Статья 18 упк рф

СТ 18 УПК РФ

Комментарий к Статье 18 Уголовно-процессуального кодекса

1. Принцип языка уголовного судопроизводства по своей сущности определен в ч. 1 ст. 68, ч. 2 ст. 26 Конституции РФ. Кроме того, некоторые положения данного принципа корреспондируют с п. 4 ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. «О государственном языке Российской Федерации», а также Законом РФ от 25 октября 1991 г. «О языках народов Российской Федерации». В международных нормативно-правовых актах положения, регламентирующие содержание принципа языка уголовного судопроизводства, нашли свое отражение в ч. 2 ст. 5, п. «e» ч. 3 ст. 6 ЕКПЧ и в ее Протоколах.

2. Схожий по своей юридической природе с принципом охраны прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве, комментируемый принцип имеет свою правовую природу, сущностное назначение и содержание. Как и все принципы, он действует на все части, стадии уголовного судопроизводства и имеет прямое действие на всей территории России. Являясь одной из составных частей неотъемлемого права и свободы человека и гражданина, в соответствии со ст. 18 Конституции РФ данный принцип является непосредственно действующим. Поэтому несоблюдение положений данного принципа при производстве следственных и иных процессуальных действий как на досудебной, так и на судебной части уголовного судопроизводства представляет собой нарушение гарантированных Конституцией РФ прав человека и гражданина. В этой связи в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, а также ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. Данное положение нашло отражение и в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8: «. доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами» . Кроме того, несоблюдение положений данного принципа влечет за собой отмену либо изменение судебного решения на основании п. 2 ст. 389.15 УПК РФ и в соответствии с п. 1 ст. 389.17 УПК РФ. Так, осужденному А. были разъяснены его права, предусмотренные ч. 2 ст. 18 УПК РФ. При этом он заявил, что русским языком владеет и в услугах переводчика не нуждается. В связи с таким заявлением А. переводчик к участию в деле не был привлечен. После окончания прений сторон председательствующим было предоставлено А. последнее слово, и он заявил, что с последним словом он желает выступить на родном (ингушском) языке. При рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания суд удостоверил, что А. в последнем слове выступал на ингушском языке. Предоставив А. возможность выступить с последним словом на ингушском языке, суд фактически признал, что тот нуждается в переводчике, и поручил перевод его выступления секретарю судебного заседания, нарушив тем самым право А. на защиту. Допущенное нарушение, как лишающее гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, влечет отмену приговора .
———————————
См.: Постановление Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 5; от 16 апреля 2013 г. N 9; от 3 марта 2015 г. N 9) // .

См.: Определение Судебной коллегии ВС РФ от 9 февраля 2011 г. N 26-Д10-10 // .

3. Положения ч. 1 комментируемой статьи устанавливают, что существует альтернатива языка ведения уголовного судопроизводства. Производство по уголовным делам на всей территории России ведется на русском языке. Кроме того, согласно ст. 1 и п. 4 ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации» обязательному исполнению подлежит производство на государственном языке, которым является русский, при осуществлении: уголовного судопроизводства, делопроизводства в федеральных судах, судопроизводство и делопроизводство у мировых судей и в других судах субъектов РФ. В качестве альтернативы в уголовном судопроизводстве возможно производство на государственных языках республик, входящих в Российскую Федерацию, но только в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 68 Конституции РФ. Речь в данном случае идет о 22 республиках, которые входят в состав России. Кроме того, положения комментируемой статьи регламентируют обязательные требования к языку ведения уголовного судопроизводства. В этой связи уголовное судопроизводство по уголовным делам должно вестись только на русском языке в Верховном Суде РФ, а также в военных судах (гарнизонных военных судах, окружных (флотских) военных судах).

4. Положения ч. 2 ст. 26 Конституции РФ о том, что каждому гарантируется право на пользование родным языком, конкретизированы в ч. 2 комментируемой статьи. Нормы данной статьи носят императивный характер в уголовном судопроизводстве и возлагают на государство в лице суда, прокурора, следователя, дознавателя, осуществляющих производство по уголовному делу, обязанность реализовать положения комментируемой статьи. В этой связи суд, прокурор, следователь, дознаватель, осуществляющие производство по уголовному делу, должны в отношении участников уголовного судопроизводства, которые не владеют или недостаточно владеют языком, на котором ведется производство по уголовному делу, разъяснить и обеспечить право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном нормами УПК РФ. При этом и документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, должны быть переведены на его родной язык или на язык, которым он владеет.

