Квалификация преступления ст 106 ук рф

Статья 106 УК РФ. Убийство матерью новорожденного ребенка

Текущая редакция ст. 106 УК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, —
наказывается ограничением свободы на срок от двух до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 106 УК РФ

1. Состав преступления:
1) объект: жизнь новорожденного ребенка. Ребенок считается новорожденным согласно медицинской практике в течение четырех недель после родов;
2) объективная сторона: состоит в трех альтернативных деяниях, которые могут быть выражены как в форме действия, так и в форме бездействия:
— убийство новорожденного ребенка во время или сразу же после родов;
— убийство новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации;
— убийство в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости;
3) субъект: специальный субъект, которым может быть только мать новорожденного ребенка, достигшая шестнадцатилетнего возраста.

Если в совершении убийства наряду с матерью новорожденного участвовали иные лица (в качестве подстрекателя, пособника, исполнителя), то они несут уголовную ответственность не по комментируемой статье, а по п.»в» ч.2 ст. 105 УК РФ со ссылкой на ст. 33 УК РФ;
4) субъективная сторона: характеризуется виной в формах прямого или косвенного умысла. Это означает, что роженица осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность причинения смерти новорожденному ребенку и желает либо сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично. Момент возникновения умысла убить новорожденного на квалификацию данного преступления не влияет.

2. Применимое законодательство:
1) Конституция РФ (ст. 20);
2) Международный пакт о гражданских и политических правах (п.1 ст. 6);
3) Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ст. 2);
4) Закон РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» (ст. 9).

3. Судебная практика:
1) кассационным определением ВС РФ от 14.10.2008 N 64-О08-40 отказано в переквалификации преступления на ст. 106 УК РФ по тем основаниям, что непосредственным исполнителем объективной стороны убийства являлся гр.С., а не лицо, родившее ребенка и являющееся соучастником по делу;
2) приговором Николаевского районного суда Ульяновской области от 21.03.2011 гр.Ф. признана виновной в совершении убийства матерью новорожденного ребенка сразу же после родов. Преступление совершено при следующих обстоятельствах. 06.06.2010 около 07 часов, в доме, расположенном по адресу: , у гр.Ф. начались роды, в результате которых она самостоятельно родила жизнеспособного, доношенного ребенка мужского пола. Сразу же после родов у гр.Ф., находившейся в особом труднопереносимом психофизическом состоянии, вызванном родами, а также тяжелым материальным положением в семье, возник умысел на убийство новорожденного ребенка. Реализуя свой преступный умысел, гр.Ф. вынесла ребенка в сарай вышеуказанного дома, где приискала синтетическую веревку, которую накинула на шею ребенка и стала умышленно сдавливать ею органы шеи, причинив странгуляционную борозду на шее и перекрыв доступ кислорода в легкие, тем самым не давая ребенку дышать, и удерживала его в таком положении длительное время до тех пор, пока не убедилась в смерти ребенка, которая наступила в результате асфиксии, причинившей тяжкий вред здоровью и повлекшей смерть ребенка на месте происшествия. Далее, с целью сокрытия следов преступления, гр.Ф. в сарае приискала синтетический мешок, положила в него труп ребенка, после чего закопала мешок с трупом новорожденного ребенка в сарае указанного дома. Оценивая представленные и исследованные доказательства в совокупности, суд посчитал вину гр.Ф. доказанной, квалифицировав ее действия по ст. 106 УК РФ как убийство матерью новорожденного ребенка сразу же после родов и назначив наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года с отбыванием наказания в колонии-поселении.

________________
URL: http://docs.pravo.ru/document/view/17525141/31387266/.

Консультации и комментарии юристов по ст 106 УК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 106 УК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 106. Убийство матерью новорожденного ребенка

Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, —

Комментарий к Ст. 106 УК РФ

1. Согласно комментируемой статье детоубийство, т.е. убийство матерью новорожденного ребенка, впервые выделено в привилегированный состав. Обстоятельства, которые нередко сопутствуют этому виду убийства (особое физическое и психическое состояние женщины во время родов, тяжелая семейная обстановка, материальные трудности), прежде учитывались в качестве смягчающих наказание в рамках санкции ст. 103 УК РСФСР. Однако детоубийство могло быть квалифицировано и по ст. 102 УК РСФСР при наличии отягчающих обстоятельств (повторность, особая жестокость).

2. Исполнителем преступления, предусмотренного комментируемой статьей, может быть только мать новорожденного ребенка. Однако в качестве подстрекателя или пособника может выступать и другое лицо (отец ребенка, акушерка). Напротив, убийство новорожденного, совершенное другим лицом даже с согласия или по просьбе матери, квалифицируется не по комментируемой статье, а по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК.

