует достаточный их анализ, не дано суждение о преимуществе одних доказательств перед другими. В приговоре искажены показания допрошенных в суде лиц: Ш***, Е*** Е.Ю., М*** З.Р. Так согласно протоколу судебного заседания М*** З.Р. показал об ударе его по левой ноге, в приговоре же судом отражено на нанесение удара по правой ноге. По эпизодам от 01 января 2014 года судом не установлен мотив совершения преступления, чем нарушены требования ст. 73 УПК РФ. Ш***, Е*** Е.Ю., Б*** Н.Ю. оговорили его из-за неприязни ввиду происшедшего между ним и Ш*** конфликта, спровоцированного потерпевшими. К преступлению в доме № *** по ул.Красноармейская он не причастен. Первоначально ни Ш*** И.В., ни Б*** Г.М. не показывали на него, как на лицо, причинившее вред их здоровью. Только после обращения Ш*** С.В. в полицию 02 января 2014 года, они стали изобличать его в совершении преступлений. Доказательством оговора его Ш*** С.В. в совершении преступлений являются её показания относительно проживания в доме № *** по ул.Красноармейская с.Большое Нагаткино, в то время как постоянно она проживает в г.Москве. Иные её родственники и Б*** Г.М. вынуждены поддерживать версию Ш*** С.В., дабы та не была привлечена к уголовной ответственности за заведомо ложный донос, а также с целью получения с него материального вознаграждения, что подтверждается заявленными ими исками. М*** З.Р. также оговорил его в совершении преступления от 23 мая 2014 года, в связи с профессиональной деятельностью адвоката. По мнению автора жалобы, решение суда об изменении меры пресечения до вступления приговора в законную силу на заключение под стражу противоречит действующему законодательству. Им (Дунаевым) не нарушалась мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, которая до 23 мая 2014 года ему не избиралась, состояние опьянения в указанный день не установлено, дело об административном правонарушении по ст. 20.21 КоАП РФ прекращено. Ссылка в приговоре на иные дела, расследуемые не в рамках данного уголовного дела, не могли служить основанием для изменения меры пресечения в виде заключения под стражу, т.к. на момент вынесения приговора предварительное расследование еще не завершено, он же не считает себя причастным к их совершению. Вывод о нарушении меры пресечения в ходе рассмотрения дела судом, а именно, его неявка в судебное заседание 16 февраля 2015 года без уважительных причин не согласуется с материалами дела. Поскольку неявка в суд была обусловлена обращением в медицинское учреждение, что следует из протокола судебного заседания. Полагает возможным обжалование решения о мере пресечения в сокращенные сроки, а не совместно с приговором, так как нарушает его права и свободы. Обращает внимание на вручение ему приговора через 5 суток после его провозглашения, чем нарушено право на защиту. Считает явно завышенным решение суда по искам о возмещении морального вреда потерпевшим. Просит отменить приговор, избранную в отношении него меру пресечения, а дело направить на новое судебное разбирательство.

В апелляционных жалобах защитник осужденного адвокат Савельева И.В. считает приговор несправедливым и незаконным, а выводы суда — противоречащими исследованным в судебном заседании доказательствам. По мнению автора жалобы, необоснованно приняты во внимание показания потерпевших Ш***, Е*** Е.Ю., имеющих основания для оговора Дунаева М.В. из-за возникшей к нему неприязни в результате происшедшего 01 января 2014 года конфликта. Доказательств совершения преступления в отношении Ш*** С.В. не имеется, поскольку очевидцев его не было, обвинение построено лишь на показаниях Ш***, не согласующихся с показаниями её подзащитного. Непричастность осужденного к преступлению, предусмотренному ст. 112 УК РФ, подтверждается протоколом принятия устного заявления о совершенном преступлении от Ш*** И.В., первоначальными объяснениями Ш*** И.В., Б*** Г.М. о нападении на них неизвестных лиц; показаниями Р*** А.В. об отсутствии Дунаева М.В. среди приехавших к дому потерпевших. Не опровергнуто алиби осужденного о его нахождении в момент нападения на лиц, находившихся в доме № *** по ул.Красноармейская, в ином месте, подтверждающееся распечаткой соединений его номера, зафиксировавшего нахождение абонента в ином населенном пункте. Показания находившихся в доме на ул.Красноармейская лиц, также непоследовательны и не согласуются между собой при описании пистолета, якобы имевшегося у Дунаева М.В., по обстоятельствам содеянного, по кругу лиц, находившихся на месте преступления, сокрытие от следствия и суда нахождение в доме несовершеннолетних За*** В.Ю., Б*** Д.Е., не наблюдавших ничего противозаконного. Не установлено оружие, которым причинен вред здоровью Ш*** И.В., Б*** Г.М., не дана оценка рапорту сотрудника полиции на л.д. 140 т.1 о проверке версии осужденного о непричастности к совершению преступления, датированному не имевшейся в календаре датой; не установлены обстоятельства встречи Дунаева М.В. с лицами, приезжавшими к дому потерпевших. Проведенные по делу судебно-медицинские экспертизы в отношении Ш*** И.В., Б*** Г.М. являются недопустимыми доказательствами, так как основаны только на визуальном осмотре пострадавших без исследования медицинских документов, без учета оценки проводимого лечения, наличия хронических заболеваний пациентов, повлиявших на длительность заживления их ран. Выводы первоначальной экспертизы перенесены в комиссионную судебно-медицинскую экспертизу с имевшимися в них ошибками, так приведена справка на имя Б*** Г.М. о наличии у него огнестрельного ранения левого бедра, в то время как экспертами указывается на ранение правого бедра, на повреждение в виде «черепа правого бедра». При этом в комиссионных судебно-медицинских экспертизах отсутствуют выводы о том, принято ли во внимание предыдущее заключение, по каким основаниям. В судебном заседании эксперт М*** А.З. показал о том, что на определение степени тяжести вреда здоровью не влияет вид оружия, что, по мнению защиты, является сомнительным.