5. Существенной проблемой при реализации положений ч. ч. 3 и 2 комментируемой статьи является определение у соответствующего участника уголовного судопроизводства степени достаточности владения языком, на котором ведется уголовное судопроизводство. Законодатель критериев владения языком уголовного судопроизводства не устанавливает. Как правило, основным критерием, позволяющим установить степень владения языком, является мнение самого участника уголовного процесса по поводу восприятия им как письменной, так и устной речи уголовного судопроизводства, а также возможности изъясняться на этом языке. В проблемную группу входят и немые, глухонемые, глухие. Не владеющими языком судопроизводства традиционно признаются лица, которые не могут изъясняться на данном языке и не понимают устную речь на языке судопроизводства. Кроме того, нередко при производстве по уголовным делам возможны случаи, связанные со злоупотреблением правом, предоставленным УПК РФ данным участникам уголовного судопроизводства. В этой ситуации в соответствии с Определением Конституционного Суда от 20 июня 2006 г. N 219-О «органы предварительного расследования, прокурор и суд своими мотивированными решениями вправе отклонить ходатайство об обеспечении тому или иному участнику судопроизводства помощи переводчика, если материалами дела будет подтверждаться, что такое ходатайство явилось результатом злоупотребления правом» .
———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 219-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мухаметшина Аниса Нигматулловича на нарушение его конституционных прав частями второй и третьей статьи 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // .

6. Положения комментируемой статьи коррелируют с соответствующими положениями Федерального закона «О государственном языке Российской Федерации», Закона РФ «О языках народов Российской Федерации» об обязанности по обеспечению лицам, не владеющим государственным языком Российской Федерации, права на пользование услугами переводчиков. Понятие переводчика определено в ст. 59 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. 59 настоящего Кодекса.) Кроме того, положения комментируемых норм определяют, что лица, участвующие в деле и не владеющие языком, на котором ведутся судопроизводство и делопроизводство в судах, а также делопроизводство в правоохранительных органах, вправе выступать и давать объяснения на родном языке или на любом свободно избранном ими языке общения, а также пользоваться услугами переводчика. При этом важнейшей гарантией прав лиц, не владеющих языком уголовного судопроизводства, является правило о том, что они пользуются помощью переводчика бесплатно. Это правило находит свое отражение в ч. 2 комментируемой статьи, п. 7 ч. 2 ст. 42, п. 6 ч. 4 ст. 44, п. 7 ч. 4 ст. 46, п. 7 ч. 4 ст. 47 и др. Процессуальные издержки, связанные с участием в уголовном деле переводчика, возмещаются за счет средств федерального бюджета и не могут быть взысканы даже с осужденного.

1. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке .
2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Комментарий к статье 18 УПК РФ

2. Русский язык имеет статус государственного языка на всей территории РФ (п. 1 ст. 68 Конституции, ст. 3 Закона РФ «О языках народов Российской Федерации» ).

———————————
Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 50. Ст. 1740; СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3804.

4. Все указанные положения относятся и к языку, на котором ведется предварительное следствие и дознание. На этих стадиях процесса, как и во время судебного разбирательства, участие переводчика обязательно при проведении любого следственного действия, выполняемого с участием лица, не владеющего языком судопроизводства.

5. Не владеющими языком судопроизводства признаются лица, не понимающие или плохо понимающие обычную разговорную речь на языке судопроизводства, не умеющие свободно изъясняться на данном языке, понимать те или иные термины или обстоятельства, связанные с производством по делу .

Этим лицам обеспечивается право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства, знакомиться со всеми материалами дела, выступать в суде на родном языке и пользоваться услугами переводчика .

6. В протоколах допроса обвиняемого, подозреваемого, свидетеля, потерпевшего делается отметка о том, что им разъяснено право давать показания на родном языке или на тех языках, которыми они владеют, а также пользоваться услугами переводчика.

7. Переводчиком может быть только лицо, свободно владеющее языком судопроизводства и языком, знание которого необходимо для перевода (см. комментарий к ст. 59 УПК). Недопустимо совмещение в одном лице обязанностей судьи или должностного лица, осуществляющего производство по уголовному делу на досудебной стадии, с обязанностями переводчика .

