163 ук рф пленум

Верховным Судом РФ обновлены разъяснения по вопросам, возникающим при рассмотрении судами уголовных дел о вымогательстве

Так, отмечается, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного статьей 163 УК РФ («Вымогательство»), определяется направленностью посягательства на отношения собственности и иные имущественные отношения, а также на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы). При вымогательстве виновное лицо действует с умыслом на получение материальной выгоды для себя или иных лиц.

Потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец, но и другой фактический обладатель имущества (например, лицо, осуществляющее охрану имущества либо имеющее к нему доступ в силу служебных обязанностей или личных отношений), которому причинен физический, имущественный или моральный вред.

В случаях когда согласно предварительной договоренности между соучастниками вымогательства в соответствии с распределением ролей каждый из них совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону вымогательства (высказывает требование, либо выражает угрозу, либо применяет насилие), все они несут уголовную ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Если лицо осуществляет заранее обещанные передачу исполнителю преступления полученного в результате вымогательства имущества или оформление прав на него, то при отсутствии признаков участия в составе организованной группы его действия квалифицируются как пособничество по соответствующей части статьи 163 УК РФ и части 5 статьи 33 УК РФ.

Не образуют совокупности преступлений неоднократные требования под указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом или правом на имущество либо на получение материальной выгоды от совершения одного и того же действия имущественного характера. Как единое преступление квалифицируется и требование, направленное на периодическую передачу потерпевшим имущества (например, ежемесячную передачу определенной денежной суммы).

При рассмотрении уголовных дел о вымогательстве судам рекомендовано выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

В связи с принятием постановления признаны утратившими силу постановления Пленума Верховного Суда РФ от 04.05.1990 N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» и от 18.08.1992 N 10 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению законодательства об ответственности за вымогательство».

Разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по делам о вымогательстве (Волков К.А.)

Дата размещения статьи: 28.02.2017

Принятие Пленумом Верховного Суда РФ 17 декабря 2015 г. нового Постановления N 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)» знаменует собой очередной этап обобщения практики применения уголовного законодательства, имеющей конечной целью повышение эффективности правоприменения по делам о вымогательстве. Постановление пришло на смену разъяснению Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» , которое принималось еще в период действия УК РФ 1960 г. и давало разъяснения применительно к нормам уголовного закона, которые в значительной степени отличаются от современных уголовно-правовых предписаний. Так, в настоящее время уголовный закон не проводит отличий в уголовно-правовой оценке посягательств на собственность в зависимости от ее форм (государственного, кооперативного или общественного имущества и личного имущества); статья о вымогательстве (ст. 163 УК РФ) не содержит ряда квалифицированных видов посягательств, характерных для уголовного права советского периода (совершенное повторно либо особо опасным рецидивистом). Кроме того, принятие и последующая модернизация уголовного закона в отношении преступлений против собственности породили в следственной и судебной практике трудности правоприменения, требующие скорейшего разрешения.
———————————
Российская газета. 2015. 28 декабря.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (в ред. N 10 от 25 октября 1996 г.) // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ 1961 — 1993. М., 2000.

Нельзя также не обратить внимание на резкие разноплановые колебания в динамике количественных изменений рассматриваемой группы преступлений против собственности. Так, по официальным данным МВД России, за последние пять лет происходили процессы как резкого снижения, так и значительного роста количества вымогательств: в 2011 г. снижение на 10% (5915 преступлений), в 2012 — 2013 гг. увеличение соответственно на 1,3% (59809 преступлений) и 10,1% (до 6594); резкое снижение в 2014 г. на 31,4% (4541 преступление) и незначительное снижение на 6,3% в 2015 г. (4259 преступлений) . Возможной причиной такой нелогичной на первый взгляд криминологической динамики роста и снижения вымогательства явилось отсутствие современных разъяснений высшего судебного органа страны по вопросам квалификации вымогательства и отграничения от смежных преступлений.
———————————
Состояние преступности в Российской Федерации. URL: https://mvd.ru/folder/101762 (дата обращения: 4 мая 2016 г.).