3. В комментируемой статье предусмотрены два варианта. Первый — убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов — не обязательно связывается с каким-либо психическим расстройством матери. Практика знает немало случаев, когда такое убийство совершается расчетливо и хладнокровно, планируется и готовится заранее, нередко из-за нежелания подвергать себя операции аборта. Важно только установить, что убийство укладывается в определенный законом промежуток времени («во время или сразу же после родов»). Смягчение законодателем ответственности может быть объяснено тем, что в этот период женщина не всегда в состоянии воспринимать рождающегося человека как самостоятельное живое существо, продолжает видеть в нем свой плод, ощущать его как источник боли и страданий.

4. Второй вариант, предусмотренный комментируемой статьей, — убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, — напротив, не связывает ответственность со столь узким промежутком времени. Психотравмирующая ситуация может возникнуть до родов, во время родов или некоторое время спустя. Роды сами по себе, необходимость заботиться о новорожденном, семейные и бытовые неурядицы — все это в совокупности может оказаться непосильной нагрузкой для психики матери, особенно в первое время. Смягчающую роль играет не сама ситуация, а та психическая травма, которую она причиняет. Возможно и психическое расстройство, не исключающее вменяемости (ст. 22 УК). В данном случае такое состояние влияет и на квалификацию преступления. Во втором варианте речь идет также об убийстве новорожденного ребенка. В медицинской практике новорожденным считается ребенок до достижения им одного месяца. Убийство малолетнего ребенка большего возраста не может считаться привилегированным и должно квалифицироваться по ст. 105 УК.

5. Если убийство матерью новорожденного ребенка совершено при наличии отягчающих обстоятельств, названных в ч. 2 ст. 105 УК (например, общеопасным способом), то по общему правилу о соотношении квалифицированных и привилегированных составов содеянное должно квалифицироваться по комментируемой статье.

Статья 106. УК РФ

Убийство матерью новорожденного ребенка

Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, —

наказывается ограничением свободы на срок от двух до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарии к статье 106 УК РФ

Действующее законодательство, следуя традиции русского дореволюционного права, выделило состав детоубийства в качестве привилегированного. При этом основаниями смягчения ответственности женщины наряду с возрастом ребенка-потерпевшего альтернативно признаются: время совершения преступления, обстановка совершения преступления и психическое состояние субъекта преступления . Соответственно, в науке утверждается о трех разновидностях состава убийства матерью новорожденного ребенка.

Следует согласиться с обоснованной критикой действующей редакции ст. 106 УК РФ. Профессор А.Н. Попов правильно предлагает совместить существующие критерии и предусмотреть в привилегированном составе убийство во время или сразу после родов, совершенное роженицей (родильницей) в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, или в условиях психотравмирующей ситуации. См.: Попов А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб., 2001. С. 66.

Объект преступления и обязательные признаки объективной стороны убийства матерью новорожденного ребенка идентичны рассмотренным выше признакам основного состава убийства.

Потерпевшим от данного преступления закон называет новорожденного ребенка. Нормативно это понятие не определено; наука же предлагает различные подходы. Наиболее распространенной считается точка зрения, согласно которой период новорожденности — это время с рождения и до того момента, пока организм ребенка не адаптируется к обычным условиям внешней среды. В среднем он длится 28 — 30 дней .

Профессор С.В. Бородин полагал невозможным установление заранее определенного срока, когда ребенок считается новорожденным, и писал о необходимости установления его в каждом конкретном случае. См.: Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 174.

В ст. 106 УК РФ речь идет об одном потерпевшем. Представляется, что последовательное лишение жизни новорожденных детей от разных беременностей должно образовывать реальную совокупность преступлений; в то время как убийство двух или более новорожденных от одной беременности при едином умысле на лишение их жизни должно рассматриваться как одно преступление.

Убийство новорожденного ребенка во время или сразу после родов предполагает, что лишение жизни потерпевшего происходит с момента появления какой-либо части его тела вне утробы матери и до окончания раннего послеродового периода, который обычно длится 2 — 4 часа после окончания родового процесса, при этом окончанием родов следует признавать время рождения плаценты . Лишение жизни ребенка за пределами этого срока не исключает возможности квалификации содеянного по ст. 106 УК РФ при условии наличия иных предусмотренных в ней оснований.

В науке этот вопрос считается спорным. Профессор Э.Ф. Побегайло устанавливает длительность периода «сразу после родов» в одни сутки (см.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 239); профессор С.В. Бородин — до момента первого кормления ребенка матерью (см.: Бородин С.В. Преступления против жизни. С. 174).

Согласно буквальному толкованию закона психическое и эмоциональное состояние матери, убивающей ребенка во время или сразу после родов, не имеет значения для квалификации.

Убийство новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации предполагает, что оно происходит при особых в жизни женщины обстоятельствах, которые изменяют ее психоэмоциональное состояние.