Не согласна с осуждением Дунаева М.В. по ч.1 ст. 318 УК РФ, т.к. первоначально потерпевший составил в отношении него протокол об административном правонарушении, в настоящее время не заявил требований имущественного характера, не смог объяснить причину образования телесных повреждений в области лопаток, что свидетельствует о малозначительности содеянного. Защита полагает незаконным решение суда об изменении меры пресечения Дунаеву М.В. на заключение под стражу при вынесении приговора, противоречащим его ч.4 ст. 75.1 УИК РФ, ст. 108 УК РФ. Просит приговор отменить, направив дело новое судебное разбирательство.

В возражениях на апелляционное представление осужденный Дунаев М.В. выразил несогласие с доводами, содержащимися в указанном документе, и просил оставить их без удовлетворения.

В судебном заседании:

Осужденный Дунаев М.В. поддержал доводы апелляционных жалоб в полном объеме, дополнив о нарушении принципа состязательности при рассмотрении дела судом, предвзятом отношении к нему председательствующего по делу, о несоответствии выводов суда исследованным в судебном заседании доказательствам, оглашении показаний Х*** Р.Ю. при отсутствии установленных в законе оснований, с доводами представления не согласился.

Защитник Савельева И.В. также поддержала доводы апелляционных жалоб, не согласившись с доводами апелляционного представления.

Прокурор Скотарева Г.А. обосновала несостоятельность доводов апелляционных жалоб, поддержав доводы апелляционного представления, просила приговор суда отменить.

Потерпевший М*** З.Р. просил в удовлетворении жалоб отказать, согласившись с доводами апелляционного представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, представления, заслушав выступления осуждённого Дунаева М.В., его защитника адвоката Савельевой И.В., потерпевшего М*** З.Р., прокурора Скотаревой Г.А., суд апелляционной инстанции находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Дунаева М.В. в совершении преступлений в отношении Ш*** С.В., Ш*** И.В., Б*** Г.М., М*** З.Р. соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, подробно изложенных в приговоре суда.

Судом всесторонне проверялись все доводы, приведенные осужденным в свою защиту. Утверждения Дунаева М.В. о том, что, защищаясь от нападения Ш*** С.В., Ш*** И.В., в подъезде дома № *** по ул.Молодежная вынужден был столкнуть последних с лестницы, о непричастности к причинению вреда здоровью Ш*** И.В., Б*** Г.М., об отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 318 УК РФ, являлись предметом тщательной проверки в ходе судебного разбирательства и обоснованно признаны несостоятельными.

То, что Дунаев М.В. толкнул рукой по плечу Ш*** С.В., нанес ей удар ногой по телу, повлекший её падение с лестницы, с причинением физической боли, а также его приезд через некоторое время в компании с неустановленными лицами на двух автомобилях на улицу Красноармейская с.Большое Нагаткино, причинение в пристройке к жилому дому № *** Б*** Г.М., Ш*** И.В. средней тяжести вреда здоровью путем выстрелов из неустановленного оружия, подтверждается следующими доказательствами.

Показаниями потерпевшей Ш*** С.В. о происшедшем 01 января 2014 года у дома № *** по ул.Молодежная между ней и Дунаевым М.В. конфликте, в ходе которого последний нецензурно выражался, на сделанное замечание, находясь с ней в подъезде дома, толкнул её в плечо. Услышав порицание со стороны Ш*** И.В., осужденный, поднимавшийся по лестнице, пнул её, в результате чего она (Ш*** С.В.) упала с лестницы, ударившись головой о стену, после чего с мужем вышли из подъезда, услышав угрозы расправой в свой адрес. Через небольшой промежуток времени в дом № *** по ул.Красноармейская, где она находилась с семьей, на двух автомобилях приехал Дунаев М.В. в компании с незнакомыми молодыми людьми, в недостроенном пристрое напал на Ш*** И.В., Б*** Г.М., избил их, а также произвел несколько выстрелов из пистолета, причинив ранения.

Показаниями Ш*** И.В. об ударе Дунаевым М.В. ногой в подъезде его супругу Ш*** С.В., падении той с лестницы, ударе головой о стену, уходе их с женой в частный дом, куда вскоре пришел Р*** А.В., предупредивший о возможных негативных последствиях. Непосредственно после этого, он и Б*** Г.М. были избиты приехавшими к дому незнакомыми парнями, в том числе Дунаевым М.В., последний также несколько раз выстрелил в них из пистолета, причинив огнестрельные ранения.

Показаниями Бикуллова Г.М. о своем нахождении в гостях Ш*** в частном доме, приходе туда Р*** А.В., предупредившего Ш*** И.В. о какой-то опасности. После чего к дому подбежала толпа молодых людей, среди которых был ранее незнакомый ему Дунаев М.В., ударивший его (Б***) кулаком по лицу и выстреливший в ногу, а также совершивший еще не менее 3 выстрелов. После ухода обидчиков заметил лежавшего в сенях Ш*** И.В. с телесными повреждениями.

Вопреки доводам защиты оснований для оговора Дунаева М.В. никто из потерпевших не имел, поскольку до случившегося Б*** М.В., Ш*** И.В., Ш*** С.В. не были с ним знакомы. Не свидетельствует об оговоре указание Ш*** С.В. в заявлении о привлечении к уголовной ответственности местом проживания — с.Большое Нагаткино, в то время как фактически она проживает в г.Москва. Их показания по фактическим обстоятельствам дела в целом являются последовательными, подтверждены при проверке показаний на месте, согласуются между собой, другими доказательствами.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, в подъезде дома № *** по ул.Молодежная квартиры расположены на двух этажах, соединенных между собой лестничными маршами (т.2 л.д. 4-8).