Другой комментарий к статье 18 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. В многонациональной России с ее федеративным устройством вопрос о языке судопроизводства имеет особенно рельефно выраженное политическое содержание. Конституционной основой его решения служат положения, согласно которым государственным языком на всей территории Российской Федерации является русский язык, а республики вправе устанавливать свои государственные языки, которые наряду с русским употребляются в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик (части первая и вторая статьи 68 Конституции РФ). Аналогичные положения содержатся в Законе РФ от 25 октября 1991 г. «О языках народов Российской Федерации» (части первая и вторая статьи 3).

2. Согласно пунктам 1 и 2 статьи 10 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе РФ» (Собрание законодательства РФ. 1997. N 1. Ст. 1) только на русском языке ведется судопроизводство в Верховном Суде Российской Федерации и военных судах. Значит, во всех других судах общей юрисдикции, а также органах расследования республик, входящих в состав Российской Федерации, в соответствии с конституциями этих республик производство может вестись на государственном языке этих республик, что и отражено в части первой комментируемой статьи. Вразрез со сказанным в статье 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. «О государственном языке Российской Федерации» (Российская газета. 2005. 7 июня) говорится, что государственный язык Российской Федерации (русский) «подлежит обязательному пользованию», в частности в уголовном судопроизводстве, в федеральных судах и у мировых судей, а о государственных языках республик не упоминается. Однако вышеприведенных положений Федерального конституционного закона «О судебной системе» и УПК данная неточность поколебать не может, а в практическом плане она малоактуальна: русский язык в уголовном судопроизводстве действительно занимает господствующее положение повсеместно.

3. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, в любой стадии путем разъяснения прав участнику процесса и привлечения к участию в деле переводчика должна быть предоставлена реальная возможность давать показания, выступать в суде, слушать судоговорение и знакомиться с письменными материалами уголовного дела на языке, которым он владеет. Это общее правило, действующее не только в уголовном, но и в конституционном, гражданском, административном и арбитражном судопроизводстве, и речь идет, таким образом, о законоположении, содержание которого выходит далеко за рамки уголовно-процессуального права. Необходимо также заметить, что язык судопроизводства и принцип судопроизводства — категории различные.

Новая редакция Ст. 18 УПК РФ

1. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.

3. Если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Комментарий к Статье 18 УПК РФ

1. В к.с. закреплен принцип национального языка в уголовном процессе.

2. Гарантией соблюдения этого принципа является целый ряд положений, закрепленных в УПК РФ:

— участие защитника в судебном разбирательстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу (п. 4 ч. 1 ст. 51 УПК РФ);

— приговор излагается на том языке, на котором проводилось судебное разбирательство (ст. 303 УПК РФ);

— если приговор изложен на языке, которым подсудимый не владеет, то переводчик переводит приговор вслух на язык, которым владеет подсудимый, синхронно с провозглашением приговора или после его провозглашения (ч. 2 ст. 310 УПК РФ);

— правовой статус переводчика (см. также комментарий к ст. 59 УПК РФ).

3. Нет необходимости приглашения переводчика для лица, длительное время (10 лет) проживавшего на территории России, владевшего русским языком и не заявлявшего на стадии предварительного расследования ходатайства об обеспечении его переводчиком .

———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 8.

———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 4.

5. Обвиняемому в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет, должны вручаться постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительное заключение (п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), а также ряд других следственных документов .

———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 октября 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 2.

———————————
См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2008 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 8.

7. Более того, письменный перевод документов должен быть осуществлен путем использования алфавита родного языка обвиняемого или другого языка, которым он владеет. Перевод будет признан выполненным ненадлежащим образом, если он выполнен путем использования букв алфавита другого (которым не владеет обвиняемый), пусть даже и русского языка .

———————————
См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2011 года.

8. Под термином «язык» в нашем случае подразумевается членораздельная речь, совокупность слов и форм, с помощью которых участник уголовного судопроизводства выражает свои мысли .

———————————
Данное определение сформулировано с использованием информации, изложенной на сайте http://www.encycl.yandex.ru/yandsearch?rpt=encyc&text=%FF%E7%FB%EA.

9. Родным языком лица является язык той национальности, к которой он принадлежит, исходя из его собственного заявления. Согласно ч. 1 ст. 26 Конституции РФ каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности.

