Приговор суда по ст176 ук рф

Дата опубликования: 17 октября 2011 г.

Липецкий областной суд

Судья: Вострикова И.П. дело № 22-2194/2011

Докладчик: Новичков Ю.С.

г. Липецк 11 октября 2011 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда

председательствующего: Бирюковой Н.К.

судей: Новичкова Ю.С., Летниковой Е.П.

с участием прокурора Ковалишиной Е.Н.

при секретаре Канищеве Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Леоновой О.Н. и кассационную жалобу адвоката Резова С.Н. на приговор Левобережного районного суда города Липецка от 01 августа 2011 года, которым

Шитикова Ольга Алексеевна, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка , с высшим образованием, разведенная, имеющая малолетнего ребенка, работающая генеральным директором ООО ПП «КНК», зарегистрированная и проживающая по адресу по адресу: ; не судимая, осуждена

по ст. 176 ч.1 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011 года № 26-ФЗ) к 1 (одному) году лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 (два) года. На осужденную возложены обязанности в период испытательного срока: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осуждённой, не совершать правонарушений.

Заслушав доклад судьи Новичкова Ю.С., прокурора Ковалишину Е.Н., поддержавшего доводы кассационного представления и возражавшую против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

В кассационном представлении государственный обвинитель Леонова О.Н. просит состоявшийся приговор отменить в связи с мягкостью назначенного наказания, а также неправильным применением уголовного закона, направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на следующие доводы.

При назначении наказания судом учтены не все обстоятельства, влияющие на справедливость приговора.

Назначенное наказание не соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, которое является умышленным, имеет повышенную степень общественной опасности, относится к преступлениям средней тяжести в сфере экономической деятельности. Совершенным преступлением осужденная причинила СБ РФ и государству крупный ущерб на сумму свыше 40 миллионов рублей, который в добровольном порядке не возместила, а судом данное обстоятельство не учтено при назначении наказания.

Несмотря на отсутствие отягчающих обстоятельств, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, обстоятельств дела, а также принципов разумности и справедливости, суд пришел к необоснованному выводу о возможности исправления осужденной без реального отбывания назначенного наказания.

Кроме того, в описательно-мотивировочной части приговора суд указал на отсутствие оснований для назначения наказания в виде штрафа, ограничения свободы. Однако, санкция ст.176 УК РФ не предусматривает ограничения свободы в качестве наказания. Таким образом, суд необоснованно рассматривал вопрос о возможности или невозможности назначения наказания в виде ограничения свободы.

В кассационной жалобе адвокат Резов С.Н. просит приговор отменить и прекратить уголовное дело в отношении Шитиковой О.А. в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления, ссылаясь на следующие доводы.

Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактически установленным по делу обстоятельствам. При постановлении приговора, судом дана неверная оценка доказательствам по делу.

При оценке доказательств по делу, положенных в основу обвинительного приговора, суд нарушил положения ст. 17,87,88 УПК РФ, так как оценивал доказательства с обвинительным уклоном.

Вина Шитиковой О.А. в предъявленном обвинении не нашла своего подтверждения при рассмотрения уголовного дела. В действиях Шитиковой О.А. не установлены все признаки состава преступления, вследствие чего она подлежит оправданию.

Формальное предоставление недостоверных сведений о хозяйственном положении или финансовом состоянии общества, которые не могут повлиять на решение банка о выдаче кредита, и которые не влияют на способность (кредитоспособность) возвратить кредит, не образует состав преступления, предусмотренный ст. 176 УК РФ, так как в данном случае отсутствует причинно-следственная связь между двумя элементами состава преступления, которая и определяет отсутствие состава данного преступления.

В судебном заседании также установлено, что кредитный договор №11606026 от 09.06.2006 года по инициативе банка в одностороннем порядке расторгнут досрочно путем обращения в Левобережный районный суд г. Липецка, в связи с обнаружением неверной оценки заложенного имущества установки нефтеперерабатывающей Н-60.