К*** А.Г. показал о встрече возле дома № *** по ул. Молодежная с Дунаевым М.В., от него исходил запах спиртного, там же видел Ш*** С.В., когда потерпевшая с осужденным зашли в подъезд, оттуда послышался шум.

Свидетель Е*** Е.Ю. показала, что возле дома произошел конфликт её матери Ш*** С.В. с Дунаевым М.В. в присутствии друга последнего Р*** А.В. Когда последние зашли в подъезд, то Дунаев М.В. ногой ударил мать по телу, сбив её с ног. После ухода Ш***, Дунаев М.В. приходил к ней в квартиру и требовал позвать Ш*** И.В., затем у дома он (осужденный) встречался с двумя мужчинами, кому-то звонил. Позднее, когда она находилась с родителями в доме на ул.Красноармейская, туда пришел Р*** А.В., вызвав для разговора отчима на крыльцо, с которым вышли мать и Б*** Г.М. Услышав шум, она выбежала в сени, где увидела нескольких мужчин, в том числе Дунаева М.В., направившего пистолет в сторону лежавшего на полу отчима, слышала выстрелы. Пулевые ранения были причинены Б*** Г.М. и Ш*** И.В.

Показания Ш***, Б*** Г.М., Е*** Е.Ю. о причинении пулевых ранений именно Дунаевым М.В. также согласуются с показаниями Б*** Н.Ю. о нападении на её мать — Ш*** С.В., отчима Ш*** И.В., их гостя — Б*** Г.М., группы молодых людей, приехавших к их дому на двух автомобилях с нечитаемыми номерными знаками, среди них был Дунаев М.В. Они избили Ш*** И.В., Б*** Г.В., а Дунаев М.В. стрелял в потерпевших из неустановленного оружия; приходе незадолго до случившегося к ним Р*** А.В., предупредившего об опасности, как поняли Ш***, исходившей от осужденного, затаившего на них обиду из-за дневного конфликта, в ходе которого последний столкнул мать с лестницы; с показаниями Б*** А.А., проснувшегося от шума, обнаружившего в сенях дома Ш*** И.В., Б*** Г.М. с пулевыми ранениями, сообщивших об их причинении Дунаевым М.В., приезжавшим в компании парней из-за обиды на Ш***; протоколом осмотра домовладения № *** по ул.Красноармейская, в недостроенных сенях обнаружены и изъяты 3 пули (т.1 л.д. 12-18).

Не порочит показания потерпевших, свидетелей Е*** Е.Ю., Б*** Н.Ю. несообщение органам предварительного расследования о нахождении в доме Б*** Д.Ю., З*** В.Ю. и объясняется несовершеннолетием указанных лиц. Последние были допрошены в судебном заседании, не оспаривая своё посещение Б***, сообщили о том, что не видели ничего необычного в доме потерпевших. Их показания обоснованно оценены судом критически, так как не согласуются с иными собранными по делу доказательствами.

Судом правильно вышеперечисленные показания свидетелей Е*** Е.Ю., Б*** Н.Ю., Б*** А.А. признаны достоверными, поскольку они согласуются между собой, а также с показаниями потерпевших, оснований для оговора Дунаева М.В. никто из них не имел. Расхождения в их показаниях относительно описания одежды осужденного в момент нападения, орудия преступления, месторасположения Ш*** И.В., Б*** Г.М., необнаружение предмета, из которого производились выстрелы в потерпевших, не являются значимыми и не влияют на существо дела. Так всеми ими цвет одежды Дунаева М.В. описан как темный, пистолет – похожий на травматический, месторасположение Ш*** С.В. в подъезде дома № *** по ул.Молодежная – на лестничном марше, ведущем на второй этаж, при этом Дунаев М.В. располагался на лестнице выше неё. Поэтому иные незначительные расхождения в их показаниях объясняются различным восприятием событий, прошествием времени к моменту допроса. Указание Е*** Е.Ю. на нанесение Дунаевым М.В. в подъезде дома удара ногой не только матери, но и Ш*** И.В., а также на заталкивание Б*** Г.М. из сеней в дом, обоснованно не приняты во внимание, как не согласующиеся с иными доказательствами по делу. Указанные неточности в её показаниях не свидетельствуют об оговоре свидетелем осужденного, так как оснований для этого Е*** Е.О. не имеет и не может расцениваться в качестве повода для оговора совершение Дунаевым М.В. преступлений в отношении её родственников.

Не усматривает суд апелляционной инстанций противоречий в показаниях потерпевших относительно указания о проживании в доме № *** по ул.Красноармейская по состоянию на 01 января 2014 года семьи Б***, данное обстоятельство Б*** Н.Ю., Б*** Г.М., Ш***, З*** В.Ю., Б*** Д.Ю., Р*** А.В. было подтверждено в судебном заседании. Поэтому их переезд после случившегося в иное жилое помещение, а также отсутствие регистрации по указанному адресу, не влияет на вывод суда.

Не свидетельствует об оговоре Дунаева М.В. отражение в протоколах принятия устного сообщения о преступлении от Ш*** И.В., Б*** Г.М. от 01 января 2014 года, в медицинской документации потерпевших, о нападении на них неизвестных лиц. Так из всех лиц, приехавших в дом потерпевших, была установлена личность только одного — Дунаева М.В., на которого все находившиеся в доме № *** по ул.Красноармейская присутствующие до возбуждения уголовного дела указали как на лицо, совершившее выстрелы в потерпевших, описав отличительные признаки (высокий рост, телосложение, светлый цвет волос). Они опровергают показания Дунаева М.В. об отсутствии у Ш*** И.В., Б*** Г.М., Е*** Е.Ю. возможности наблюдать за действиями стрелявшего в них лица из-за избиения их в указанный промежуток времени. Также отражение в заявление о привлечении Дунаева М.В. к уголовной ответственности потерпевшей Ш*** С.В. своего адреса проживании в доме № *** по ул.Красноармейская с.Большое Нагаткино не свидетельствует о ложности сведений, поскольку она является собственницей указанного домовладения.