Поэтому появление нового интерпретационного акта высшей судебной инстанции знаменует не только очередной виток обобщения судебной практики применения законодательства по делам о вымогательстве, но и, надеемся, будет способствовать повышению эффективности противодействия корыстным преступлениям против собственности.
В целом оценивая положительно новое разъяснение Пленума Верховного Суда РФ по вопросам уголовной ответственности за вымогательство (ст. 163 УК РФ), остановимся на наиболее значимых его положениях.
Обращает на себя внимание тот факт, что новая редакция Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56 дает более подробную характеристику предмета вымогательства, в который входит, как известно, не только чужое имущество, но и права на имущество и совершение других действий имущественного характера. Согласно п. 2 рассматриваемого Постановления «к предмету вымогательства по смыслу ст. 163 УК РФ относится, в частности, чужое (то есть не принадлежащее виновному на праве собственности) имущество, а именно вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права. Под правом на имущество, с передачей которого могут быть связаны требования при вымогательстве, в ст. 163 УК РФ понимается удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества».
В большинстве случаев в судебной практике по делам о вымогательстве встречаются требования о передаче чужого имущества. Так, по приговору Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 11 февраля 2008 г. К.И.А. осужден по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ за вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества потерпевшего К.М.Н. под угрозой применения насилия. Преступление совершено 25 января 2006 г. группой лиц по предварительному сговору совместно с А.Д.Н. и А.Н.Н., при изложенных в приговоре обстоятельствах. Согласно материалам уголовного дела, осужденные К.И.А., А.Д.Н. и А.Н.Н. в подъезде дома по месту жительства К.М.Н. требовали от последнего деньги в сумме 5000 рублей за то, что он торгует наркотиками, под угрозой применения насилия, передавая обрез из рук в руки .
———————————
Приговор Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 11 февраля 2008 г. в отношении К.И.А., А.Д.Н. и А.Н.Н. // Архив Центрального районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края.

Реже в судебной практике имеют место случаи, при которых в качестве предмета вымогательства выступает право на имущество. Например, по приговору Иркутского областного суда от 29 октября 2013 г. К. осужден за вымогательство, т.е. требование передачи права на чужое имущество, совершенное 27 декабря 2012 г. группой лиц по предварительному сговору с С., с применением насилия и причинения тяжкого вреда здоровью Б., при изложенных в приговоре обстоятельствах. Он же осужден также за убийство Б., совершенное группой лиц по предварительному сговору с С., сопряженное с вымогательством, при изложенных в приговоре обстоятельствах.
Как следует из материалов уголовного дела, в ходе распития спиртных напитков у К. возникла мысль попросить Б. переписать на его имя дом. После отказа Б. в выполнении преступных требований К. разозлился и стал совместно с С. избивать потерпевшего. После того как Б. упал, К. нанес не менее пяти ударов ножом в область груди потерпевшего. В ходе нанесения телесных повреждений С. предложил перерезать потерпевшему горло. К. передал С. нож, которым тот нанес удары в шею, причинив Б. смерть .
———————————
Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22 января 2014 г. N 66-АПУ13-83 в отношении К. и С. // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 10 мая 2016 г.).