Допрошенная в судебном заседании подсудимая Шитикова О.А. пояснила, что ООО ПП «КНК» в состоянии было возвратить кредит банку — 41 млн. рублей, если бы банк досрочно через суд не расторг кредитный договор, так как активы ОО ПП «КНК» (имущество, доход от хозяйственной деятельности) позволяли ООО ПП «КНК» возвратить кредит в срок, то есть в соответствии с условиями кредитного договора, следовательно, ущерб банку причинен не по вине ООО ПП «КНК», а вследствие того, что банк, арестовав имущество ООО ПП «КНК», фактически парализовал хозяйственную деятельность ООО ПП «КНК». При этом до расторжения кредитного договора ООО ПП «КНК» добросовестно и в срок исполняло обязательства возврату кредита.

В судебном заседании установлено, что ООО ПП «КНК» действительно вело хозяйственную деятельность по производству флотского мазута, реализовало его, имело доходы от хозяйственной деятельности.

По запросу защиты ООО ПП «КНК» представило заверенные ИФНС бухгалтерские балансы из ИФНС за 2006 — 2007 года, которые показывают реальное финансовое положение ООО ПП «КНК».

Анализ проведенных на предварительном следствии экспертиз, показаний допрошенных по делу свидетелей, «Методики определения кредитоспособности заемщика», являющейся приложением к регламенту предоставления кредитов юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям Сбербанком России и его филиалами» № 285-4р от 23.07.2004 года, позволяет сделать вывод о том, что при проведении экспертиз экспертным путем не выяснялись следующие вопросы:

1. Достигали ли оптимального значения коэффициенты кредитоспособности и другие, отраженные в бухгалтерских балансах, представленных ООО ПП «КНК» в Усманское отделение №386 СБ РФ для получения кредита в соответствие с «Методикой определения кредитоспособности заемщика», являющейся приложением к регламенту предоставления кредитов юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям Сбербанком России и его филиалами № 285-4р от 23.07.2004 года.

2. Достигали ли оптимального значения коэффициенты кредитоспособности и другие, отраженные в бухгалтерских балансах, представленных ООО ПП «КНК» в ИФНС (в последствие изъятых органами предварительного следствия), для получения кредита в соответствие с «Методикой определения кредитоспособности заемщика», являющейся приложением к регламенту предоставления кредитов юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям Сбербанком России и его филиалами № 285-4р от 23.07.2004 года.

3. Позволяло ли реальное финансовое состояние ООО ПП «КНК», с учетом бухгалтерских балансов, изъятых из ИФНС, и бухгалтерских балансов за 2006- 2007 г.г. дополнительно представленных защитой в судебное заседание, своевременно возвратить кредит до 27.11.2007 года в соответствие с условиями кредитного договора №611606026 от 09.06.2006 года.

Выяснение данных вопросов возможно только экспертным путем, с целью определения наличия или отсутствия состава преступления, предусмотренного ст.176 ч.1 УК РФ в действиях Шитиковой О.А.

С целью выполнения требований ст.73 УПК РФ защитой в судебном заседании было заявлено ходатайство о назначении судебной финансово-бухгалтерской экспертизы по указанным выше вопросам, в удовлетворении которого судом необоснованно отказано.

Таким образом, в судебном заседании объективно остался не выясненным основной вопрос, при каких условиях возможна была выдача кредита ООО ПП «КНК» при третьем классе кредитоспособности.

Приговор не соответствует требования ч. 4 ст. УПК РФ, Постановлению Пленума Верховного Суда РФ№1 от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» (с последующими изменениями) и подлежит отмене, а Шитикова оправданию, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

Изучив материалы дела, проверив доводы жалобы и представления, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вывод суда о виновности Шитиковой в совершенном преступлении основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, подробный анализ которых приведен в приговоре.

Так, в судебном заседании установлено, что Шитикова предоставила в Усманское отделение №386 Сбербанка России пакет документов, содержащих заведомо ложные сведения о хозяйственном положении и финансовом состоянии возглавляемой ею организации, в частности — подложные документы о закупке установки нефтеперерабатывающей малогабаритной Н-60, якобы приобретенной у ООО «Реотек», копию акта приема-передачи векселей Сбербанка России от 17.04.2006г между ООО ПП «КНК» и ООО «РЕОТЕК», копии трех векселей на общую сумму 56000000 рублей, подложную копию письма, подписанного председателем комитета по развитию малого бизнеса администрации области С.1, о том, что ООО ПП «КНК» якобы является победителем конкурса проектов в сфере малого предпринимательства, подложные копии бухгалтерских балансов по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, подложный протокол внеочередного собрания учредителей ООО ПП «КНК», якобы, дающий право Шитиковой О.А. на получение кредита в сумме 41000 000 рублей.