10. Лицо может давать показания (объяснения и др.) на родном языке или языке, которым он владеет. Размещение здесь союза «или» указывает на то, что, во-первых, у лица есть выбор. Во-вторых, что выбрать он может лишь из двух вариантов: говорить либо на родном языке, либо на другом языке, который не является его родным языком, но которым он владеет. В-третьих, если он выбрал один из языков общения при даче показаний (объяснений и др.), он должен им пользоваться на протяжении всего хода уголовного процесса.

11. Исключением из этого правила может быть лишь та ситуация, когда следователь (дознаватель и др.), суд (судья) посчитает, что выбранным языком участник явно не владеет, а владеет иным языком. В этом случае, если данное решение не будет противоречить воле лица, язык, на котором он дает показания (объяснения и др.), может быть заменен. Но следует помнить, что данная замена будет производиться не по решению участника процесса, а лишь с его согласия, по решению должностного лица (органа), в производстве которого находится уголовное дело.

12. Иногда участник уголовного судопроизводства не знает языка той национальности, к которой он принадлежит. В таком случае ему предоставляется возможность давать показания (объяснения и др.) на языке, которым он владеет. Понятие «владеть языком» в к.с. употреблено в значении «знать язык, твердо помнить, как на этом языке следует говорить». Неграмотный человек — тот, кто не умеет читать и (или) писать, — также считается владеющим языком в том смысле этого термина, который употреблен в к.с. и большинстве других статей УПК РФ . С другой стороны, человек, страдающий немотой, даже в том случае, когда он обучен грамоте в совершенстве, не может быть признан лицом, владеющим языком, на котором ведется судопроизводство.

———————————
Применительно к деятельности переводчика словосочетание «владеть языком» употреблено в ином (более широком) значении.

13. Любое ограничение прав обвиняемого, подсудимого, защитника, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и необеспечение этим лицам возможности пользоваться в любой стадии процесса родным языком является нарушением норм уголовно-процессуального закона, которое может повлечь отмену приговора .

———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. N 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту» // Там же. С. 137.

14. См. также комментарий к ст. ст. 72, 312, 462, 463 УПК РФ.

Другой комментарий к Ст. 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Правила, содержащиеся в комментируемой статье, необходимо применять с учетом положений ч. 2 ст. 26 и ст. 68 Конституции, а также ст. 10 Закона о судебной системе РФ.

2. Русский язык имеет статус государственного языка на всей территории РФ (п. 1 ст. 68 Конституции, ст. 3 Закона РФ «О языках народов Российской Федерации» ).
———————————
Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 50. Ст. 1740; СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3804.

Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они могут употребляться наряду с государственным языком (п. 2 ст. 68 Конституции).

3. Согласно Закону о судебной системе РФ (ст. 10) судопроизводство в военных судах ведется на русском языке.

5. Не владеющими языком судопроизводства признаются лица, не понимающие или плохо понимающие обычную разговорную речь на языке судопроизводства, не умеющие свободно изъясняться на данном языке, понимать те или иные термины или обстоятельства, связанные с производством по делу .
———————————
БВС. 1993. N 4.

Этим лицам обеспечивается право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства, знакомиться со всеми материалами дела, выступать в суде на родном языке и пользоваться услугами переводчика .
———————————
БВС. 1993. N 4. С. 11.

7. Переводчиком может быть только лицо, свободно владеющее языком судопроизводства и языком, знание которого необходимо для перевода (см. комментарий к ст. 59 УПК РФ). Недопустимо совмещение в одном лице обязанностей судьи или должностного лица, осуществляющего производство по уголовному делу на досудебной стадии, с обязанностями переводчика .
———————————
БВС. 1974. N 10.

8. Протокол судебного заседания составляется на языке, на котором слушается дело.

Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

Комментарий к Ст. 18 УПК РФ

1. В многонациональной России с ее федеративным устройством вопрос о языке судопроизводства имеет особенно рельефно выраженное политическое содержание. Конституционной основой его решения служат положения, согласно которым государственным языком на всей территории Российской Федерации является русский язык, а республики вправе устанавливать свои государственные языки, которые наряду с русским употребляются в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик (части первая и вторая статьи 68 Конституции РФ). Аналогичные положения содержатся в Законе РФ от 25 октября 1991 г. «О языках народов Российской Федерации» (части первая и вторая статьи 3).