Правильно не приняты во внимания доводы защиты о наличии у Дунаева М.В. алиби – возможном причинении им повреждений Ш*** С.В. при защите от её неправомерных действий по избиению осужденного в подъезде дома № *** по ул.Молодежная и своем нахождении в момент нападения на Ш*** И.В., Б*** М.Г. в ином месте.

Так показания Дунаева М.В. о нападении на него Ш***, нанесении ими ему множественных ударов в подъезде дома, повреждении при этом его свитера, а также избиении потерпевшими К*** А.Г., М*** Ю.В. не согласуются с показаниями Р*** А.В., М*** Ю.В., К*** А.Г. Так М*** Ю.В. не показывал об избиении Ш*** приятеля, либо кого-то из их компании, кроме того, он опроверг показания осужденного о приезде последнего в с.Большое Нагаткино вместе с Р*** А.В.

К*** А.Г. не подтвердил версию осужденного об избиении его (свидетеля) Ш***, показав, что не имел телесных повреждений после событий от 01 января 2014 года.

Р*** А.В. показал, что инициатором конфликта был именно осужденный, который возле подъезда дома № *** по ул.Молодежная нецензурно выражался в адрес Ш*** С.В., в подъезде никто из Ш*** их приятелю и его гостям ударов не наносил.

Более того, Р*** А.В. уточнил, что непосредственно после ухода из его квартиры Дунаева М.В., увидел возле дома незнакомых людей, приехавших на двух автомобилях, стучавшихся в квартиру потерпевших, из их разговора понял о надвигавшейся над Ш*** опасности, о которой и сообщил последним, придя в дом на ул. Красноармейская, куда следом за ним приехали и те люди. Соответственно в промежуток времени предшествующий приезду незнакомцев к его дому до приезда последних на ул.Красноармейская, он (Р***) не мог находиться в компании с Дунаевым М.В. ( в квартире последнего, в магазине с продавцом З*** О.Н.).

Не опровергают вышеизложенные показания Р*** А.В. сведения о телефонных соединениях У*** Е.В. (матери Р*** А.В.) с Дунаевым М.В. в 14-48 час., 14-52 час., 17-16 час., поскольку их разговоры произошли не в момент совершения преступления и объяснялись У*** Е.В. ведением диалога с Дунаевым М.В. по поводу долга последнего за ранее взятый в магазине товар, а не с сыном.

З*** О.Н. также не подтвердила версию осужденного о приходе к ней в магазин в период совершения преступления в отношении Ш***, Б*** Г.М., назвав иное время – около 12-00 часов.

Судом обоснованно отвергнуты показания Р*** А.В. об отсутствии осужденного среди нападавших на потерпевших, поскольку свидетель суду подтвердил свои опасения Дунаева М.В., в силу этого у него имелись основания не сообщать изобличающие последнего показания.

Вопреки доводам защиты показания С*** Л.Р. не свидетельствуют о нахождении Дунаева М.В. в момент совершения преступлений 01 января 2014 года у неё в гостях в г.Ульяновске, поскольку точного времени приезда к ней и супругу Х*** Р.Ю. осужденного не назвала, показав о периоде с 16 до 18 часов, нахождении у них около 3-х часов, не заметивших ничего необычного во внешности Дунаева М.В. Что также опровергает версию защиты о нанесении Ш*** С.В. осужденному повреждений в области лица, уха.

С целью проверки алиби осужденного судом были проанализированы данные детализации переговоров Дунаева М.В. с Х*** Р.Ю., места нахождения базовых станций абонентов, опровергающие показания Дунаева М.В. о невозможности его нахождения в месте совершения преступлений. Напротив, в указанный момент свидетель Х*** Р.Ю. сам не находился в г.Ульяновске, то есть не мог иметь встречу с осужденным (т.3 л.д. 36-38). В силу изложенного, не влияет на вывод суда рапорт, имеющийся на л.д. 140 т.1. Довод защиты о существенных погрешностях при определении места нахождения абонента по отношению к базовой станции ничем не подтвержден, поэтому не принимается во внимание судом апелляционной инстанции.

В то же время заслуживают внимание доводы Дунаева об исследовании показаний неявившегося в суд свидетеля Х*** Р.Ю., данных в ходе предварительного следствия, при отсутствии оснований, указанных в ст. 281 УПК РФ. Поэтому судом апелляционной инстанции исключается из приговора ссылка как на доказательство вины осужденного – показания Х*** Р.Ю.

В ходе обыска в жилище Дунаева М.В. не был обнаружен свитер, якобы поврежденный Ш***, что подтверждает надуманность показаний осужденного в данной части. А довод защиты о невыдаче его в связи с неисстребованием следователем, обоснованно не принят во внимание по мотивам, изложенным в приговоре. Не имеет значение для дела проведение следственного действия 20 мая 2014 года, в то время как постановление суда о разрешении данного действия вынесено значительно ранее — 12 марта 2014 года.

