Ст 193 ук рф судебная практика

Оглавление:

Статья 193. Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации

СТ 193 УК РФ.

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

1.1. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, —

б) организованной группой;

в) с использованием заведомо подложного документа;

г) с использованием юридического лица, созданного для совершения одного или нескольких преступлений, связанных с проведением финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, —

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если сумма незачисленных или невозвращенных денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации по однократно либо по неоднократно в течение одного года проведенным валютным операциям превышает девять миллионов рублей, а в особо крупном размере — сорок пять миллионов рублей.

Комментарий к Ст. 193 Уголовного кодекса

1. Объективная сторона описывается через отсылку к нарушениям требований валютного законодательства о репатриации денежных средств (см. ст. 19 — 20 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»). Порядок реализации указанных в Законе требований устанавливается подзаконными нормативными правовыми актами.

Обязательным условием наступления уголовной ответственности является крупный размер нерепатриированных денежных средств (примечание к статье).

2. Квалифицирующий признак использования заведомо подложного документа (п. «в» ч. 2) предполагает при наличии к тому оснований квалификацию по совокупности со ст. 327 УК (применимы разъяснения, содержащиеся в п. 6 — 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

3. Преступление будет считаться оконченным с момента истечения срока, установленного для возврата средств в иностранной валюте из-за границы.

4. Субъект преступления специальный — руководитель организации. Индивидуальные предприниматели, несмотря на то что они вправе осуществлять экспортно-импортные операции, в силу прямого указания уголовного закона не могут быть субъектами этого преступления.

Юридический Форум

Адвоката Студенецкого

Судебная практика к ст. 193 УК РФ

Очень нужна судебная практика к ст. 193 УК РФ («Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте»).
Я понимаю, что эта статья практически не действует, но все же. Хоть какие-то реальные дела. «Прочесала» вдоль и поперек весь сайт ВС РФ — пусто. Нашла только 3 упоминания, что «такой-то тогда-то был осужден по ст. 193 УК РФ», а конкретных дел, с фактами, нет!

Помогите, кто знает что-нибудь по этой теме.

Заранее огромное спасибо.

Зарегистрирован: 25.02.2007
Сообщения: 4
Откуда: Москва

Вопрос: образует ли состав преступления по ст. 193 УК РФ перевод иностранной валюты в Россию, но не на счет в уполномоченном банке?

Я считаю так: ст. 193 УК предусматривает уголовную ответственность лица за «невозвращение из-за границы средств с иностранной валюте, подлежащих в соответствии с законодательст-вом РФ обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк РФ». Исходя из строгой трактовки этого текста, можно заключить, что криминализировано не собственно незачисление инвалютных средств на счет в уполномоченный банк, а незачисление, сопряженное с непереводом этих средств из-за границы. Однако именно незачисление инвалютных средств на счет в уполномоченный банк является тем основным фактором, который и позволяет судить о наличии в деянии лица состава преступления. Об этом свидетельствует и текст подп. 1 п. 1 ст. 19 ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»:
«При осуществлении внешнеторговой деятельности резиденты, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, обязаны в сроки, предусмотренные внешнеторговыми договорами (контрактами), обеспечить:
1) получение от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты . причитающейся в соответствии с условиями указанных договоров (контрактов) за переданные нерезидентам товары, вы-полненные для них работы, оказанные им услуги, переданные им информацию и резуль-таты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них».

Поэтому (мое мнение):
если подлежащие перечислению средства возвращены в Россию, но не зачислены на соответствующий счет в уполномоченном банке (при экспортной операции), то состав преступления по ст. 193 УК в действиях лица ЕСТЬ.

Или я ошибаюсь? И состава преступления по ст. 193 УК в данном случае нет.

Топорный контроль и топорная ответственность: как выглядит судебная практика по валютным составам

Эксперты «Пепеляев Групп» проанализировали «валютные» уголовные дела, напомнили, для чего вводилась уголовная ответственность за нарушения валютного законодательства, изучили, как суды трактуют на практике ст. 193 и 193.1 Уголовного кодекса РФ, и предложили, как можно усовершенствовать составы.