2. Согласно пунктам 1 и 2 статьи 10 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе РФ» (Собрание законодательства РФ. 1997. N 1. Ст. 1) только на русском языке ведется судопроизводство в Верховном Суде Российской Федерации и военных судах. Значит, во всех других судах общей юрисдикции, а также органах расследования республик, входящих в состав Российской Федерации, в соответствии с конституциями этих республик производство может вестись на государственном языке этих республик, что и отражено в части первой комментируемой статьи. Вразрез со сказанным в статье 3 Федерального закона от 1 июня 2005 г. «О государственном языке Российской Федерации» (Российская газета. 2005. 7 июня) говорится, что государственный язык Российской Федерации (русский) «подлежит обязательному пользованию», в частности в уголовном судопроизводстве, в федеральных судах и у мировых судей, а о государственных языках республик не упоминается. Однако вышеприведенных положений Федерального конституционного закона «О судебной системе» и УПК данная неточность поколебать не может, а в практическом плане она малоактуальна: русский язык в уголовном судопроизводстве действительно занимает господствующее положение повсеместно.

3. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, в любой стадии путем разъяснения прав участнику процесса и привлечения к участию в деле переводчика должна быть предоставлена реальная возможность давать показания, выступать в суде, слушать судоговорение и знакомиться с письменными материалами уголовного дела на языке, которым он владеет. Это общее правило, действующее не только в уголовном, но и в конституционном, гражданском, административном и арбитражном судопроизводстве, и речь идет, таким образом, о законоположении, содержание которого выходит далеко за рамки уголовно-процессуального права. Необходимо также заметить, что язык судопроизводства и принцип судопроизводства — категории различные.

Статья 18 УПК РФ. Язык уголовного судопроизводства (действующая редакция)

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 18 УПК РФ

1. Согласно части 1 ком. статьи и пунктам 1 и 2 ст. 10 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» на русском языке судопроизводство и делопроизводство ведется в Верховном Суде РФ и военных судах. В других федеральных судах общей юрисдикции и в мировых судах уголовное судопроизводство может вестись на государственных языках этих республик. В органах предварительного расследования (правоохранительных органах) республик, входящих в состав России, оно ведется на государственном языке РФ (русском) или на государственном языке республики (ст. 18 Закона РФ «О языках народов Российской Федерации»).

2. Недостаточно владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, является лицо, которое хотя и понимает этот язык, но не может на нем свободно общаться либо читать или писать. При этом необходимо учитывать уровень общения данного лица, т.к. лицо может общаться на бытовом или узкопрофессиональном уровне, но не понимать или плохо понимать значение слов, необходимых для свободного общения в области судопроизводства.

Следует, однако, иметь в виду, что ст. 26 Конституции РФ признает за каждым не знающее никаких изъятий «право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения». Поэтому данная норма УПК, позволяющая пользоваться в уголовном процессе родным языком, а значит, и бесплатными услугами переводчика, только лицам, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по делу, противоречит этому конституционному праву. В сущности, она означает, что возможность решать, кто и как владеет языком судопроизводства, предоставлена суду, следователю, дознавателю, но не тому, кто лучше всех представляет уровень своих познаний в этом языке. Кроме того, в рассматриваемой части данная статья противоречит п. 5 ч. 4 ст. 44, ст. 45, п. 5 ч. 2 ст. 54, ст. 55, п. 6 ч. 4 ст. 46 и п. 6 ч. 4 ст. 47, которыми гражданскому истцу, гражданскому ответчику, их представителям, подозреваемому, обвиняемому гарантируется широкое право давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет. На практике органы, ведущие процесс, обычно стараются максимально толковать сомнения относительно владения языком в пользу участника процесса, что, учитывая сказанное выше, следует признать правильным.

3. Положения данной статьи распространяются также на немых, глухих и глухонемых лиц, которым необходимо обеспечивать помощь сурдопереводчика.

4. Переводчиком может быть любое лицо, свободно владеющее языком судопроизводства. При этом у него не обязательно должна иметься специальность или профессия переводчика. Орган или должностное лицо, ведущие процесс, сами владеющие другим языком, на котором может общаться участник процесса, не вправе быть переводчиками, т.к. в случае такого совмещения процессуальных функций подлежат отводу (п. 2 ч. 1 ст. 61).

5. Следственные и судебные документы, которые подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам процесса, переводятся на их родной язык или иной язык, которым они владеют. К таким документам относятся копии: уведомления о подозрении; постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительного заключения с приложениями или обвинительного акта, постановления о прекращении уголовного дела (преследования), приговора, протокола обыска, выемки, наложения ареста на имущество, постановления или определения о применении меры пресечения, постановления о производстве выплат в возмещение вреда реабилитированному лицу и некоторые др.