Подложность данных документов подтверждается заключениями экспертов №№ 3481, 4197, 5025, 315, показаниями свидетелей С2, ФИО11, С4, С.5, С.6, С.7 и других. Поддельность векселей подтверждается как данными Сбербанка, так и показаниями свидетеля С2

Свидетели ФИО11, С.6, С.7 и другие дали показания о том, что никаких договоров ООО «Реотек» с ООО ПП «КНК» на поставку установки Н-60 не заключало, и последняя им не поставлялась. Подложность бухгалтерских балансов, представленных подсудимой Шитиковой О.А. в банк, подтверждается показаниями свидетеля Аксёновой Л.С., заключением эксперта № 3481 и другими доказательствами по данному уголовному делу. Все документы, представленные подсудимой Шитиковой О.А. в банк на получение кредита с лимитом в сумме 41.000.000 рублей, как было установлено в судебном заседании, были подписаны ею, что не отрицалось в суде и самой Шитиковой; подтверждается её показаниями, заключением эксперта № 4197.

Указанные документы, в том числе, бухгалтерская отчетность ООО ПП «КНК» за три последние отчетные даты, послужили основанием для дачи сотрудниками Усманского отделения №386 Сбербанка России заключения о возможности предоставления кредита предприятию, возглавляемому Шитиковой, как предприятию 2-го класса кредитоспособности, и основанием для дальнейшего положительного решения о выдаче кредита на общую сумму 41 миллион рублей.

Ссылка на формальное предоставление Шитиковой недостоверных сведений о финансовом или хозяйственном положении предприятия опровергается материалами дела, из которых следует, что Шитиковой в банк были предоставлены подложные документы, которые послужили основанием для выдачи кредита. В судебном заседании установлено, что кредит подсудимой Шитиковой О.А., являвшейся директором ООО ПП «КНК», был выдан с лимитом в сумме 41 млн. рублей именно в рамках обеспечения данного кредита залогом в виде установки нефтеперерабатывающей малогабаритной Н-60, которая не принадлежала ООО ПП «КНК». Подложность предоставленных Шитиковой документов бесспорно установлена в судебном заседании.

Довод жалобы о возможности своевременного самостоятельного погашении кредита ООО ПП «КНК» до 27 ноября 2007 года не может служить основанием для отмены приговора, поскольку не входит в предмет судебного разбирательства, а также не влияет на выводы суда о виновности Шитиковой в совершенном преступлении и на квалификацию ее действий. Кроме того, данный довод основан на предположениях и опровергается собранными по уголовному делу доказательствами, из которых установлено, что ООО ПП «КНК» относилось к самому низкому, третьему классу кредитоспособности, являлось неплатежеспособным, не имело оборотных средств на 01.04.2006г.

Довод кассационной жалобы о том, что в судебном заседании объективно остался не выясненным основной вопрос о возможности выдачи кредита ООО ПП «КНК» при третьем классе кредитоспособности, является несостоятельным и опровергается показаниями свидетеля С.3, из которых следует, что в случае представления в банк сведений согласно бухгалтерским балансам, которые ООО ПП «КНК» представило в налоговую инспекцию, кредит на сумму в размере 41 миллион рублей указанной организации, относящейся к третьему классу кредитоспособности, а последний является самым низким, выдан бы не был, ввиду убыточности предприятия. Из документов следует, что предприятие сделало финансовые вложения, не имея оборотных средств на 01.04.2006 года. Все вышеуказанные показатели говорят о невозможности исполнить предприятием обязательства в срок и в полном объеме. Согласно регламентам Сберегательного банка, данное предприятие кредитовать нельзя, так как имеются стоп-факторы, а именно: чистые активы предприятия ООО ПП «КНК» отрицательные, имеет место убыточная деятельность указанного предприятия.

Показания данного свидетеля согласуются с заключением эксперта № 315, с «Методикой определения кредитоспособности Заемщика», которая является приложением к Регламенту предоставления кредитов юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям Сбербанком России и его филиалами № 285-4-р от 23.07.2004 года.