Иван Хаменушко, старший партнер «Пепеляев Групп», кандидат юридических наук, доцент кафедры финансового права юридического факультета МГУ

Бус М. А., младший юрист «Пепеляев Групп»

Статистика Судебного департамента при Верховном Суде РФ не раскрывает цифр по рассматриваемым в судах уголовным делам по ст. 193 и 193.1 УК РФ. Количество таких дел скрыто в более общей категории «преступления в сфере экономики» (объединены составы по 30 статьям УК РФ). Всего в 2015 году дел этой категории оказалось 5031. Мы провели поиск «валютных» уголовных дел по открытым источникам. Результат – единичные решения судов, но они весьма показательны. Но для чего вообще нужна уголовная ответственность за нарушения валютного законодательства и как подходят к этим делам на практике?

Почему в Уголовном кодексе РФ существуют две валютных статьи

Самое существенное из сохранившихся валютных ограничений в валютном законодательстве – правило репатриации валюты по внешнеэкономическим операциям (ст. 19 Федерального закона № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»). Логично предположить, что ст. 193 УК РФ адресована экспортерам, чтобы у них не возникало соблазна спрятать валютную выручку за рубежом. А ст. 193.1 УК РФ направлена против вывода валюты за рубеж под видом оплаты импортных товаров, которые не будут получены.

Но это не совсем так.

Ст. 193 УК РФ более универсальная, она охватывает все случаи нарушения правил репатриации – и при экспорте, и при импорте. Составы, предусмотренные ст. 193.1 УК РФ, более специализированы. Квалифицировать деяние по ст. 193.1 УК РФ следует тогда, когда имеет место лжеимпорт, совершенный по заведомо подложным документам.

Работоспособна ли ст. 193 УК РФ

Таким образом, уголовный закон препятствует вывозу капитала, совершаемому под видом непоступления платежей за экспортируемые товары, работы, услуги и т. п. либо платежей за товары, которые не будут ввезены. Именно как противодействие вывозу капитала понимает цель ст. 193 УК РФ законодатель:

Когда принимался Федеральный закон от 28.06.2013 № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям», уточнявший положения ст. 193 и вводивший ст. 193.1 УК РФ, в пояснительной записке цель была указана именно как «эффективное противодействие незаконному вывозу капитала за границу».

Однако проблема в том, что вывоз капитала давно разрешен, ст. 7 и 8 Закона о валютном регулировании, содержавшие ограничения на операции движения капитала, давно отменены. Движение капитала как таковое, при всем его значительном влиянии на платежный баланс, больше не воспринимается как опасное с точки зрения валютной политики государства. Похоже, что прежнего объекта преступного посягательства больше нет.

Возможно, общественная опасность деяния кроется не в вывозе капитала как таковом, а в чем-то другом.

Предположим, что проблема кроется в нелегальном характере вывоза капитала. По какой-то причине вдруг экспортер решает, что легальный способ вывоза заработанных средств (вклад в уставный капитал зарубежной компании, покупка зарубежных ценных бумаг, перевод на счет в зарубежном банке и т. п.) ему не подходит и вместо этого предпочитает лишиться выручки? А импортер видит лучший способ разбогатеть в том, чтобы заплатить поставщику, а о товаре забыть?

Повторимся, что вывоз капитала в обход действующих правил валютного регулирования не является самоцелью постольку, поскольку эти правила отменены, обходить нечего. Когда действовал запрет на вывоз капитала, такая цель у нарушителей закона могла быть. Более того, когда действовало правило обязательной продажи валютной выручки – ущерб для государства действительно возникал (прямо или косвенно, в зависимости от того, какой период мы стали бы рассматривать – продажа выручки непосредственно в резерв или продажа выручки на валютном рынке). Репатриация без взаимосвязанных с ней ограничений повисла в воздухе.

Здравый смысл подсказывает, что ситуации неполучения выручки экспортерами делятся на две принципиально различные категории:

1. неисправность должника;

2. умышленное создание ситуации, при которой причитающаяся экспортеру сумма остается за рубежом.