Статья 18 УПК РФ. Язык уголовного судопроизводства

2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Комментарии к ст. 18 УПК РФ

1. В коммент. ст. закреплен принцип национального языка в уголовном процессе.

2. Гарантией соблюдения этого принципа является целый ряд положений, закрепленных в УПК:

— участие защитника в судебном разбирательстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу (п. 4 ч. 1 ст. 51 УПК);

— приговор излагается на том языке, на котором проводилось судебное разбирательство (ст. 303 УПК);

— если приговор изложен на языке, которым подсудимый не владеет, то переводчик переводит приговор вслух на язык, которым владеет подсудимый, синхронно с провозглашением приговора или после его провозглашения (ч. 2 ст. 310 УПК);

— правовой статус переводчика (см. также комментарий к ст. 59 УПК).

3. Нет необходимости в приглашении переводчика для лица, длительное время (10 лет) проживавшего на территории России, владевшего русским языком и не заявлявшего на стадии предварительного расследования ходатайства об обеспечении его переводчиком .

См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 8.

4. И наоборот, если, к примеру, обвиняемый по национальности узбек, проживал в Узбекистане, окончил 8 классов узбекской школы, собственноручно написал объяснение, которое со всей очевидностью свидетельствует о том, что он нуждается в переводчике, переводчик ему должен быть предоставлен немедленно, а не по окончании предварительного расследования .

См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 4.

5. Обвиняемому в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет, должны вручаться постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительное заключение (п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК), а также ряд других следственных документов .

См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 октября 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 2.

6. Документы должны быть переведены полностью и без ошибок .

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2008 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 8.

7. Под термином «язык» в нашем случае подразумевается членораздельная речь, совокупность слов и форм, с помощью которых участник уголовного судопроизводства выражает свои мысли .

Данное определение сформулировано с использованием информации, изложенной на сайте: http:// encycl.yandex.ru/ yandsearch?rpt= encyc&text= %FF%E7%FB%EA.

8. Родным языком лица является язык той национальности, к которой он принадлежит, исходя из его собственного заявления. Согласно ч. 1 ст. 26 Конституции РФ каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности.

9. Лицо может давать показания (объяснения и др.) на родном языке или языке, которым оно владеет. Размещение здесь союза «или» указывает на то, что, во-первых, у лица есть выбор. Во-вторых, что выбрать оно может лишь из двух вариантов: либо говорить на родном языке, либо на другом языке, который не является его родным языком, но которым «оно владеет». В-третьих, если оно выбрало один из языков общения при даче показаний (объяснений и др.), оно должно им пользоваться на протяжении всего хода уголовного процесса.

10. Исключением из этого правила может быть лишь та ситуация, когда следователь (дознаватель и др.), суд (судья) посчитают, что выбранным языком участник явно не владеет, а владеет иным языком. В этом случае, если данное решение не будет противоречить воле лица, язык, на котором оно дает показания (объяснения и др.), может быть заменен. Но следует помнить, что данная замена будет производиться не по решению участника процесса, а лишь с его согласия, по решению должностного лица (органа), в производстве которого находится уголовное дело.

11. Иногда участник уголовного судопроизводства не знает языка той национальности, к которой он принадлежит. В таком случае ему предоставляется возможность давать показания (объяснения и др.) на языке, которым он владеет. Понятие «владеть языком» в коммент. ст. употреблено в значении «знать язык, твердо помнить, как на этом языке следует говорить». Неграмотный человек — тот, кто не умеет читать и (или) писать, — также считается владеющим языком в том смысле этого термина, который употреблен в коммент. ст. и большинстве других статей УПК . С другой стороны, человек, страдающий немотой, даже в том случае, когда он обучен грамоте в совершенстве, не может быть признан лицом, владеющим языком, на котором ведется судопроизводство.

Применительно к деятельности переводчика словосочетание «владеть языком» употреблено в ином (более широком) значении.

12. Любое ограничение прав обвиняемого, подсудимого, защитника, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и необеспечение этим лицам возможности пользоваться в любой стадии процесса родным языком являются нарушением норм уголовно-процессуального закона, которое может повлечь отмену приговора .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. N 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту» // Там же. С. 137.

13. См. также комментарий к ст. ст. 72, 312 УПК.