Показания потерпевших, свидетелей Е*** Е.Ю., Б*** А.А. о причинении Б*** Г.М., Ш*** И.В. пулевых ранений из предмета, похожего на пистолет, также согласуются с заключениями судебно-медицинских экспертиз, обнаруживших:

— у Ш*** И.В. слепое ранение мягких тканей задней поверхности левой голени с наличием инородного металлического тела (пули), размером 1,5 x 2см в конце раневого канала; ранения мягких тканей левой лопаточной области, каждое из которых получено от действия пулевого снаряда, причинившее средней тяжести вред здоровью по признаку длительное расстройство здоровья более 21 дня;

— у Б*** Г.М. рану мягких тканей наружной поверхности правого бедра в стадии формирования рубца, покрытую корочками округлой формы 1,5х1.0 см на фоне подкожного кровоизлияния, причинившую средний тяжести вред здоровью по признаку длительное расстройство здоровью более 21 дня; не исключается образование перечисленных повреждений от пулевого снаряда, при выстреле, возможно, из травматического оружия, 01 января 2014 года, а также при обстоятельствах, указанных потерпевшими.

Кроме того, причинение им повреждений из предмета, схожего с травматическим пистолетом, подтверждается заключением судебно-баллистической экспертизы, установившей, что три пули, изъятые в ходе осмотра места происшествия, и одна, извлеченная из тела Ш*** И.В., являются частями боеприпасов ограниченного поражения, а именно пулями патронов калибра 18,5×55мм для пистолетов типа «ОСА ПБ 4-2» и т.п. калибром 18,5 x 55 мм (т. 4 л.д. 80-82).

Судом тщательно проверены экспертные заключения, и они признаны допустимыми доказательствами, поскольку были даны квалифицированными экспертами, обладающими специальными познаниями в области судебной медицины, баллистики, криминалистики, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, допускающего назначение и проведение экспертиз до возбуждения уголовного дела (ст. 144 УПК РФ), что исключало возможность ознакомления стороны защиты с постановлениями об их назначении до проведения исследований.

В то же время, после возбуждения уголовного дела как Дунаев М.В., так и его защитник были ознакомлены с постановлениями о назначении экспертиз, экспертными заключениями, при этом каких-либо замечаний, либо ходатайств о назначении дополнительных, повторных экспертиз ими в ходе предварительного следствия не заявлялось.

Отражение в экспертном заключении судебно-баллистической экспертизы иного адреса медицинского учреждения, в котором произведено изъятие пули, не влияет на выводы эксперта, поскольку правильно указано наименование данного учреждения, что согласуется с материалами дела.

Не усматривает суд апелляционной инстанции нарушений уголовно-процессуального законодательства при получении предметов исследования для проведения судебно-баллистической экспертизы, а именно четырех пуль. Три из них обнаружены в ходе осмотра места происшествия – домовладения № *** по ул.Красноармейская с.Большое Нагаткино, а одна — выдана сотрудником ГУЗ Большенагаткинская ЦРБ дознавателю ОМВД России по Цильнинскому району, то есть лицу, проводившему проверку в порядке ст. 144 УПК РФ. Изъятие пули в лечебном учреждении проведено в присутствии понятых, оформлено соответствующим документом, содержащим все необходимые сведения о дате, месте, существе проводимого действия, подписанным всеми лицами, пуля опечатана и передана на исследование в первоначальной упаковке без повреждений. Поэтому не имеет значения для дела наименование документа об изъятии предмета, признанного впоследствии вещественным доказательством.

Вопреки доводам защиты, судебно-медицинскими экспертами были исследованы не только пострадавшие, но и медицинские документы, рентгенограммы, выводы экспертов научно обоснованны и не содержат каких-либо неясностей, в том числе относительно локализации, характера повреждений, степени их тяжести, а также механизма и времени образования. Ссылка в первичном заключении судебно-медицинской экспертизы потерпевшего Б*** Г.М. на справку ГУЗ «Большенагатскинская ЦРБ» от 01 января 2014 года о наличии огнестрельного ранения в области левого бедра, на рентгенограмму черепа правого бедра, свидетельствуют об исследовании экспертом указанных документов, представленных ему следователем, а отражение данных сведений в заключениях дополнительных экспертиз обусловлено использованием комиссией экспертов выводов эксперта М*** А.З., с которыми они согласились.

При этом указание в справке лечебного учреждения на ранение у Б*** Г.М. левого бедра, правильно расценено судом как описка, поскольку противоречит всем исследованным доказательствам, свидетельствующим о повреждении Б*** Г.М. правого бедра, что и отражено в экспертных заключениях. Суд апелляционной инстанции расценивает как описку в описательной части отражение в заключениях экспертов по потерпевшему Б*** Г.М. на исследование рентгенограммы черепа правого бедра, которая не повлекла недостоверность выводов экспертов.

Не подлежат удовлетворению доводы жалоб о неверном установлении экспертами степени тяжести вреда здоровья Ш*** И.В., Б*** Г.М.

В судебном заседании по ходатайству стороны защиты был допрошен эксперт М*** А.З., подтвердивший обоснованность сделанных им выводов по определению степени тяжести вреда здоровью потерпевших на основании Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 522 от 17 августа 2007 года и Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Министерством здравоохранения и социального развития РФ, с осмотром пострадавших, имевших к моменту проведения исследований посттравматические нарушения функций органов в виде ран, не заживших на протяжении более 21 дня, изучением их медицинской документации. Согласно п. 18 Медицинских критериев определение степени тяжести вреда здоровью человека зависит не от длительности лечения, а от продолжительности ограничения функций органов и (или) систем органов человека. Поэтому довод защиты о непринятии во внимание экспертом данных об отказе потерпевших от госпитализации, неясностью картины проводимого ими лечения, его неэффективностью ввиду хронических заболеваний, судом апелляционной инстанции во внимание не принимается.

Поэтому отсутствовали основания для назначения повторных судебно-медицинских экспертиз в суде первой, апелляционной инстанции.