К сожалению, Пленум Верховного Суда РФ уклонился от дачи разъяснений по вопросу квалификации требования передачи права на имущество, при котором оно выдвигается виновным в отношении имущества, находящегося в его совместной собственности (например, в случае раздела имущества супругов). Здесь может возникнуть вопрос о необходимости квалификации содеянного по ст. 330 УК РФ как самоуправства. Вместе с тем полагаем, что не всегда требование передачи права на имущество при разделе имущества будет свидетельствовать о составе ст. 163 УК РФ, поскольку со стороны виновного лица принадлежность указанного имущества может оспариваться. Представляется, что наличие состава вымогательства определяется только при условии очевидного характера неправомерности действий в отношении указанного имущества, при котором виновное лицо не имеет права на соответствующую долю имущества при возможном его разделе.
На наш взгляд, как вымогательство следует квалифицировать требование передачи права на имущество, выдвинутое виновным, в частности, при разделе имущества, находящегося в общей собственности (например, в тех случаях, когда у виновного лица отсутствовало право на указанное имущество при его разделе).
В п. 3 разъяснений Пленума Верховного Суда РФ раскрывается также понятие такого предмета преступления, как «действия имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве», к которым «относятся действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (в частности, производство работ или оказание услуг, являющихся возмездными в обычных условиях гражданского оборота; исполнение потерпевшим за виновного обязательств)». В связи с этим обратим внимание на то, что в число «действий имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве» не вошло требование, связанное с освобождением виновного от разного рода имущественных обязательств (например, прощение долга).
Весьма интересным видится анализ толкования признаков «крупный» и «особо крупный размер» применительно к вымогательству с учетом новых разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ. В частности, на этот счет сегодня имеется специальное разъяснение в п. 15 Постановления, согласно которому «вымогательство считается совершенным в крупном либо особо крупном размере, если требование направлено на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг, стоимость которых на момент предъявления требования превышает стоимость, указанную в п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ».
Безусловно, заслуживает одобрения идея четко указать, что понимается под вымогательством, совершенным в крупном или в особо крупном размере. Между тем юридический анализ ст. 163 УК РФ свидетельствует, что если к вымогательству в крупном размере (п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ) подход в толковании указанного признака будет единым независимо от вида предмета преступления, то по признаку «в целях получения имущества в особо крупном размере» складывается иная картина. Однако диспозиция п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за совершение вымогательства в целях получения только имущества в крупном размере. Исходя из этого вымогательство права на имущество или действий имущественного характера на сумму свыше одного миллиона рублей формально должно квалифицироваться по п. «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ.
Представляется, что иной подход к установлению ответственности за вымогательство на сумму свыше миллиона рублей в зависимости от предмета преступления абсолютно нелогичен и не соответствует теоретическим и законодательным критериям дифференциации общественной опасности применительно к преступлениям против собственности. Системный анализ уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за посягательства на собственность, показывает, что для подобной дифференциации уголовного закона нет оснований. Например, ст. ст. 159 и 165 УК РФ, так же как и ст. 163 УК РФ, содержат несколько предметов преступления (чужое имущество, право на имущество), вместе с тем применительно к толкованию признаков при совершении указанных преступлений в крупном и особо крупном размере в уголовном законе нет никаких отличий.
Здесь уместно указать на положения п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. N 56, в котором подчеркивается, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, определяется направленностью посягательства на отношения собственности и иные имущественные отношения, а также на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы). Исходя из этого, можно сделать вывод: указание в уголовном законе на то, что вымогательство на сумму свыше миллиона рублей возможно только в отношении чужого имущества (п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ), является очевидным законодательным дефектом. В связи с этим заслуживает поддержки идея установления единого подхода к определению степени общественной опасности с учетом законодательно дифференцированных сумм ущерба собственнику или иному законному владельцу имущества. Вместе с тем, по нашему глубокому убеждению, это необходимо делать путем внесения соответствующих изменений в уголовный закон. Поэтому в данном случае Верховный Суд РФ осуществил прямое нормотворчество, оказав влияние на преодоление законодательной ошибки посредством соответствующего прецедентного толкования .
———————————
Волков К.А., Тулиглович М.А. Новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве и процессы самоорганизации правоприменения // Российская юстиция. 2016. N 4. С. 42 — 44.

Перечень вопросов квалификации преступлений, связанных с новым разъяснением Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве, не является исчерпывающим. В то же время разъяснения Пленума Верховного Суда РФ помогают унифицировать судебную и следственную практику, предотвратить возможные ошибки в понимании и применении норм, предусматривающих уголовную ответственность за преступления против собственности, завершая тем самым процессы самоорганизации правоприменения до вмешательства в эту систему законодателя.