В ситуации неисправности должника меры уголовной репрессии не нужны – даже если имела место неосмотрительность экспортера, он уже наказан имущественными потерями от неплатежа. Рынок – лучший контролер.

Налоговые дела по «фирмам-однодневкам» привели к созданию стереотипного представления о том, что за непроявление должной осмотрительности всегда следует наказывать в публично-правовом порядке. Но это весьма спорное суждение. Если в налоговых делах под ним еще есть некоторая база (государство защищается от потерь бюджета, понуждая бизнес выявлять однодневки среди контрагентов), то в валютных делах ничего подобного нет. Государство разрешило вывозить капитал – значит, само по себе экономическое явление не опасно независимо от причин, по которым оно возникло.

Может быть, государство косвенным образом защищает экспортеров и импортеров, преследуя нарушителей контрактных обязательств? Явно нет, потому что наказывают пострадавшую сторону.

Можно предположить, что это своего рода проявление патернализма: государство полагает, что бизнесмены, если им не грозить расправой, не будут принимать мер к получению причитающихся им ценностей.

Пример 1приговор по делу № 1-193/2015 (Талицкий районный суд Свердловской области, 23.10.2015):

Б. Ф. А. являлся директором ООО «Агрофирма «Сельхозпродукт». Между этим лицом и контрагентом (нерезидентом) был заключен внешнеторговый контракт, предусматривающий поставку железнодорожным транспортом за границу РФ в адрес нерезидента товаров – пиломатериалов обрезных хвойных пород (сосна, ель) объемом 10 000 м³ на общую сумму 54 000 000 рублей.

Была произведена первоначальная поставка товаров на общую сумму 33 782 616 рублей. Контрагентом был произведен перевод денежных средств в размере 9 432 500 рублей на открытый в рамках паспорта сделки расчетный счет в банке «Россельхозбанк». Остальные денежные средства в размере 24 350 116 рублей в сроки, предусмотренные указанным контрактом (180 календарных дней), не поступили.

Суд считает, что Б. Ф. А. не выполнил обязанности, предусмотренной п. 1 ч. 1 ст. 19 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле», не выполнив в должном объеме мер, направленных на воздействие на контрагента в целях возврата денежных средств. Суд считает, что Б. Ф. А. умышленно преступно бездействовал, хотя должен был провести претензионную работу, предусмотренную условиями вышеуказанного контракта, а в случае исчерпания такой возможности обратиться в Арбитражный суд Российской Федерации. Вместо этого было заключено дополнительное соглашение о продлении срока оплаты по внешнеторговому контракту.

Подсудимый признал свою вину в полном объеме, согласился на рассмотрение уголовного дела в отношении него в особом порядке судебного разбирательства. С учетом данных о личности подсудимого, характера и обстоятельств совершенного преступления подсудимому как лицу ранее не судимому, совершившему преступление небольшой тяжести, при наличии смягчающих наказание обстоятельств и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств было назначено наказание, не связанное с лишением свободы в виде штрафа (200 000 рублей). На основании акта ГД РФ об амнистии в связи с 70-летием Победы в ВОВ подсудимого освободили от назначенного наказания, сняли с него судимость.

Выходит, лицо было наказано (правда, амнистировано) за то, что пыталось договориться с контрагентом о платеже, продлевало срок оплаты и тем самым совершило преступление. Какая-либо иная подоплека этого дела, кроме неисправности должника, по нашему мнению, здесь не просматривается – частично платеж был получен, реальность операций не оспаривается.

Вторая категория ситуаций – умышленное создание ситуации, при которой причитающаяся экспортеру сумма остается за рубежом – действительно указывает на признаки общественно-опасных деяний. Это ситуации, когда доказано, что по неким «необъяснимым» причинам платеж экспортера заведомо не предполагался к получению. По идее, ст. 193 УК РФ именно на эти ситуации и нацелена. Достигает ли она результата?