Правильно судом установлено время совершения преступлений, мотивы принятого решения подробно изложены в приговоре.

Таким образом, состоявшийся между Дунаевым М.В. и Ш*** конфликт, после которого осужденный искал потерпевших, приход к последним Р*** А.В. с предостережением об опасности, последующий приезд к потерпевшим Дунаева М.В., причинившего им телесные повреждения, образуют цепь последовательных событий. Поэтому неустановление лиц, приезжавших совместно с Дунаевым М.В. в дом № *** по ул.Красноармейская, необнаружение орудия преступления, которым причинены пулевые ранения потерпевшим, а также необращение Ш*** С.В. в лечебное учреждение для медицинского освидетельствования непосредственно после случившегося, не опровергает вывод суда о виновности Дунаева М.В. в совершении вышеуказанных преступлений.

С учетом изложенного, показания Дунаева М.В. о непричастности к совершению преступлений в отношении Ш*** С.В., Б*** Г.М., Ш*** И.В., обоснованно расценены как способ защиты, а также не приняты во внимание показания В*** Т.И. – врача ГУЗ «Большенагатскинская ЦРБ» об обстоятельствах состоявшегося у неё разговора с потерпевшим Б*** Г.М.

Виновность Дунаева М.В. в совершении преступления от 23 мая 2014 года подтверждается совокупностью доказательств.

Показаниями участкового уполномоченного полиции ОМВД России по Цильнинскому району М*** З.Р. об оказании ему сопротивления Дунаевым М.В. при пресечении противоправных действий последнего по нарушению общественного порядка в подъезде жилого дома, а именно нецензурных высказываний в адрес сотрудников полиции, ударе его (М***) ногой по ноге, срыве погона.

Показания М*** З.Р. согласуются с показаниями С*** Ю.В., находившегося совместно с первым в форменной одежде сотрудника полиции, о том, что в его присутствии Дунаев М.В. отказался выполнять законные требования участкового уполномоченного полиции по пресечению хулиганства, пнул потерпевшего по ноге, сорвал погон.

Судом обоснованно критически оценены показания осужденного о противоправности действий полицейских, превышении ими своих полномочий по доставлению его в ОВД без законных оснований, избиении, обусловленные преследованием за профессиональную деятельность в качестве адвоката. Они опровергаются показаниями М*** Е.В., знакомой осужденного, вызвавшей сотрудников полиции в связи с нарушением её покоя Дунаевым М.В., громко стучавшегося в их квартиру, не реагировавшего на требования прекратить противоправные действия, пнувшего по ноге приехавшего по её вызову полицейского, сорвавшего погон с форменной одежды; с показаниями М*** Е.В. о нарушении Дунаевым М.В. общественного порядка, вызове ими сотрудников полиции, которые также долго не могли успокоить дебошира; с показаниями Ш*** Э.А. о продолжительном со стороны Дунаева М.В. нарушении общественного порядка в их подъезде, в том числе, в присутствии полицейских.

Факт совершения Дунаевым М.В. административного правонарушения в виде нарушения общественного порядка в подъезде жилого дома также подтверждается заявлением М*** М.В., постановлением о привлечении его к административной ответственности по ст. 20.1 КоАП РФ.

Довод защиты об оговоре его сотрудниками полиции в связи с совершением ими противоправных действий в отношении Дунаева М.В., преследовании его за профессиональную деятельность в качестве адвоката, опровергается показаниями А*** И.А., Б*** В.В. о приезде на ул. Заречная, д.*** по указанию оперативного дежурного по ОВД для оказания содействия Махмутову З.Р. В их присутствии Дунаев М.В., будучи у подъезда дома в состоянии опьянения, в наручниках, вел себя агрессивно, выражался нецензурно, угрожал расправой, на замечания не реагировал, со слов М*** З.Р., осужденный оказал ему сопротивление, сорвал погон.

М*** К.Р. показал, что, будучи дежурным в отделе полиции, направил на помощь М*** З.Р., С*** Ю.В. двух других сотрудников полиции.

Из показаний М*** Е.В., М*** М.В. следует, что в присутствии сотрудников полиции Дунаев М.В. причинял себе повреждения, падая на асфальт, привлекая тем самым внимание посторонних, при этом никто из сотрудников полиции ударов ему не наносил.

Поэтому обнаружение у Дунаева М.В. телесных повреждений объясняется самопричинением вреда здоровью.

Законность и обоснованность требований М*** З.Р., приехавшего совместно с С*** Ю.В. по вызову гражданки М*** М.В., в связи с нарушением общественного порядка гр.Дунаевым М.В. в подъезде жилого дома, о необходимости прекратить свои противоправные действия, были понятны и очевидны осужденному по вышеизложенным основаниям. М*** З.Р., С*** Ю.В. находились в форменном обмундировании, при исполнении должностных обязанностей, что подтверждается приказами о назначении потерпевшего на должность участкового уполномоченного полиции ОМВД РФ по Цильнинскому району, графиком дежурства, должностным регламентом (инструкцией) участкового уполномоченного полиции, обязывающим его предотвращать и пресекать преступления, административные правонарушения, пользоваться при этом правами сотрудника полиции; и другими документами.

Судом обоснованно критически оценены показания осужденного о противоправности действий полицейских, применивших к нему насилие, поскольку они опровергаются вышеприведенными показаниями свидетелей, не заинтересованных в исходе дела, а также в части своей неосведомленности относительно исполнения М*** З.Р. в указанный момент своих должностных обязанностей полицейского.