Литература

1. Волков К.А., Тулиглович М.А. Новые разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по делам о вымогательстве и процессы самоорганизации правоприменения // Российская юстиция. 2016. N 4. С. 42 — 44.

Пленум ВС: ущерб по делам о вымогательстве равен ущербу от кражи

Пленум ВС РФ принял постановление по делам о вымогательстве, которое заменит судам разъяснения 25-летней давности. В новом документе осталось немало положений, проверенных годами практики, но есть и принципиальные новшества. Например, размер крупного и особо крупного ущерба, причиненного действиями вымогателя, предложено определять так же, как и при совершении кражи.

Сегодня Пленум Верховного суда РФ принял постановление «О судебной практике по делам о вымогательстве». Его текст впервые был вынесен на обсуждение 10 декабря (см. «ВС разработал порядок разграничения вымогательства и похожих составов» и «ВС разъяснил, что считать «позорящими сведениями» при вымогательстве и как квалифицировать СМС-угрозы»), но неделю назад его не приняли из-за большого количества предложенных дополнений. Необходимость нового документа назрела давно, поскольку сейчас судьям, которые выносят приговоры по ст. 163 УК РФ, приходится учитывать разъяснения, данные Пленумом ВС 25 лет назад, еще по ст. 148 УК РСФСР. Между тем ежегодно российские суды привлекают к ответственности за вымогательство порядка 2500 человек. Редакционная комиссия внесла в документ небольшие, но важные исправления.

Угроза и требование

Вымогательство – преступление, состоящее из двух «компонентов»: требования и угрозы, которой оно сопровождается. Причем в п. 6 документа сказано, что ч. 1 ст. 163 УК РФ предполагает наличие угрозы применения любого насилия, в том числе угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Потерпевший такую угрозу должен воспринимать реально (это будут выяснять суды), и при оценке неважно, намерен вымогатель осуществить ее немедленно или в будущем. Угрозы могут быть разного рода – от причинения физического вреда потерпевшему или его близким до распространения порочащей его (или их) информации.

Отредактированным п. 2 конкретизирован предмет вымогательства. Им может быть чужое имущество: вещи, включая наличные и безналичные деньги, документарные и бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права. Тут же говорится о том, что такое «право на имущество», которое требует передать ему вымогатель. Это «удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества». Как объяснила докладчик, судья ВС Елена Пейсикова, аналогичная формулировка содержится в разъяснениях, данных Пленумом по делам о мошенничестве.

Объяснил ВС, что такое «другие действия имущественного характера», которые могут потребовать с потерпевшего. Они не связаны с непосредственной передачей имущественных прав, но все равно причиняют ущерб. Например, это могут быть требования о проведении на безвозмездной основе платных работ или оказания платных услуг, требования об исполнении потерпевшим за виновного имущественных обязательств и так далее.

В п. 7 постановления говорится, что вымогательство следует считать оконченным преступлением, когда до сведения потерпевшего доведены требования вымогателя, соединенные с угрозой. «Невыполнение потерпевшим данного требования не влияет на юридическую оценку содеянного как оконченного преступления», – уточняется в документе. Пейсикова во время предыдущего обсуждения документа уточняла, что это сообщение может быть высказанным как в устной форме, так и в письменной, например в письме (бумажном или электронном) или СМС-сообщении.

Кого считать потерпевшим?

После предыдущего обсуждения редакционная комиссия по требованию судей внесла в документ новый п. 4, в котором сказано, кто является потерпевшим в деле о вымогательстве. Им могут признать не только собственника или законного владельца, но и другого фактического обладателя имущества (например, лицо, осуществляющее охрану имущества либо имеющее к нему доступ в силу служебных обязанностей или личных отношений), которому причинен физический, имущественный или моральный вред.

Одно преступление или несколько?

У заместителя генерального прокурора РФ Сабира Кехлеров к проекту было лишь одно замечание. Он отметил, что в постановлении 25-летней давности есть пункт, разъясняющий, когда случаи вымогательства следует квалифицировать как повторно совершенное преступление, а когда – как длящееся, а в новом документе такие разъяснения отсутствуют.