Пример 2 – приговор по делу № 92704 (Канский городской суд Красноярского края, 21.01.2015):

П. Л. И. как директор ООО ЭК «Виктория» по двум внешнеторговым контрактам обеспечила экспорт лесоматериалов. При этом по первому контракту на сумму 2 951 875,21 долларов США на счет ООО ЭК «Виктория» в уполномоченный банк от нерезидента поступило 2 535 201,00 долларов США, отрицательное сальдо расчетов составляет 416 674,21 долларов США. По второму контракту на сумму 528 609,33 долларов США на счет ООО ЭК «Виктория» в уполномоченный банк от нерезидента поступило 119 971,00 долларов США, отрицательное сальдо расчетов составляет 408 638,33 долларов США. В результате не были зачислены денежные средства в иностранной валюте в сумме 825 312,54 долларов США, что составляет 28 831 269,01 рубля по курсу Центрального банка России на дату, следующую за окончанием срока оплаты за переданный товар по вышеуказанным контрактам, что является крупным размером.

Суд установил, что у подсудимой возник преступный умысел, направленный на уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте из-за желания получить общее покровительство и попустительство по службе со стороны учредителей предприятия.

Суд признал П. Л. И. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 193 УК РФ, и назначил ей наказание с применением ст. 64 УК РФ (ниже низшего предела) в виде штрафа в размере 25 000 рублей.

Ситуация похожа на предыдущую – та же реальность операций, то же частичное получение выручки, но в ней есть принципиальное отличие: по сути суд установил, что хозяева предприятия были рады потере выручки, то есть действовали как будто вопреки здравому смыслу и деловой логике. Ведь наказанное лицо действовало, «желая получить их покровительство».

Значит, нарушение правил репатриации было лишь способом совершения какого-то другого деяния. Но какого? Вряд ли это неуплата налогов с организации, т. к. налоги платятся по начислению, а не по кассовому поступлению средств. Больше похоже на неуплату налогов физическими лицами (сумма, причитавшаяся предприятию, гипотетически могла поступить в распоряжение физических лиц – учредителей, но это все область догадок). Принесла ли ст. 193 УК РФ в этом примере пользу охраняемым законом интересам? По нашему мнению, нет. Наказан «стрелочник» за действие, само по себе не причинившее ущерба государству. А правоохранительные органы, насколько можно судить по открытым источникам, на этом остановились: формально результат есть, дело раскрыто.

Ст. 193 УК РФ в условиях отмены большинства валютных ограничений перестает защищать охраняемые законом интересы государства в валютной сфере, она утратила свой непосредственный предмет воздействия. С точки зрения противодействия иным преступным деяниям она не столько полезна, сколько вредна, т. к. позволяет правоохранительным органам отчитаться о раскрытии дела, остановившись на самом интересном месте.

Для импортеров возникает тот же дуализм ситуаций: либо неисправность должника, либо заведомый лжеимпорт. На долю ст. 193 УК РФ остаются именно безобидные дела хозяйственников, которым не повезло с контрагентом, которых и наказывать в уголовном порядке вроде бы не за что. Потому что если доказано, что должностные лица заведомо знали, что реального импорта не будет, то их деяния квалифицируются по ст. 193.1 УК РФ.

Впрочем, представить ситуацию, в которой умысел на лжеимпорт созрел по ходу сделки (перевели деньги за рубеж и только потом товар решили не получать, каким-то образом сговорившись с контрагентом) теоретически, наверное, можно. Логично было бы на такие ситуации распространить ст. 193.1 УК РФ.

Работоспособна ли ст. 193.1 УК РФ

Может быть, есть особый предмет преступного посягательства, помимо нарушения правил репатриации? Ведь уголовная ответственность по ст. 193.1 УК РФ наступает в случае перечисления средств нерезидентам по подложным документам, то есть таким, которые содержат содержащие «заведомо недостоверные сведения об основаниях, о целях и назначении перевода».

Пример 3 – приговор по делу № 1-44/2015 (Центральный районный суд г. Новосибирска, 20.04.2015):

У подсудимой Н. Н. Н. совместно с неустановленными лицами в августе 2013 года возник умысел на совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 193.1 УК РФ.