Закон не конкретизирует признаки этой ситуации; ее понятие является оценочным. Представляется, что применение ст. 106 УК РФ по данному признаку возможно, если: а) ситуация объективно связана с процессом беременности, родами, рождением ребенка (например, беременность в результате изнасилования, развод после рождения ребенка и т.д.); эта ситуация может возникнуть до рождения ребенка или после, важно, чтобы она наличествовала на момент убийства; б) ситуация субъективно должна восприниматься и оцениваться женщиной как крайне тяжелая, психотравмирующая (что может выражаться в напряженном эмоциональном фоне, ограничивающем возможности женщины адекватно оценивать окружающих и свои действия). Первый критерий устанавливается правоприменителем самостоятельно, для установления второго требуется проведение психолого-психиатрической экспертизы. Правильная оценка ситуации возможна только при совокупной оценке обоих признаков.

Психотравмирующая ситуация в составе детоубийства не может вызвать состояния аффекта, поскольку складывается не в связи с противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Важно, что сама по себе психотравмирующая ситуация может иметь достаточную продолжительность. Однако убийство ребенка за пределами срока его новорожденности, хотя и в условиях психотравмирующей ситуации, исключает ответственность по ст. 106 УК РФ; деяния виновной в данном случае должны получить правовую оценку (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство малолетнего.

Убийство новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, предполагает, что в момент совершения преступления вменяемый субъект в силу психического расстройства не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния либо руководить своими действиями или бездействием (см. комментарий к ст. 22 УК РФ).

Наличие психического расстройства, не исключающего вменяемости, — самостоятельный и альтернативный признак рассматриваемого состава, а потому при его наличии может отсутствовать психотравмирующая ситуация. Это расстройство может существовать у женщины до рождения ребенка либо развиться (обостриться) после родов, быть временным или хроническим; для квалификации по ст. 106 УК РФ важно, чтобы состояние психического расстройства совпадало во времени с периодом новорожденности ребенка.

Субъективная сторона убийства матерью новорожденного ребенка характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла. Важно установить момент возникновения умысла. Представляется, что он должен возникнуть во время родов, сразу после родов, в условиях психотравмирующей ситуации или при нахождении женщины в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. Именно этими обстоятельствами должно быть обусловлено принятие решения о лишении ребенка жизни. В противном случае квалификация по ст. 106 УК РФ исключается. Так, например, если при отсутствии психического расстройства и психотравмирующей ситуации женщина во время или сразу после родов реализует умысел на убийство, который возник задолго до рождения ребенка и продиктован мотивами мести, личной неприязни, корысти и т.д., ответственность должна наступать по соответствующей части ст. 105 УК РФ .

В науке высказано мнение, что момент возникновения умысла на квалификацию детоубийства не влияет. См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 239 (автор — профессор Э.Ф. Побегайло).

Причинение смерти ребенку при обстоятельствах, указанных в ст. 106 УК РФ, по неосторожности влечет за собой ответственность по ст. 109 УК РФ.

Субъект преступления специальный — достигшая шестнадцатилетнего возраста биологическая мать ребенка. Убийство новорожденного ребенка его небиологической (юридической — при суррогатном материнстве) матерью, даже при обстоятельствах, указанных в ст. 106 УК РФ, должно квалифицироваться по соответствующей части ст. 105 УК РФ. Детоубийство, совершенное женщиной в возрасте от четырнадцати до пятнадцати лет, ответственности по действующему уголовному законодательству не влечет, поскольку ст. 106 УК РФ является специальной по отношению к ст. 105 УК РФ нормой, содержащей привилегированный состав преступления.

Юридически соучастия в убийстве матерью новорожденного ребенка быть не может. Ответственность иных лиц, выступающих в роли соисполнителей, подстрекателей, организаторов, пособников убийства матерью новорожденного ребенка, наступает по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (при отсутствии иных квалифицирующих признаков убийства) со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ, поскольку указанные в ст. 106 УК РФ смягчающие обстоятельства связаны исключительно с личностью виновного. В ситуации, когда функции организатора, подстрекателя или пособника выполняет мать новорожденного ребенка, а исполнителем убийства выступает иное лицо, ответственность матери должна наступать по ст. 106 УК РФ со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ.

Убийство матерью новорожденного ребенка путем бездействия следует отличать от оставления в опасности (ст. 125 УК РФ) по направленности умысла виновной. Если исходя из обстоятельств дела будет установлено, что виновная, оставляя без помощи новорожденного, обоснованно рассчитывала на то, что его жизнь будет спасена иными лицами, ответственность по ст. 106 УК РФ исключается.