Показания М*** З.Р. о применении к нему насилия, кроме вышеперечисленных доказательств, подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы, обнаружившей у него ушиб, кровоподтек в области нижней трети правого бедра, ссадины в области обеих лопаток, полученные от воздействий тупого твердого предмета, могли образоваться 23 мая 2014 года (т.4 л.д. 157-158), справкой ГУЗ Большенагаткинская ЦРБ об осмотре М*** З.Р. врачом В*** Т.И. в 00 часов 15 минут 24 мая 2014 года, то есть непосредственно после случившегося, предъявившего жалобы на боли в том числе области нижней трети правого бедра, рекомендовано обратиться на консультацию в поликлинику (т.4 л.д. 152); протоколом осмотра места происшествия – подъезда дома № *** по ул.Заречная, в котором обнаружена сорванная пуговица ( т.2 л.д. 108-111). В силу изложенного, обоснованно показания В*** Т.И. в суде об отсутствии у М*** З.Р. повреждений на ноге оценены критически.

Вопреки доводам защиты оснований для оговора Дунаева М.В. потерпевший М*** З.Р., свидетели С*** Ю.В., М***, Ш*** Э.А., А*** И.А., Б*** В.В., М*** К.Р. не имеют. Непосредственно после случившегося потерпевший, свидетель С*** Ю.В. в рапортах отразили обстоятельства совершенного преступления. Не свидетельствует о заинтересованности М*** З.Р. в исходе дела, оговоре им осужденного, его особое отношение к свидетелю М*** М.В., составление характеристик на участников судопроизводства, а также исключение судом из обвинения Дунаева М.В. причинение ему повреждений в области спины, по изложенным выше основаниям.

Не порочит показания М*** З.Р. то обстоятельство, что погон при освидетельствовании потерпевшего в медицинском учреждении находился на месте, т.к. было дано убедительное объяснение каким образом пострадавший прикрепил его к рубашке после совершения преступления. Составление протокола о совершении Дунаевым М.В. административного правонарушения по ст. 19.3 КоАП РФ также не свидетельствует о недостоверности показаний М*** З.Р. в части применения к нему насилия, показавшего в суде апелляционной инстанции, что усматривал в действиях осужденного как состав административного правонарушения, так и состав преступления.

Из показаний потерпевшего, вышеперечисленных свидетелей следует, что, по их мнению, Дунаев М.В. находился в состоянии алкогольного опьянения, так как вел себя агрессивно, не реагировал на критику, не прекращал на протяжении длительного времени противоправные действия, а также от него исходил запах алкоголя. Чем и объясняется составление в отношении Дунаева М.В. протокола об административном правонарушении по ст.ст. 20.21 КоАП РФ. Прекращение производства по нему впоследующем объясняется, в том числе, отсутствием данных медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Дунаева М.В., а не дачей вышеперечисленными свидетелями, потерпевшим ложных показаний в этой части.

Верным является решение об исключения из обвинения осужденного причинение телесных повреждений в области спины М*** З.Р., ввиду отсутствия в показания последнего механизма их причинения. В то же время указанное обстоятельство не свидетельствует об оговоре М*** З.Р. Осужденного.

Совокупность приведенных доказательств опровергает версию защиты о неправомерности действий М*** З.Р., оговоре осужденного им, свидетелями и подтверждают применение Дунаевым М.В. в отношении полицейского насилия в виде удара ногой по ноге, срыве погона при исполнении тем своих служебных обязанностей. Не влияет на вывод возможное присутствие ли на месте происшествия иных лиц из числа сотрудников полиции, время написания М*** З.Р. заявления о привлечении Дунаева М.В. к уголовной ответственности, а также указание им в суде о нанесении удара по левой ноге, в то время как повреждение зафиксировано на правой ноге. По мнению суда апелляционной инстанции, неточное изложение потерпевшим показаний относительно локализации телесных повреждений на ноге не является существенным и объясняется прошествием времени с момента совершения преступления до судебного разбирательства. Вопреки доводам защиты существенных противоречий в показаниях всех допрошенных по данному преступлению свидетелей, потерпевшего не имеется.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, судом установлены правильно.

В судебном заседании все доказательства проверялись, устранялись противоречия в показаниях допрошенных лиц, выяснялся характер взаимоотношений между ними, в приговоре дан подробный анализ исследованным доказательствам, изложены причины, по которым приняты одни из них и отвергнуты другие. А отражение в судебном документе при изложении показаний М*** З.Р. на нанесение ему удара по правой ноге, в то время как им показывалось об ударе по левой ноге, расценивается судом апелляционной инстанции как описка, а не умышленное искажение действительности. Вопреки доводам осужденного показания иных допрошенных лиц в приговоре приведены полно и правильно. Таким образом, судебный документ соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ.

Исследовав вышеперечисленные, а также иные доказательства, содержание которых приведено в приговоре, суд проверил и оценил их с учетом требований ст. ст. 87 , 88 УПК РФ, сопоставил между собой и дал им надлежащую оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. С учетом внесенных судом апелляционной инстанции изменений совокупность доказательств является достаточной для разрешения дела и постановления обвинительного приговора.

Действия Дунаева М.В. правильно квалифицированы по преступлению в отношении Ш*** С.В. по ч. 1 ст. 116 УК РФ — совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ; в отношении Ш*** И.В., Б*** Г.М. по п. «а» ч. 2 ст. 112 УК РФ — умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекших последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшее длительное расстройство здоровья, совершенное в отношении двух лиц; в отношении М*** З.Р. по ч.1 ст. 318 УК РФ — применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им сво их должностных обязанностей.

При изложенных обстоятельствах выводы суда о виновности Дунаева М.В. в совершении трех преступлений являются правильными, обоснованными, а доводы защиты по существу сводятся к их переоценке и не являются основанием для отмены судебного решения.

Судебное разбирательство, вопреки доводам жалоб, представления, проведено всесторонне, полно и объективно. Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все доказательства были исследованы судом по инициативе сторон, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке, допросы велись сторонами, после чего судом задавались уточняющие вопросы.