Н. Н. Н. использовала свои полномочия директора коммерческой организации для открытия в банке рублевого счета, валютного счета в долларах США, а также транзитного счета в долларах США, которые были необходимы для незаконного перевода денежных средств в иностранной валюте на банковские счета нерезидентов с представлением в банк документов, связанных с проведением таких операций, содержащих заведомо недостоверные сведения об основаниях, о целях и назначении перевода. При этом роль неустановленных следствием лиц сводилась к изготовлению ряда контрактов с иностранными организациями содержащих заведомо недостоверные сведения об основаниях, о целях и назначении перевода, и представление денежных средств для незаконного перевода на банковские счета нерезидентов.

В рамках первого эпизода Н. Н. Н. собственноручно поставила свою подпись как директора организации и оттиск печати указанной организации на экземпляре внешнеторгового контракта на поставку товара (спортивные штаны, футболки мужские, брюки мужские, кроссовки мужские) на сумму 2 969 100 долларов США, что эквивалентно 94 553 958 рублей 60 коп. Указанный контракт очевидно для Н. Н. Н. содержал заведомо недостоверные сведения об основаниях, о целях и назначении перевода денежных средств в иностранной валюте на банковский счет нерезидента. При этом неустановленными лицами, состоящими в преступном сговоре с Н. Н. Н., был поставлен специально изготовленный для этой цели оттиск печати иностранной организации и подпись со стороны нерезидента, в качестве которого выступал контрагент по подложному договору. Позже подсудимой был представлен заполненный паспорт сделки. После чего, в соответствии с достигнутой преступной договоренностью, неустановленными лицами на рублевый счет начали зачисляться денежные средства, которые конвертировались в иностранную валюту (доллары США) и на основании незаконных распоряжений, поступавших от директора организации Н. Н. Н., переводились на валютный счет контрагента (нерезидента) по внешнеторговому контракту. Таким образом, всего осуществлено 8 незаконных переводов на сумму 2 201 357,42 долларов США, что в рублевом эквиваленте составляет 71 475 138,81 рублей. Поскольку контракт был фиктивным, то документы, подтверждающие ввоз товаров в РФ, в уполномоченный банк не предоставлялись, а перечисленные денежные средства не возвращались.

Второй эпизод носил аналогичный характер с тем отличием, что ущерб был крупным (а не особо крупным) и составил 14 508 275,16 рублей. Кроме того, по этому эпизоду удалось доказать участие группы лиц по предварительному сговору (преступление Н. Н. Н. совершала как директор другого юридического лица).

Суд признал Н. Н. Н. виновной в совершении преступлений: по первому эпизоду было назначен наказание по п. «а» ч. 3 ст. 193.1 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 5 лет без штрафа; по второму эпизоду – по п. «а, б» ч. 2 ст. 193.1 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 1 год 6 месяцев без штрафа. Путём частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет 1 месяц без штрафа. На основании постановления ГД ФС РФ 6-го созыва от 24.04.2015г. «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» от наказания Н. Н. Н. была освобождена, судимость снята.

Опять был наказан «стрелочник» – за действия, которые, несомненно, преследовали некую цель, которой желали достичь «неустановленные лица». Но что это была за цель? Почему люди не перевели деньги в зарубежный банк, что можно делать совершенно законным образом, а пошли на создание такой сложной схемы? Отмывание денег? Финансирование терроризма? Мошенничество и сопряженная с ним легализация полученных средств? Остается только строить догадки.

Как можно усовершенствовать составы ст. 193 и 193.1 УК РФ

Разумеется, нескольких судебных актов еще не дает оснований для вывода о необходимости декриминализовать деяния, предусмотренные ст. 193 и 193.1 УК РФ. Но есть два очевидных факта, которые мы постарались проиллюстрировать приведенными примерами:

1. В действующей системе мягкого валютного регулирования репатриация утратила свое материальное значение и служит исключительно целям формального контроля валютных операций, а не целям защиты платежного баланса РФ. В связи с этим требует переоценки подход, в силу которого нарушение правил репатриации обладает общественной опасностью.

2. Две «валютных» статьи, по нашему мнению, не позволяют каким-то косвенным образом достичь иных, значимых для уголовного права, целей. Нарушения валютного законодательства действительно зачастую являются способом совершения других преступлений. Но наказывать только за способ – значит, оставить безнаказанным подлинно преступное деяние.