Квалификация преступления ст 106 ук рф

А. Н. ПОПОВ

КРАТКИЙ АНАЛИЗ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ,
ПРЕДУСМОТРЕННОГО ст. 106 УК РФ

Преступление, предусмотренное ст. 106 УК РФ, признается совершенным при смягчающих обстоятельствах. Однако мать, убившая своего новорожденного ребенка, в определенных случаях может быть признана виновной в убийстве, совершенном при отягчающих обстоятельствах. В таких случаях преступление, предусмотренное ст. 106 УК РФ, следует отличать от преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т. е. от квалифицированного убийства. Подобная квалификация возможна при обстоятельствах, свидетельствующих об отсутствии всех необходимых признаков состава привилегированного убийства.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, характеризуется деянием, последствиями в виде смерти новорожденного и причинной связью между деянием матери и смертью новорожденного. Анализ статьи позволяет сделать вывод, что уголовный закон предусматривает, по существу, три самостоятельных состава преступления, в основу выделения которых положены различные критерии:
убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов;
убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации;
убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Потерпевшим от преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, может быть только новорожденный. Поэтому понятие «новорожденный» приобретает особое значение.

Несмотря на то что в законе речь идет во всех трех случаях о новорожденном, возраст новорожденного может быть разным. Применительно к ст. 106 УК РФ мы должны вести речь о трех промежутках времени в жизни новорожденного:
период родов;
период, который в законе ограничен критерием «сразу же после родов»;
период, отличающийся от вышеназванных тем, что наступает после них и продолжается более длительный срок.
С точки зрения медицины естественные роды начинаются с момента схваток и продолжаются до изгнания последа. Данный временной промежуток и следует признавать «периодом родов».

Некоторые исследователи период сразу же после родов относят к первым суткам с момента рождения ребенка(1). Однако имеются и противники подобного подхода. Так, С. В. Бородин считает, что установление какого-то заранее определенного срока применительно к ситуации «во время или сразу же после родов», когда ребенок считается новорожденным, вряд ли приемлемо. Он предлагает определять срок в каждом конкретном случае(2).

О. Погодин и А. Тайбаков считают, что понятие «сразу же после родов» имеет четкое медицинское

определение: краткий промежуток времени после рождения ребенка и до выделения плаценты (детского места)(1).

По нашему мнению, время выделения плаценты относится еще к родам (последовый родовой период). Поэтому наиболее правильно под термином «сразу же после родов» понимать промежуток времени, совпадающий с ранним послеродовым периодом — от 2 до 4 часов после выделения последа. Процессы, происходящие в организме родильницы после неосложненных родов, являются физиологическими, поэтому ее считают здоровой женщиной уже после 2—4 часов раннего послеродового периода. Именно спустя данный промежуток времени родильницу переводят из родильного зала в послеродовое отделение, а в течение первых 2—4 часов после отделения последа наблюдают за ее общим состоянием и оказывают необходимую медицинскую помощь.

Причинение новорожденному смерти в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Подавляющее большинство исследователей придерживаются точки зрения, что новорожденным ребенок может признаваться до исполнения ему одного месяца. Иначе говоря, возраст потерпевшего в этом случае не может превышать одного месяца. Видимо, следует согласиться с данным выводом.

Каким должно быть состояние матери, причиняющей смерть ребенку во время родов или сразу же после них? В законе нет ответа на данный вопрос. Учитывая же систематическое толкование закона, необходимо сделать вывод о том, что к состоянию матери-убийцы в этот момент закон не предъявляет никаких дополнительных требований, кроме вменяемости и достижения возраста уголовной ответственности.

Поэтому, например, если мать заранее задумала совершить убийство новорожденного во время или сразу же после родов, то ее деяние надлежит квалифицировать по ст. 106 УК РФ, а не по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку закон никаких изъятий на этот счет не содержит.

Убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации

Юридическая квалификация содеянного в случаях убийства матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации представляется непростой задачей. Анализ работ, где понятие «психотравмирующая ситуация» рассматривается специально, показывает, что пока данный термин не получил однозначного и ясного толкования.

На наш взгляд, ситуация может быть отнесена к психотравмирующей лишь при наличии следующих обязательных условий.

Во-первых, в законе говорится о совершении убийства в условиях психотравмирующей ситуации. Следовательно, первое, что должен установить правоприменитель, — это то, что психотравмирующая ситуация на момент совершения преступления имела место. Представляется, что нельзя квалифицировать содеянное по ст. 106 УК РФ, если убийство матерью новорожденного ребенка произошло, когда условия психотравмирующей ситуации отпали, например после того, как ушедший муж вернулся.

Во-вторых, психотравмирующая ситуация должна иметь непосредственную связь с беременностью, родами, судьбой матери и ребенка. Такая связь, например, может иметь место при потере единственного кормильца. Но не при потере фамильных драгоценностей.

В-третьих, при оценке ситуации как психотравмирующей необходимо исходить не только из того, как воспринимала ситуацию обвиняемая, но и опираться при этом на общечеловеческие ценности. На наш взгляд, нельзя признавать, что убийство матерью новорожденного ребенка совершено в условиях психотравмирующей ситуации, если оно было вызвано, например, болезненным состоянием ребенка, который постоянно кричал и не давал матери спокойно спать по ночам с того момента, как появился на свет.