Прислушавшись к мнению Генпрокуратуры, редакционная комиссия внесла в постановление п. 8, который не изменил сложившуюся практику. Если вымогатель не единожды требует от одних и тех же лиц передать ему одно и то же имущество (право на имущество) или выполнить одни и те же действия, приносящие материальную выгоду, преступление квалифицируется как единое и длящееся. То же самое относится и к требованиям, направленным на периодическую передачу потерпевшим вымогателю имущества (например, ежемесячную выплату ему определенной денежной суммы).

Размер ущерба как при краже

Постановлением конкретизированы случаи, когда вымогательство считается совершенным в крупном и особо крупном размере. В прежнем документе говорилось лишь о том, что при подсчитывании размера ущерба следует учитывать стоимость как похищенной, так и поврежденной (уничтоженной) вымогателем собственности. В новом предложено заимствовать определение «крупного» и «особо крупного» размера из п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ (кража). В первом случае стоимость имущества должна превышать 250 000 руб., во втором – 1 млн руб. Если стоимость имущества не указана в материалах дела, судам рекомендуется прибегать к помощи экспертов.

Если требования были правомерными

Отдельного внимания заслуживает п. 13 постановления, в котором говорится о ситуациях, когда требования передачи чужого имущества, имущественных прав или совершения других действий имущественного характера являются правомерными, но сопровождаются угрозами. ВС считает, что вымогательством данное преступление не является и ему необходима другая квалификация. «При наличии признаков состава иного преступления (например, угрозы убийством, самоуправства) содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ», – говорится в постановлении.

Разница в квалификации

Постановление рассказывает, как квалифицировать вымогательство, совершенное в совокупности с другими преступлениями, и отграничивает его от сходных составов. Здесь ВС сохранил примерно ту же позицию, что и в постановлении от 1990 года, с учетом изменений в законодательстве.

От грабежа (ст. 161 УК РФ) и разбоя (ст. 162 УК РФ) вымогательство, соединенное с насилием, отличает то, что вымогатель подкрепляет насильственными действиями угрозу, а при разбое и грабеже они являются средством завладения и удержания имущества. В случае, когда вымогательство связано с немедленным изъятием собственности потерпевшего, эти действия могут быть дополнительно квалифицированы как разбой или грабеж при реальной совокупности преступлений.

Вообще же при совершении вымогательства, связанного с насильственными действиями, дополнительная квалификация требуется лишь в случае смерти или убийства пострадавшего, остальные случаи уже предусмотрены ч. 2 и 3 ст. 163 УК РФ. Когда вымогатель избил потерпевшего или сделал потерпевшему больно, причинив здоровью легкий или средней тяжести вред, его действия квалифицируются по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ без дополнительной квалификации по ст. 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью), 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои) или 117 УК РФ (истязание). Если здоровью был нанесен тяжкий вред, следует применять п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ без допквалификации по ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). В случае смерти потерпевшего по неосторожности после причинения тяжкого вреда его здоровью содеянное следует расценивать как совокупность преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ. Вымогательство, сопряженное с убийством, также квалифицируется по совокупности п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При уничтожении или повреждении имущества потерпевшего, с нанесением значительного ущерба, эти деяния образуют совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 163 и 167 УК РФ (умышленное уничтожение или повреждение имущества). Распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство потерпевшего и (или) его близкого или подрывающих его (их) репутацию, сведений о частной жизни лица, разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 128.1, 137, 155 или 183 и ст. 163 УК РФ.

Точность формулировок

В постановлении ВС конкретизировал некоторые понятия, которыми оперирует ст. 163 УК РФ. Например, «близкими» потерпевшему людьми считаются не только те, что состоят с ним в свойстве, или лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги ему в силу сложившихся личных отношений, но и его родственники. «Сведения, позорящие потерпевшего или его близких», – информация, порочащая честь, достоинство или подрывающая репутацию (например, данные о совершении ими правонарушения, аморального поступка), неважно, соответствует она действительности или нет. К «иным сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких», ВС относит любые данные, составляющие охраняемую законом тайну.