Побочным результатом криминализации нарушений валютного законодательства становится то, что любые экспортеры и импортеры воспринимаются как потенциальные преступники и вынуждены доказывать свою невиновность.

Открытость экономики может быть использована и во благо, и во вред. Но следует ли из-за этого с подозрением относиться ко всем валютным операциям?

Возможный выход состоит в том, чтобы модифицировать ст. 193 и 193.1 УК РФ.

В ст. 193 УК РФ желательно сохранить составы, связанные с умышленным нарушением норм валютного законодательства, но вводить их в действие лишь на периоды временного восстановления жестких валютных ограничений – а именно, валютных ограничений на вывоз капитала. Когда забора нет – нельзя наказывать тех, кто обходит калитку.

Вопрос о ст. 193.1 УК РФ сложнее. Она не столько защищает отношения в валютной сфере, сколько осложняет жизнь лицам, совершающим другие преступления. Возможно, ее вообще не следует связывать с валютным законодательством. Но тогда предусмотренные ей деяния будут, по нашему мнению, поглощаться другими составами преступлений. Сохранение же самостоятельных составов, предусмотренных ст. 193.1 УК РФ, будет приводить к тем же негативным последствиям, которые отмечены выше.

Какая ответственность часто подстерегает бизнесменов?

Как показывает судебная практика, доступная в открытых источниках, сейчас все чаще встречаются уголовные дела по ст. 193 УК РФ Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации и ст. 193.1 УК РФ – Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ на счета нерезидентов с использованием подложных документов.

Что же это за составы такие. Попробуем разобраться подробнее.

Ст. 193 Уголовного кодекса Российской Федерации более универсальная, она «работает» при всех случаях нарушения правил репатриации, причем как при экспорте, так и при импорте.

Состав же, предусмотренный ст. 193.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, более специализирован. Квалифицировать деяние по ст. 193.1 УК РФ следует тогда, когда имеет место именно лже-импорт, совершенный именно по заведомо подложным документам.

Не смотря на то, что законный вывоз капитала все же в РФ давно разрешен, ведь статьи 7 и 8 Федерального Закона от 10.12.2003 г. № -178ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле», предусматривавшие ограничения по операциям, давно отменены, Уголовный кодекс РФ статьей 193.1 УК РФ запрещает именно незаконный вывод капитала за границу, именно по заведомо подложным документам.

Итак, за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 193.1 УК РФ — Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на банковские счета одного или нескольких нерезидентов с представлением кредитной организации, обладающей полномочиями агента валютного контроля, документов, связанных с проведением таких операций и содержащих заведомо недостоверные сведения об основаниях, о целях и назначении перевода — предусмотрен штраф от 200 000 рублей до 500 000 рублей либо лишение свободы на срок до трех лет.

Если речь идет о крупном размере (более 9 миллионов рублей в год, при чем не важно одномоментно, либо по частям), то уже предусмотрен штраф до 1 миллиона и лишение свободы на срок до пяти лет (ч. 2 ст. 193.1 УК РФ).

Если же речь идет об особо крупном размере (45 миллионов в год, не важно одномоментно, либо по частям) – предусмотрено уже лишение свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона (ч. 3 ст. 193.1 УК РФ).

Самый занимательный факт, который был выявлен при анализе судебной практики, складывающейся в первые годы после введения данной статьи в особенную часть УК РФ – это то, что большинство уголовных дел по данному составу чаще всего рассматривались судами в особом порядке. А это значит, что лицо, привлеченное к уголовной ответственности, все признает, тем самым ему гарантируется назначение наименьшего наказания. А он, в свою очередь, лишается возможности обжаловать приговор. «Раздавали» людям условные сроки и наименьшие штрафы. Так сказать: «И волки сыты, и овцы целы». Это говорит о том, что «на рассвете» данной правоприменительной практики ни сторона обвинения, ни сторона защиты особо не располагали полной информацией как же доказывать виновность или не виновность совершения данного вида преступления.