В-четвертых, следует установить, что именно психотравмирующая ситуация действительно оказала воздействие на принятие решения о совершении детоубийства, а не какие-либо иные обстоятельства, например карьеристские устремления, которые пострадали бы в случае наличия ребенка.

Убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемост

По утверждению большинства исследователей, в данном случае мы имеем дело с психическим расстройством, предусмотренным ст. 22 УК РФ(1). Поэтому суд вправе одновременно с наказанием, назначаемым в общем порядке, назначить и принудительное лечение(2).

Состояние психического расстройства, не исключающего вменяемости, необходимо отличать от психического расстройства, исключающего вменяемость.

Обстоятельства, вызвавшие состояние расстройства, не исключающего вменяемости, могут быть не сопряжены с беременностью и родами, в отличие от обстоятельств, вызвавших психотравмирующую ситуацию. Последние имеют социальную природу, тогда как первые — биологическую (медицинскую). С точки зрения уголовного права безразлично, что вызвало состояние заболевания, оказавшего влияние на совершение преступления. Уголовное право более интересует вопрос о том, подлежит ли данный человек уголовной ответственности или у него имеются заболевания, препятствующие этому. Выяснение причин, обусловивших совершение преступления, мотивов общественно опасного деяния, обстановки его совершения и многих других обстоятельств, имеющих отношение к совершению преступления конкретным лицом, определяет юридическую оценку деяния как преступления и обязательно учитывается при назначении наказания.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, является мать новорожденного ребенка. Однако некоторые исследователи отмечают, что в связи с достижениями медицины и науки понятие субъекта данного преступления необходимо определять несколько иначе.

Так, А. Н. Красиков обратил внимание на то, что женщина может просто вынашивать в своем организме не своего ребенка, исходя из родственных или меркантильных соображений. Такая женщина, по его мнению, не может быть признана субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ. Поэтому он предлагает в диспозиции закона использовать термины «ро­же­ница» и «родильница»(3), а не мать, поскольку в медицине с момента начала процесса родов женщину называют роженицей, а после рождения плода, изгнания последа — родильницей.

Соглашаясь с тем, что терминологическое уточнение диспозиции закона не помешает, считаем необходимым отметить следующее. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, в случае совершения убийства во время или сразу же после родов необходимо признавать именно фактическую мать, т. е. ту женщину, которая родила и вынашивала ребенка, а не ту, которая дала свою яйцеклетку для оплодотворения. В основу выделения привилегированного состава преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, положено время совершения преступления, связанного с состоянием беременности и родами женщины, а не мотив совершения преступления и не юридическое состояние материнства.

В судебно-следственной практике возник вопрос об ответственности по ст. 106 УК РФ матери, которая не достигла возраста 16 лет. Проблема здесь заключается в том, что ответственность за преступление, предусмотренное ст. 106 УК РФ, возможна только с 16-летнего возраста, а фактически родить может и девочка в возрасте 12—13 лет. В случае, если роженица не достигла возраста 14 лет, проблем с точки зрения уголовной ответственности нет. Она просто не подлежит уголовной ответственности в силу недостижения необходимого для этого возраста. Но как быть, если роженица, убившая своего ребенка, старше 14-ти, но младше 16-ти лет? Ведь уголовная ответственность за умышленное убийство возможна с 14 лет. Может быть, в этом случае необходимо содеянное квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ или даже по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ?

Данная проблема не надуманна. Так, С. Ф. Милюков смысл своего рассуждения сводит к тому, что законодатель, дифференцировав возраст, с которого наступает ответственность за убийство(1), тем самым блокировал действие специальных норм к убийцам, достигшим 14-летнего, но не достигшим 16-летнего возраста. Поэтому он считает, что 14-летней детоубийце грозит лишение свободы от шести до десяти лет, а 16-летней — лишь до пяти лет(2).

Представляется, что С. Ф. Милюков прав, поднимая данную проблему, однако его суждение относительно ее решения, на наш взгляд, ошибочно.

Наличие привилегированного состава исключает ответственность за совершение преступления, предусмотренного общим составом. Если лицо, совершившее общественно опасное деяние, не может быть привлечено к ответственности по привилегированному составу, например в силу недостижения необходимого для этого возраста, то оно вообще не может быть привлечено к уголовной ответственности.

Е. Б. Кургузкина предлагает действия 14—15-летних женщин-детоубийц квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ(3).

С данной рекомендацией соглашаться нельзя. Повышенный возраст уголовной ответственности за детоубийство, по сравнению с убийством, не означает, что в случае, когда женщина не достигла 16 лет, она должна отвечать по ст. 105 УК РФ. Квалификация детоубийства, совершенного женщиной в возрасте от 14 до 16 лет, по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ не основана на законе, поскольку в данном случае речь идет о конкуренции не специального и общего состава преступления, как считает Е. Б. Кургузкина, а привилегированного и квалифицированного. Если лицо не может быть привлечено к ответственности за преступление с привилегированным составом в силу недостижения необходимого для этого возраста, то тем более оно не может быть привлечено к уголовной ответственности за квалифицированный состав преступления.