Довод жалоб о необоснованном отклонении судом ходатайства о назначении судебной финансово-бухгалтерской экспертизы для ответа на дополнительные вопросы о кредитоспособности ООО ПП «КНК», о возможности указанного предприятия своевременно возвратить кредит до 27.11.2007 года в соответствие с условиями кредитного договора №611606026 от 09.06.2006 года является несостоятельным. В удовлетворении данного ходатайства судом обоснованно отказано с вынесением мотивированного постановления (т.12 л.д. 24-28).

Довод жалобы адвоката об отсутствии в действиях Шитиковой О.А состава преступления, предусмотренного ст.176 ч.1 УК РФ, является необоснованным. Указанный довод тщательно исследовался в судебном заседании и обоснованно отвергнут с приведением в приговоре убедительных мотивов принятого решения. Ссылка в жалобе на оценку судом доказательств с обвинительным уклоном является надуманной, все представленные доказательства судом оценены в соответствии со ст.ст. 17,87,88 УПК РФ.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу. По делу собрано достаточно доказательств, которые в совокупности бесспорно подтверждают совершение осужденной преступления, предусмотренного ст.176 ч.1 УК РФ.

Доводы кассационного представления о чрезмерной мягкости назначенного наказания являются несостоятельными.

Наказание Шитиковой О.А. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершённого преступления, относящегося к категории преступлений средней тяжести, личности подсудимой, ранее к уголовной ответственности не привлекавшейся; положительно характеризующейся по месту жительства, на учёте в ГУЗ «ЛОПНД» и в ГУЗ «ЛОНД» не состоящей, а также с учетом смягчающих обстоятельств, в качестве которых судом признаны наличие у подсудимой одного малолетнего ребёнка, имеющего заболевания, совершение подсудимой преступления средней тяжести впервые, а также с учетом отсутствия отягчающих обстоятельств.

Судом в приговоре приведены убедительные мотивы о возможности исправления осуждённой без реального отбывания назначенного ей наказания в виде лишения свободы.

Довод о необоснованном рассмотрении судом вопроса о возможности или невозможности назначения осужденной дополнительного наказания в виде ограничения свободы, является несущественным и не влияет на правильность назначенного осужденной наказания, кроме того Шитиковой дополнительное наказание не назначалось.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.377,378,388 УПК РФ, судебная коллегия

Приговор Левобережного районного суда города Липецка от 01 августа 2011 года в отношении Шитиковой Ольги Алексеевны оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Резова С.Н. и кассационное представление государственного обвинителя Леоновой О.Н. без удовлетворения.

Приговор суда по ст176 ук рф

президиума Свердловского областного суда

г. Екатеринбург 16 августа 2017 года

Президиум Свердловского областного суда в составе: председательствующего Дементьева А.А., членов президиума Дмитриева В.А.,Баландиной Т.П., Милюхиной Е.В., Васильевой А.С., с участием и.о.прокурора Свердловской области Маленьких В.М., защитников осуждённого Блинова Д.Е., — адвокатов Исайкиной-Ушаковой О.С., Чернооковой Т.В., потерпевших К, А, С., О.,Л., П., Н., И., Т. Ю., Д. представителя потерпевшего Ф- – В. представителя потерпевших Я. представителя потерпевшего ПАО «Сбербанк» М. при секретаре ДемановойЮ.А. рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению первого заместителя прокурора Свердловской области Маленьких В.М.и кассационной жалобе представителя потерпевшего ПАО «Сбербанк» Б. о пересмотре приговора Камышловского городского суда Свердловской области от 7 ноября 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 12 января 2017 года в отношении

осуждённого по ч. 1 ст. 176 УК Российской Федерации к 400 часам обязательных работ.

На основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» Блинов Д.Е. освобожден от назначенного наказания со снятием судимости.