Исполнители и пособники

Также Верховный суд объяснил, кого следует считать соисполнителем, а кого пособником, когда вымогательство совершено не одним лицом. Так, если участники преступления заранее договорились о распределении ролей (например, один высказывает требование, второй применяет насилие и так далее), то все они несут уголовную ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Если соучастник по договоренности передает вымогателю чужое имущество или помогает в его оформлении, он считается пособником, действия такого лица квалифицируются по ст. 163 УК РФ, со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ (если преступление совершено не в составе организованной группы).

С текстом постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о вымогательстве (ст. 163 УК РФ) можно ознакомиться по ссылке.

Новая практика разрешения дел о вымогательстве

В июне этого года УК РФ отметит свое двадцатилетие. Тем не менее за все время его действия не было принято ни одного акта высшего суда, разъясняющего порядок рассмотрения дел о вымогательстве, – суды были вынуждены руководствоваться постановлением, отсылающим к ранее действовавшему УК РСФСР 1960 года (Постановление Пленума ВС РФ от 4 мая 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве»; далее – Постановление № 3). В конце декабря 2015 года ВС РФ обобщил сложившуюся за прошедшие годы практику и актуализировал ее с учетом ныне действующих норм (Постановление Пленума ВС РФ от 17 декабря 2015 г. № 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (ст. 163 УК РФ)»; далее – Постановление № 56). Принятое в 1990 году постановление признано утратившим силу.

Может ли, по мнению Суда, охранник, имеющий доступ к имуществу, быть потерпевшим от этого преступления и как быть, если требование передать имущество является законным, но при этом, сопряженное с угрозой, оно полностью отвечает всем признакам вымогательства? Ранее действующее Постановление № 3 подобных разъяснений не давало. Рассмотрим, чем новые рекомендации ВС РФ отличаются от ранее действовавших и как судам предлагается разрешать эти вопросы.

Вымогательство – требование передать имущество или права на него либо совершить другие действия имущественного характера под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, а также под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред их правам или законным интересам (ч. 1 ст. 163 УК РФ). За совершение этого преступления виновному лицу грозит ответственность в том числе в виде лишения свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до 80 тыс. руб.

Закон также предусматривает повышенную ответственность при наличии квалифицирующих признаков – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, применение насилия или причинение тяжкого вреда здоровью, вымогательство в крупном или особо крупном размере (ч. 2-3 ст. 163 УК РФ). В этом случае самое суровое наказание может составлять 15 лет лишения свободы со штрафом 1 млн руб.

Что является предметом вымогательства?

Если в ранее действовавшем постановлении подробно предмет вымогательства не описывался (в различных фрагментах текста встречалось лишь общее упоминание об «имуществе» и «праве на имущество»), то в Постановлении № 56 предмету этого преступления уделено особое внимание (п. 2-3 Постановления № 56). Суд напомнил, что по смыслу закона к предмету вымогательства относится:

  • чужое, то есть не принадлежащее преступнику, имущество (вещи, наличные и безналичные денежные средства, ценные бумаги);
  • имущественные права, в том числе права требования и исключительные права. ВС РФ отдельно указал, что имущественными правами могут быть, например, удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества (например, доверенность на право управления и/или распоряжения имуществом или свидетельство о праве постоянного (бессрочного) пользования и др.);
  • другие действия имущественного характера, то есть действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав. К ним Суд отнес безвозмездное производство работ или оказание услуг потерпевшим в пользу вымогателя, а также исполнение потерпевшим за виновного определенных обязательств.
  • Тем самым, хотя данные разъяснения и не носят революционный характер, ВС РФ помог судам в вопросе толкования действующих норм, дав им необходимый ориентир в понимании предмета вымогательства и его составляющих – ранее судам приходилось самостоятельно решать этот вопрос.

    Кто может быть потерпевшим?