С решением проблемы о субъекте состава преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, непосредственно связаны ситуации, когда родильница причиняет смерть не своему ребенку. Здесь возможны два неравнозначных варианта: 1) родильница умышленно причиняет смерть чужому ребенку; 2) женщина заблуждается относительно принадлежности ребенка.

Если женщина умышленно причиняет смерть чужому ребенку, то ст. 106 УК РФ применению не подлежит. Содеянное должно квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Если, например, находясь в условиях психотравмирующей ситуации, женщина решает убить своего ребенка, однако ошибается, так как ей принесли чужого ребенка, которого она и лишает жизни, то содеянное следует квалифицировать по ст. 106 УК РФ. В этом случае происходит ошибка в личности потерпевшего, которая по общему правилу не влияет на квалификацию содеянного.

Преступление, предусмотренное ст. 106 УК РФ, является умышленным. Это означает, что оно может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом. Иначе говоря, ст. 106 УК РФ подлежит применению как в том случае, когда содеянное свидетельствовало о том, что мать ребенка осознавала общественную опасность своих действий (бездействия), предвидела возможность или неизбежность наступления смерти ребенка и желала ее наступления, так и когда содеянное свидетельствовало о том, что мать ребенка предвидела реальную возможность наступления его смерти, не желала, но сознательно допускала наступление смерти либо относилась к ней безразлично.

В силу того что совершение данного вида преступления возможно с прямым умыслом, возможно и покушение на детоубийство. Для вменения покушения на детоубийство необходимо установить и доказать, что виновная действовала с прямым конкретизированным умыслом, направленным на причинение смерти своему ребенку.

Так, Г. совершила покушение на убийство, предусмотренное ст. 106 УК РФ, при следующих обстоятельствах. В апреле 2000 г. она дома в туалете родила живого ребенка, завернула его в тряпку и выкинула в мусоропровод. Родителям сказала, что произошел выкидыш и ребенок родился мертвым. Ребенка нашли утром при уборке мусорного отсека. Рабочие услышали писк, развернули сверток и обнаружили новорожденного, который с диагнозом «переохлаждение организма» был доставлен в больницу. После лечения малыша поместили в дом малютки.

В данном случае смерть ребенка не наступила по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного лица. Лишь случайное стечение обстоятельств привело к тому, что ребенок остался жив. Г. действовала с прямым конкретизированным умыслом, направленным на лишение новорожденного жизни.

Иногда в судебной практике встречаются случаи, когда женщина рожает двух детей и обоим причиняет смерть.

Так, А., родив в подвальном помещении двух живых доношенных и жизнеспособных детей (мальчика и девочку) и не желая обременять себя заботой по уходу за новорожденными, решила лишить их жизни. Сразу же после родов А. с целью убийства подыскала на месте преступления куски веревки, сделала две петли, которыми детей удушила(1).

Представляется, что в этом случае содеянное также подлежит квалификации по ст. 106 УК РФ, так как данная статья не содержит никаких квалифицированных видов убийства матерью новорожденного ребенка.

Таким образом, надлежит сделать следующие выводы относительно состава убийства матерью новорожденного ребенка:

1. Действующий Уголовный кодекс России в ст. 106 предусматривает ответственность за три самостоятельных состава преступления: 1) убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов; 2) убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройст­ва, не исключающего вменяемости; 3) убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации.
2. Каждый из составов преступлений, предусмотренных в ст. 106 УК РФ, имеет свое основание выделения в качестве привилегированного соответственно: 1) время совершения преступления; 2) психическое состояние матери; 3) обстановка, в которой совершается преступление.
3. Посягательство на жизнь ребенка в процессе родов, которые происходят в период от начала схваток и до полного изгнания последа, необходимо квалифицировать по ст. 106 УК РФ.
4. Периодом «сразу же после родов» должен признаваться ранний послеродовой период продолжительностью 2—4 часа с момента выделения последа.
5. Новорожденным относительно состава убийства матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, признается ребенок с момента рождения до истечения одного месяца.
6. Уголовный закон не ограничивает по времени возникновение умысла на совершение убийства новорожденного матерью. Поэтому независимо от того, когда задумала роженица совершить убийство (до, в процессе или сразу же после родов), при наличии всех других необходимых признаков применению подлежит ст. 106 УК РФ.
7. Ситуация признается психотравмирующей, если она отвечает четырем обязательным критериям:
имеет место на момент совершения преступления;
имеет непосредственную связь с беременностью, родами, судьбой матери и ребенка;
воспринимается психотравмирующей не только матерью, но признается таковой исходя из общепринятых норм морали и нравственности;
оказала свое негативное влияние на принятие решения о детоубийстве.
8. Понятие состояния психического расстройства, не исключающего вменяемости (ограниченная вменяемость), раскрывается в ст. 22 УК РФ. Ограниченную вменяемость необходимо отличать от невменяемости (ст. 21 УК РФ), а также от отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством (ч. 3 ст. 20 УК РФ), при которых невозможна уголовная ответственность.

9. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, может быть только мать ребенка, под которой понимается роженица (родильница).
10. Если роженица (родильница) не достигла возраста 16 лет, то она вообще не подлежит уголовной ответственности.
11. В случае умышленного причинения смерти чужому ребенку роженица (родильница) должна отвечать по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. При причинении смерти чужому ребенку, ошибочно принятому за своего, ответственность должна наступать по ст. 106 УК РФ.
12. Преступление, предусмотренное ст. 106 УК РФ, является умышленным. Это означает, что оно может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.
13. Убийство двух и более новорожденных при наличии всех необходимых признаков состава преступления также надлежит квалифицировать по ст. 106 УК РФ.

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ДЕТОУБИЙСТВА

Секция: 10. Юриспруденция

XIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ДЕТОУБИЙСТВА

Ответственность за детоубийство, или убийство матерью своего новорожденного ребенка, предусмотрена в действующем Уголовном кодексе РФ в ст. 106, максимум санкции которой равен 5 годам лишения свободы, поэтому состав детоубийства безусловно является привилегированным по отношению к ст. 105. При квалификации подобных деяний возникает несколько сложных проблем, происходящих из за просчетов законодателя и сложности самого правового материала. К числу их нужно отнести: момент, с которого человеческая жизнь охраняется уголовным правом; правовая оценка убийства ребенка матерью в возрасте 14—16 лет; соотношение составов ст. 106 и ч. 2 ст. 105; разграничение покушения на детоубийство и оставления в опасности; квалификация убийства младенца матерью и соучастниками; оценка убийства матерью двух или более новорожденных детей.

В теории советского, а затем и российского уголовного права вопрос о моменте начала жизни решался неоднозначно. По мнению А.А. Пионтковского и С.В. Бородина, к детоубийству относятся и случаи причинения смерти рождающемуся младенцу еще до момента начала его дыхания (например, удары в голову в процессе его появления на свет). Такого же мнения придерживаются С. Проценко и Д. Берсей, предлагающие даже считать убийством умерщвление плода в утробе матери. С этим вряд ли можно согласиться: в настоящий момент, исходя из ст. 53 ФЗ РФ от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов. Видимо, к этому времени в подавляющем большинстве случаев новорожденный уже начинает дышать.

Так, в 2012 г. в с. Шереметьево Татарской республики 27 летняя Е. Венкова родила девочку, которая стала шестым по счету ее ребенком. Поскольку роженицу к этому времени оставил ее муж, а средств на воспитание всех детей у нее не было, она решила избавиться от новорожденной.

Практически сразу же после окончания родов, когда ребенок уже безусловно дышал, Венкова выбросила дочку из окна больницы, расположенного на шестом этаже, в результате чего новорожденная мгновенно погибла.

С медицинской точки зрения, плод — это «человеческий зародыш с девятой недели внутриутробного развития до момента рождения» .

В современной медицине роды рассматривают как многозвеньевой процесс, продолжающийся от нескольких часов до одних суток, в зависимости от первичности или повторности родов. Р.Д. Шарапов предлагает сделать акцент на двух последних периодах родов: изгнание плода (продолжительность 1—2 часа) и последовый период (продолжительность до 30 минут). Второй из них начинается после полного рождения плода, т. е. выхода его наружу и заканчивается изгнанием последа (плаценты, плодных оболочек и пуповины) из половых путей роженицы.

Но этот автор предлагает считать рождением ребенка все таки не последовый период, а гораздо более ранний — наступление первых родовых схваток у беременной женщины. Мы не можем согласиться с таким подходом.

Только по завершении изгнания плода новорожденный начинает проявлять жизненно важные обменные функции, свойственные самостоятельному человеческому организму (легочное дыхание, сопровождаемое первым вдохом или криком, а при закупорке дыхательных путей родовой слизью — сердцебиение и иные признаки, указанные в Инструкции Минздрава РФ от 4 декабря 1992 г. «Об определении живо рождения, мертворождения, перинатального периода»).

До этого же он питается за счет организма матери, но вовсе не самостоятельно. В ч. 1 ст. 53 ФЗ РФ «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» от 21 ноября 2011 г. установлено, что моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов (т. е., на наш взгляд, именно последовый период, а не начало родовых схваток, как полагает Р.Д. Шарапов).