Проблема в том, что таким образом правоприменительная практика по данной статье закрепилась, и теперь уголовные дела с легкостью проходят все судебные инстанции, даже если обвиняемый оспаривает факт лже-импорта, а говорит о недобросовестности иностранного контрагента.

Вместе с тем, учитывая, что в рассматриваемом вопросе как минимум два лица (стороны внешнеторгового контракта), все чаще стал встречаться в судебной практике факт привлечения не только по ст. 193.1 УК РФ, а в совокупности со ст. 210 УК РФ — Создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений либо руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также координация преступных действий, создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами или раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп, а равно участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

А это уже совсем другая история… так как наказание по ст. 210 УК РФ варьируется от 12 лет до пожизненного срока!

Вместе с тем, в судебной практике стали чаще встречаться оправдательные приговоры. И, безусловно, это заслуга стороны защиты. Грамотно выстроенная тактика подготовки, сбора и предъявления доказательственной базы невиновности клиента может полностью изменить ход дела.

Главное во время обратиться за помощью к опытному специалисту за профессиональной правовой поддержкой!

© 2016 VIP CONSULT

115191, г.Москва, Гамсоновский пер., д.2, стр. 1

Защита при обвинении по ст. 193 УК РФ

Валютное регулирование и валютный контроль – специализированная деятельность, производить которую вправе только специально уполномоченные субъекты экономических отношений. Регулирование отношений в этой области – прерогатива государства. Для защиты интересов в сфере валютного регулирования уголовным законодательством предусмотрены специальные нормы ответственности за преступления, связанные с преступлениями на валютном рынке. В ст. 19 Федерального закона 10.12.2003 N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» предусмотрена обязанность по зачислению на счета уполномоченных банков иностранной валюты. Также там указаны сроки зачисления и случаи, когда резиденты вправе не зачислять денежные знаки в уполномоченные банки. Однако в некоторых случаях, если валюта не была переведена уполномоченному банку в соответствии с указанными в законе исключениями, на счета резидентов или других лиц, то она должна быть использована только для исполнения их обязательств. В ином случае валюта должна быть переведена на счет резидента в уполномоченном банке.

Преступление, предусмотренное ст. 193 УК РФ, подразумевает юридическое бездействия в отношении указанной выше схемы. То есть это уклонение от обязанности перечислить валюту на счета в уполномоченных банках, либо умышленное непринятие мер по обеспечению получения иностранной валюты на счета в уполномоченном банке. Невозвращение из-за границы иностранной валюты подразумевает, что денежные средства не были зачислены на счет на территории РФ. Согласно положениям, п. 1 ст. 19 Федерального закона от 10.12.2003 N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле», в сроки, предусмотренные внешнеторговыми контрактами резиденты обязаны обеспечить:

  • Получение на свои счета в уполномоченных банках от нерезидентов валюты РФ или иностранной валюты, полагающейся по условиям торговых контрактов за переданные товары;
  • Возврат на территорию РФ валюты, выплаченной нерезидентам за не ввезенные на территорию России (или не полученные на территории России) товары.
  • В случае нарушения сроков, указанных во внешнеторговом контракте, что повлекло за собой причинение ущерба, наступает уголовная ответственность (Письмо ФТС России от 28.01.2010 N 01-11/3425 «О квалификации преступлений по выявленным случаям не возврата в Российскую Федерацию иностранной валюты»).
    следует учитывать, что для каждого контракта характерны свои специальные сроки, поэтому в каждый конкретный случай нарушения условий внешнеторгового контракта следует расценивать как самостоятельное оконченное преступление.

    Санкция нормы об уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации предусматривает ответственность вплоть до лишения свободы сроком до трех лет.

    В ч. 2 ст. 193 УК РФ указаны квалифицирующие признаки состава преступления. Ими являются:

    1. Совершение деяния в особо крупном размере;
    2. Совершение деяния группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
    3. Совершение деяния с использованием заведомо подложного документа;
    4. Совершение деяния с использованием юридического лица, созданного для совершения одного или нескольких преступлений, связанных с проведением финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом.

    За квалифицированный состав предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода, осужденного за период до пяти лет либо без такового.