    Как уточнил ВС РФ, потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец имущества, но и другой его фактический обладатель, которому причинен физический, имущественный или моральный вред. В этом качестве может выступать, например, охранник или иное лицо, имеющее доступ к имуществу в силу своих служебных обязанностей или личных отношений – завхоз, бухгалтер и т. д. (п. 4 Постановления № 56).

    При этом УК РФ не разъясняет, кто считается близкими потерпевшего, распространением сведений о которых ему могут угрожать. Суд определяет круг близких людей максимально широко и уточняет, что к ним следует относить:

    • супруга (супругу);
    • близких родственников (родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек, внуков);
    • иных родственников;
    • лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим;
    • лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений (п. 5 Постановления № 56).
    • Утратившее силу постановление относило к числу близких потерпевшего лишь близких родственников и иных лиц, чьи жизнь, здоровье и благополучие ему дороги, а следовательно, обеспокоенность потерпевшего в отношении дальних родственников и лиц, состоящих с ним в свойстве, нужно было еще подтвердить. ВС РФ упростил жертвам вымогателей задачу.

      Как следует квалифицировать деяние, если требование преступника является законным?

      Нередко бывает и так, что человек требует передать ему имущество или право на него либо совершить другие действия имущественного характера по вполне законным основаниям. Это возможно, в частности, когда одно лицо выполнило свои обязательства по сделке и, например, передало денежные средства, а другое лицо уклоняется от своего обязательства по передаче имущества, оказанию услуги и т. д. Случается, что при этом свое требование просящий сопровождает угрозой или агрессивными действиями.

      Такие действия, по мнению ВС РФ, не влекут уголовную ответственность за вымогательство. При наличии признаков состава другого преступления, например, самоуправства (ст. 330 УК РФ) или угрозы убийством (ст. 119 УК РФ), Суд советует квалифицировать содеянное по соответствующей статье (п. 13 Постановления № 56). При этом самое суровое наказание за эти преступления мягче, чем аналогичные санкции за вымогательство. Так, при самоуправстве лицо не может быть привлечено к ответственности в виде лишения свободы, исключение составляют лишь применение лицом насилия или угроза его применения – в этом случае нарушитель может быть лишен свободы на срок до пяти лет. А за угрозу убийством максимальный срок лишения свободы составляет два года, хотя в настоящий момент Госдума приняла к рассмотрению законопроект 1 , которым предложено декриминализировать это преступление и предусмотреть за него не уголовную, а административную ответственность в виде ареста до 30 суток, или обязательных работ, или штрафа в размере 50 тыс. руб.

      Этот вывод особенно важен, поскольку в ранее действовавшем постановлении Пленума ВС РФ подобного уточнения не было.

      Константин Кудряшов, адвокат, член Адвокатской палаты г. Москвы:

      «Несмотря на то, что в опубликованном документе отсутствуют какие-либо радикальные нововведения – он скорее систематизирует наработанную за последние годы практику – считаю данное разъяснение ВС РФ важным. Это правило существовало на практике, но то, что Суд сформулировал его однозначно и недвусмысленно, позволит в будущем не оказаться на скамье подсудимых большому количеству людей, по сути, вымогателями не являющимися».

      Другие выводы

      ВС РФ отметил, что вымогательство по общему правилу предполагает наличие угрозы применения любого насилия, в том числе угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (п. 6 Постановления № 56). Важно, что такую угрозу потерпевший должен воспринимать как реальную и опасаться ее осуществления. При этом не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем. Некоторые юристы считают, что данное положение следует дополнить, указав критерии, которые позволят судить о реальности такой угрозы.

      Антон Матюшенко, президент Ассоциации честных адвокатов, член Международного Союза Адвокатов:

      «ВС РФ разъясняет, что угроза, которой сопровождается требование при вымогательстве, должна восприниматься потерпевшим как реальная, но не приводит примеров, когда угроза может восприниматься таковой, и не указывает критерии реальности. В этой ситуации возможен отказ в возбуждении уголовного дела и непризнание судами некоторых вымогательств преступлениями. Потерпевшие будут считать реальной каждую угрозу, тогда как сотрудники правоохранительных органов на практике соглашаются с этим только тогда, когда угроза подкрепляется демонстрацией оружия. Поэтому могут возникнуть случаи, когда потерпевший от вымогательства не сможет получить защиту от государства».