За гражданским истцом Г. признано право на удовлетворение гражданского иска и вопрос о возмещении иска передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 12 января 2017 года приговор оставлен без изменения, апелляционные жалобы потерпевших — без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Свердловского областного суда Башкова А.В., выступление прокурора В.М. Маленьких, представителя потерпевшего ПАО «Сбербанк» М. , поддержавших доводы кассационных представления и жалобы, выступления адвокатов Исайкиной-Ушаковой О.С., Чернооковой Т.В., в защиту осуждённого, возражавших против удовлетворения кассационного представления прокурора и кассационной жалобы ПАО «Сбербанк», мнение потерпевших К., А., С., О., Л., П., Н., И., Т., Ю., Д., представителя потерпевшего Ф. В. , просивших судебные решения оставить без изменения, президиум

Блинов Д.Е. признан виновным в незаконном получении кредита, то есть в получении руководителем организации кредита путём предоставления банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии организации, причинившем крупным ущерб. Согласно приговору, вышеуказанное деяние Блинов Д.Е. совершил в период с 7 мая 2008 года по 6 августа 2013 года в г. Камышлове Свердловской области при прочих обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении прокурор просит приговор и апелляционное определение в отношении Блинова Д.Е. отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда. Указывает на то, что, переквалифицируя действия Блинова Д.Е. на ч. 1 ст. 176 УК Российской Федерации, государственный обвинитель мотивировал свой вывод отсутствием у Блинова Д.Е. корыстного умысла. Обращает внимание на то, что состав преступления, предусмотренный ст. 176 УК Российской Федерации, предполагает совершение деяния специальным субъектом — индивидуальным предпринимателем либо руководителем организации, при наличии умысла лишь на незаконное получение кредита без цели обращения денежных средств в свою собственность. По мнению прокурора, судом при квалификации действий Блинова Д.Е. данные требования закона не соблюдены, поскольку в ходе предварительного расследования и в судебном заседании установлено, что заёмщиком по отношению к кредитору ОАО «Сбербанк России» (в настоящее время ПАО «Сбербанк») выступал не непосредственно Блинов Д.Е., а физические лица, не являющиеся индивидуальными предпринимателями или руководителями организаций. В этой связи полагает, что действия подсудимого в данном случае следует квалифицировать по ст. 159 УК Российской Федерации, а потерпевшими будут являться заёмщики. Считает, что материалы уголовного дела содержат доказательства наличия у Блинова Д.Е. умысла на хищение денежных средств, оценка которым не дана. В частности отмечает, что частичная оплата процентов и частичное погашение основного долга по кредитным договорам за заёмщиков организована Блиновым Д.Е. с целью придания видимости исполнения своих долговых обязательств и добросовестности заключенных сделок. Вывод об отсутствии у БлиноваД.Е. умысла на хищение денежных средств не мотивирован. Допущенные нарушения положений ст.ст. 87, 88 УПК Российской Федерации при оценке доказательств, повлияли на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и привели к судебной ошибке, повлиявшей на исход дела и искажающей саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

В кассационной жалобе представитель потерпевшего ПАО «Сбербанк» – Б. . просит приговор и апелляционное определение отменить, дело в отношении Блинова Д.Е. направить на новое рассмотрение, либо возвратить прокурору. Считает, что судами допущены существенные нарушения норм уголовно-процессуального и уголовного законов, повлиявшие на исход дела. Мотивируя свои доводы, ссылается на нарушение прав ПАО «Сбербанк» как потерпевшего. Указывает, что банк был признан потерпевшим после окончания предварительного расследования и по окончании судебного следствия. В этой связи банк был лишён возможности знакомиться с материалами дела, представлять доказательства, заявлять ходатайства и т.д. Отмечает, что суд нарушил правила оценки доказательств, предусмотренные ст. 88 УПК Российской Федерации, не установил все обстоятельства, подлежащие доказыванию. Утверждает, что действия БлиноваД.Е. ошибочно квалифицированы по ч. 1 ст. 176 УК Российской Федерации, поскольку не доказан факт получения кредита Блиновым Д.Е. как индивидуальным предпринимателем или руководителем какой-либо организации, не установлено наименование такой организации; доказательства подложности части документов, представленных в банк заемщиками – физическими лицами для получения ими кредитов, не могут являться доказательствами совершения преступления по ст. 176 УК Российской Федерации; не доказан факт представления банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии именно индивидуального предпринимателя или какой-либо организации. Полагает, что вывод суда о получении кредита физическим лицом Блиновым Д.Е. противоречит выводу о наличии объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 176 УК Российской Федерации, — незаконного получения кредита организацией.