Данные о наличии у судьи Булычева А.Р., постановившего обжалуемый приговор, неприязни к осужденному и личной заинтересованности в исходе дела, а также иных обстоятельствах, исключающих участие данного судьи в производстве по уголовному делу, предусмотренных ч. 1 ст. 61 УПК РФ, в материалах дела отсутствуют.

Доводы осужденного Дунаева М.В. о нарушениях при составлении протокола судебного заседания, о незаконности постановлений председательствующего судьи о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания являются необоснованными. Замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденным, были рассмотрены председательствующим судьей в соответствии со ст. 260 УПК РФ. Поэтому оснований для признания постановлений о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания незаконными, не установлено.

Приговор участникам процесса, в том числе осужденному, вручен в установленные законом сроки.

Данных, свидетельствующих о нарушении права Дунаева М.В. на защиту в ходе предварительного следствия, выразившихся в неполноте расследования, необоснованном отклонении его ходатайств, не установлено.

Суд апелляционной инстанции с учетом поведения Дунаева М.В. в суде, материалов дела признает его вменяемым, подлежащим уголовной ответственности.

Назначенное Дунаеву М.В. наказание в виде лишения свободы по ст. ст. 112, 318 УК РФ соответствует требованиям ст. 60 УК РФ, является справедливым, решение суда в этой части в полной мере мотивировано. Судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного, влияние наказания на исправление виновного, условия жизни его семьи, данные о личности, смягчающие наказание обстоятельства, отсутствие отягчающих обстоятельств.

Обоснованно не признано отягчающим обстоятельством совершение преступлений в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Мотивы принятого решения подробно изложены в приговоре и являются правильными.

Вывод суда о необходимости назначения Дунаеву М.В. наказания в виде реального лишения свободы, а, соответственно, и об отсутствии оснований для применения положений ст.ст. 64, 73 УК РФ, изменении категории преступлений, надлежащим образом мотивирован в приговоре, его правильность не вызывает сомнения у суда апелляционной инстанции.

Вопреки доводам защиты, решение суда о необходимости заключения осужденного под стражу в зале судебного заседания соответствует требованиям ст. 75.1 ч. 4 УИК РФ. При этом установлено, что в период действия меры процессуального принуждения в виде обязательства о явке Дунаев М.В., осведомленный о возбуждении в отношении него уголовного дела по трем преступлениям, вновь совершил преступление 23 мая 2014 года, а в период действия меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, в отношении него возбуждено еще одно уголовное дело — по ст. 318 УК РФ. Также Дунаев М.В. не явился в судебное заседание 16 февраля 2015 года. В представленных им в суд апелляционной инстанции медицинских документов отсутствуют сведения о невозможности участия в судебном заседании по состоянию здоровья.

В силу ст.ст. 389.2, 389.4 УПК РФ приговор обжалуется в течение 10 суток со дня его постановления приговора, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копий приговора. Сокращенных сроков для обжалования приговора в части меры пресечения действующим законодательством не предусмотрено. Поэтому доводы защиты в этой части также признаются несостоятельными.

Верно разрешены исковые требования Ш*** С.В., Ш*** И.В., Б*** Г.М. о возмещении морального вреда.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

С учетом характера нравственных страданий, которые перенесли потерпевших в результате причиненных им телесных повреждений, исходя из обстоятельств содеянного, материального положения осужденного, решение о размере компенсации морального вреда отвечает принципам разумности и справедливости, является соотносимой и соразмерной.

Верно решен вопрос о возмещении процессуальных издержек потерпевшим, с учетом требований ст.ст. 131, 132 УПК РФ. Оснований для освобождения Дунаева М.В. от их взыскания не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального, уголовного законов, иных законодательных актов, принципов судопроизводства, влекущих отмену приговора суда, в том числе по доводам апелляционных жалоб, апелляционного представления не имеется.

В то же время суд апелляционной инстанции полагает необходимым изменить приговор суда.

Признавая виновным Дунаевым М.В. по ч.1 ст. 139 УК РФ судом принят во внимание протокол осмотра места происшествия – дома № *** по ул.Красноармейская от 02 октября 2014 года, в то время как на момент совершения преступления 01 января 2014 года техническое состояние сеней было иным: часть строения представляла собой незавершенное строительством помещение, не обособленное от крыльца, а домовладение не имело непрерывного ограждения по периметру. Таким образом, сени представляли собой продолжение крыльца, поэтому в достаточной степени не отвечали примечанию к ст. 139 УК РФ. В силу изложенного, суд апелляционной инстанции считает, что достаточных доказательств, свидетельствующих об умысле Дунаева М.В. на нарушение конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища, не добыто. Поэтому он подлежит оправданию по ч.1 ст. 139 УК РФ ввиду отсутствия в его действиях состава преступления, с признанием за ним права на реабилитацию.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

П О С Т А Н О В И Л :

Приговор Ульяновского районного суда Ульяновской области от 19 февраля 2015 года в отношении Дунаева М*** В*** изменить.

Оправдать Дунаева М.В. по ч.1 ст. 139 УК РФ на основании п. 3 ч.2 ст. 302 УПК РФ, признав за ним право на реабилитацию в порядке ст.134 УПК РФ.

Исключить указание о назначении Дунаеву М.В. наказания по ч.1 ст. 139 УК РФ в виде 130 часов обязательных работ.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 116, п. «а» ч.2 ст. 112, ч.1 ст. 318 УК РФ, путем поглощения менее строгого наказания более строгим наказанием, окончательно Дунаеву М.В. назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года с отбыванием в колонии-поселении.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы, представление – без удовлетворения.