    Преступление считается совершенным в крупном размере, если сумма средств, не зачисленных или не возвращенных на территорию РФ в течение одного года составляет шесть миллионов рублей, в особо крупном – тридцать миллионов рублей.

    Если Вы оказались обвинены в уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации, Вам необходимо обратиться к опытному адвокату. Дела такого рода отличаются сложностью и многосоставностью. Грамотный специалист сможет оказать Вам необходимую консультацию, оценить риски и варианты решения вопроса. Также он сможет подготовить аргументированную линию защиты и представлять Ваши интересы в суде. С квалифицированной поддержкой опытного специалиста по уголовным делам Вы сможете рассчитывать на наиболее благоприятное решение суда.

    Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться по уголовным делам при обвинении по ст. 193 Уголовного кодекса Российской Федерации:

    • оправдательный приговор при обвинении в уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте;
    • оправдательный приговор при обвинении в уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в валюте РФ;
    • оправдательный приговор при обвинении в уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте, совершенном группой лиц;
    • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в валюте РФ, совершенное группой лиц по предварительному сговору;
    • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в валюте РФ в крупном размере;
    • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте;
    • переквалификация преступления при обвинении в уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в валюте РФ с использованием подложного документа, в преступление меньшей степени тяжести;
    • переквалификация преступления при обвинении в уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте с использованием подставного юридического лица, в преступление меньшей степени тяжести;
    • переквалификация преступления при обвинении в уклонении от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в валюте РФ, совершенное группой лиц в особо крупном размере, в преступление меньшей степени тяжести.

    В нашу работу по комплексному ведению уголовного дела при обвинении по ст. 193 Уголовного кодекса Российской Федерации входит:

  • первичная юридическая консультация у квалифицированного адвоката по сложным уголовным делам;
  • разъяснение норм уголовного законодательства (при необходимости);
  • разъяснение норм уголовно-процессуального законодательства (при необходимости);
  • правовое заключение адвоката по вашей ситуации;
  • оценка положительных и отрицательных перспектив уголовного дела;
  • доскональное изучение материалов уголовного дела на предмет их соответствия нормам уголовного законодательства Российской Федерации;
  • проверка собранных по уголовному делу доказательств на предмет их допустимости и законности;
  • сбор необходимых положительных характеристик в пользу обвиняемого;
  • проведение дополнительных экспертиз (при необходимости);
  • разработка грамотной и действенной тактики защиты в судебном заседании;
  • изучение действий органов предварительного следствия на предмет соответствия нормам уголовно-процессуального законодательства;
  • обжалование действий органов предварительного следствия (при необходимости);
  • сбор всей необходимой документации;
  • подготовка, составление и подача всех необходимых заявлений и ходатайств;
  • представление интересов обвиняемого в суде, на протяжении всего судебного процесса, до принятия судом первой инстанции окончательного решения по делу;
  • участие в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанции (при необходимости).
  • Статья 193 УК РФ. Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации (действующая редакция)

    1. Нарушение требований валютного законодательства Российской Федерации о зачислении денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации в крупном размере от одного или нескольких нерезидентов на счета резидента в уполномоченном банке или на счета резидента в банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, в установленном порядке, причитающихся резиденту в соответствии с условиями внешнеторговых договоров (контрактов) за переданные нерезидентам товары, выполненные для них работы, оказанные им услуги, переданные им информацию и результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, а равно нарушение требований валютного законодательства Российской Федерации о возврате в Российскую Федерацию на счета резидента в уполномоченном банке или на счета резидента в банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, в установленном порядке денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации в крупном размере, уплаченных одному или нескольким нерезидентам за не ввезенные на территорию Российской Федерации (не полученные на территории Российской Федерации) товары, невыполненные работы, неоказанные услуги, непереданные информацию и результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, —

    наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

    2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные:

    а) в особо крупном размере;

    Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если сумма незачисленных или невозвращенных денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации по однократно либо по неоднократно в течение одного года проведенным валютным операциям превышает девять миллионов рублей, а в особо крупном размере — сорок пять миллионов рублей.