      Суд также уточняет, что к сведениям, позорящим потерпевшего или его близких, следует относить сведения, порочащие их честь, достоинство или подрывающие репутацию – это может быть, например, информация о совершении этими лицами правонарушения или аморального поступка. При этом совершенно неважно, соответствуют ли эти сведения действительности (п. 12 Постановления № 56). Появилось и еще одно важное уточнение – к сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, ВС РФ отнес данные, составляющие охраняемую законом тайну. Ранее действовавшие разъяснения не содержали уточнения ни о банковской, ни о коммерческой, ни о какой-либо другой тайне.

      Стоит также иметь в виду, что распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, незаконное распространение данных о частной жизни лица, разглашение тайны усыновления, а также охраняемых законом сведений образуют совокупность преступлений, предусмотренных как ст. 163 УК РФ, так и соответствующими нормами уголовного законодательства (ст. 128.1 («Клевета»), ст. 137 («Нарушение неприкосновенности частной жизни»), ст. 155 («Разглашение тайны усыновления (удочерения)») и ст. 183 («Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну») УК РФ).

      Решая вопрос об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, сопровождаемого насилием, ВС РФ рекомендовал судам учитывать следующее:

    • при грабеже и разбое насилие является средством завладения или удержания имущества, а при вымогательстве оно подкрепляет высказанную преступником угрозу;
    • при грабеже и разбое завладение имуществом происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, а при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем (п. 10 Постановления № 56).

    Вымогательство, добавил ВС РФ, является оконченным преступлением с того момента, когда соединенное с угрозой требование передать имущество или совершить иные действия имущественного характера доведено до сведения потерпевшего. И неважно, выполнил потерпевший данное требование или нет (п. 7 Постановления № 56).

    Оценивая Постановление № 56, юристы склонны приветствовать действия ВС РФ, отмечая как преемственность между ранее действовавшими и нынешними разъяснениями, так и подчеркивая важное значение нового документа.

    Андрей Комиссаров, адвокат, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры»:

    «Ряд правовых позиций, нашедших свое отражение в новом постановлении ВС РФ, в той или иной степени плавно перетек из старого постановления 1990 года. К таким, в частности, можно отнести положение о неоднократных требованиях передачи одного и того же имущества, которые не образуют совокупности преступлений (п. 3а Постановления № 3, п. 8 Постановления № 56), вопросы отграничения грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием (п. 2 Постановления № 3, п. 10 Постановления № 56) и др.

    Однако данное постановление полезно именно с точки зрения определения и конкретизации ВС РФ некоторых понятий, таких как «право на имущество», «другие действия имущественного характера», «потерпевший», «близкие потерпевшего», «иные сведения, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких» и т. д.».

    «В ранее действовавших разъяснениях нет некоторых понятий, использованных Судом в Постановлении № 56, поскольку в то время просто не существовало, например определений коммерческой, налоговой тайны и т. п.», – добавляет Константин Кудряшов. «Новое постановление безусловно полезно уже только потому, что принято во время действующего сегодня УК РФ», – заключает Антон Матюшенко.

    Таким образом, Постановление № 56 стало важным шагом на пути совершенствования правоприментельной практики – в нем ВС РФ не только актуализировал рекомендации по рассмотрению дел о вымогательстве, приведя их в соответствие с действующим законодательством, но и существенно уточнил ряд важных практических вопросов, ответы на которые ни в УК РФ, ни в Постановлении № 3 закреплены не были, – начиная с уточнения и расширения круга близких людей, распространением сведений о которых может угрожать вымогатель (п. 5 Постановления № 56), и заканчивая включением банковской, коммерческой и иной тайны в перечень сведений, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего (п. 12 Постановления № 56).