Если посягательство на плод произошло ранее указанного момента, содеянное может квалифицироваться по ст. 123, ст. 118 либо ч. 1 ст. 111 УК РФ в случае его совершения посторонним лицом, а при посягательстве самой матерью — нейтральным для уголовного права, хотя и морально осуждаемым деянием [1].

Вряд ли можно согласиться с предложением Д.С. Князева и других авторов исключить из диспозиции ст. 106 формулировку «во время родов», поскольку начало уголовно-правовой охраны жизни человека падает как раз на этот период. Н.С. Таганцев предлагал считать убийством все случаи, когда лишают жизни живого ребенка, появившегося на свет в результате естественного или искусственного прерывания беременности, независимо от срока беременности и независимо от жизнеспособности этого ребенка. Т.А. Плаксина считает, что лишение жизни ребенка, оказавшегося вне утробы матери в результате преждевременных родов, бесспорно, образует убийство, так как в этих случаях плод уже приспособлен к внеутробной жизни.

Плоды же, родившиеся до истечения 28 недель беременности, при самопроизвольном аборте обычно погибают. Однако если в результате такого аборта на свет появится плод с признаками жизни, то прекращение этой жизни путем действия либо бездействия следует расценивать как убийство. Этой же концепции придерживается А.Н. Попов.

По мнению многих исследователей, период сразу же после родов — это первые сутки с момента рождения ребенка.

Так, А.Н. Красиков пишет о том, что в судебной медицине, когда речь идет об убийстве матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, акцентируется внимание на понятии новорожденности, которое определяется сроком в одни сутки [2].

Поэтому он предлагает сделать вывод, что в особо тяжелом состоянии женщина пребывает только во время родов или сразу же после родов в течение суток с момента появления на свет новорожденного.

Этой же позиции придерживаются Э.Ф. Побегайло и Т.В. Кондрашова. По мнению О. Погодина и А. Тайбакова, понятие «сразу же после родов» имеет четкое медицинское определение — это краткий промежуток времени после рождения ребенка и до выделения плаценты (детского места). С этим согласиться нельзя, так как выделение плаценты относится к периоду родов. На взгляд А.Н. Попова, правы те авторы, которые называют конкретный срок или возраст потерпевшего, при котором убийство ребенка может быть квалифицировано по ст. 106 УК РФ. Срок этот не может превышать более одного месяца. Если быть совсем точным, то этот срок не может превышать 28 суток, потому что в педиатрии только в этот период ребенок признается новорожденным. Таким образом, новорожденный — это ребенок в возрасте от момента рождения до 28 дней жизни. За 28 дней ребенок полностью адаптируется к обычной жизни. Мы поддерживаем мнение Р.Д. Шарапова о том, что период после родов в составе детоубийства можно бы ограничить не одними сутками, как сейчас, а сократить его до 6—8 часов, поскольку далее в большинстве случаев женщина успокаивается от стресса и мало чем отличается от обычного субъекта преступления.

Проблема квалификации содеянного матерью, которая находится в возрасте 14—16 лет, исключительно сложна и по сей день не разработана в теории российского уголовного права. В большинстве учебников она вообще не упоминается, а в некоторых специальных работах констатируется ее сложность, но не более того.

Нужно сказать, что она порождена непродуманными новациями российского законодателя, который в новом УК РФ 1996 г. почему-то повысил возраст ответственности по ст. 106, 107 и 108 с 14 до 16 лет. Это обернулось, вопреки оптимистическому мнению М. Феоктистова и И. Бочарова, громадными проблемами в квалификации убийств.

Законодатель, дифференцировав возраст, с которого наступает ответственность за убийство, тем самым блокировал действие специальных норм по отношению к убийцам, достигшим 14 летнего, но не достигшим 16 летнего возраста. Поэтому он считает (пусть и несправедливо с социальной точки зрения), что 14 летней детоубийце должно грозить лишение свободы от шести до десяти лет, а 16 летней — лишь до пяти лет. К сожалению, данный вопрос в специальной литературе оставлен без внимания.

Между тем основания для такого решения (если не кардинального, то хотя бы частичного) имеются». Е. Карасова и А.Н. Красиков предлагают в данной ситуации применить положение теории о конкуренции общего и специального состава: так как специальный состав (ст. 106 УК РФ) имеет приоритет, а поскольку его субъект отсутствует, то состава преступления нет вообще и мать-убийцу надо освобождать от уголовной ответственности [3].

Список литературы:

  1. Мурзина Л.И. Квалификация убийства наворожённого его матерью // Известия Пензенского ун-та им. В.Г. Белинского. 2012. № 28 — С. 134—137.
  2. Марогулова И.Л. Некоторые вопросы квалификации убийства // Журнал российского права. 2010.№ 2.
  3. Шарихин А.Е. К вопросу о формах борьбы с преступностью в различных моделях государственного устройства // Российский следователь. 2011. № 6.