В возражениях на кассационную жалобу ПАО «Сбербанк» потерпевшая Я. просит состоявшиеся судебные решения оставить без изменения, оспаривает доводы ПАО «Сбербанк». Аргументируя свою позицию, отмечает, что действия Блинова Д.Е. стали возможными вследствие высокорискованной кредитной политики банка.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы представителя потерпевшего, возражения на кассационную жалобу, заслушав стороны, президиум приходит к выводу, что приговор и апелляционное определение в отношении Блинова Д.Е. подлежат отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 401 6 УПК Российской Федерации, пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

В силу ограничения, содержащегося в ст. 401 15 УПК Российской Федерации, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие фундаментальные нарушения уголовно-процессуального и уголовного закона по настоящему делу допущены.

К основополагающим, фундаментальным принципам уголовного судопроизводства относятся принципы состязательности (ст. 15 УПК Российской Федерации) и равноправия сторон (ст. 244 УПК Российской Федерации).

По смыслу уголовно-процессуального закона, в тех случаях, когда будет установлено, что лицо, которому преступлением причинен вред, не признано потерпевшим по делу, суд признает такое лицо потерпевшим, уведомляет его об этом, разъясняет права и обязанности, обеспечивает возможность ознакомления со всеми материалами дела (ст. 42 УПК Российской Федерации). Согласно правовой позиции, изложенной в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 года № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», в решении суда о признании лица потерпевшим должно быть указано, какими действиями, из вмененных подсудимому, и какой именно вред ему причинен, в том числе при причинении вреда сразу нескольких видов (физического, имущественного и морального, вреда деловой репутации).

Потерпевший, как участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения, пользуется равными со стороной защиты правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в п. 1 — 6 ч. 1 ст. 299 УПК Российской Федерации, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства. Потерпевшему, его представителю, законному представителю на любом этапе уголовного судопроизводства должна быть предоставлена возможность довести до сведения суда свою позицию по существу дела и те доводы, которые он считает необходимыми для ее обоснования.

На доводы потерпевшего по вопросам, которыми затрагиваются его права и законные интересы, суд должен дать мотивированную оценку при принятии судебного решения.

Из материалов уголовного дела № 150131129 следует, что оно возбуждено 24 марта 2015 года в отношении Блинова Д.Е. по заявлению Ц. (т. 1 л.д. 1) и в последующем соединено в одно производство с другими уголовными делами, возбуждёнными в отношении Блинова Д.Е. по заявлению ряда граждан по фактам, сложившимся в связи с выдачей им кредитов, (т. 1 л.д. 176-177, т. 2 л.д. 70, 121, 162, 207, т. 3 л.д. 43-45, 163-164, т. 4 л.д. 7, 41, 66, 69, 89, 97, 89, 97, 113-114, 153). Граждане-заявители признаны потерпевшими по данному уголовному делу.

В ходе предварительного расследования, несмотря на наличие заявлений ПАО «Сбербанк» о причинённом ему ущербе мошенническими действиями Блинова Д.Е., банк не признан потерпевшим по уголовному делу.

В ходе судебных заседаний 1 и 2 августа 2016 года, 30 сентября 2016 года, 3 октября 2016 года представителем ПАО «Сбербанк» неоднократно заявлялись ходатайства о признании банка потерпевшим, однако, постановлениями суда в удовлетворении ходатайств представителя отказано (т.19 л.д. 122), и судебное следствие по делу окончено.

1 ноября 2016 года суд возобновил судебное следствие (т. 19 л.д. 154), признал ПАО «Сбербанк» потерпевшим по уголовному делу. После признания ПАО «Сбербанк» потерпевшим, несмотря на утверждение потерпевшего о невозможности ознакомления с материалами дела (т. 19 л.д. 155), суд судебное заседание не отложил и реальной возможности для ознакомления с делом не предоставил. В этот же день суд допросил представителя потерпевшего ПАО «Сбербанк», разрешил ходатайство представителя потерпевших Я. . о возврате уголовного дела прокурору, окончил судебное следствие, провёл прение сторон, в ходе которых государственный обвинитель просил квалифицировать действия Блинова Д.Е. по ч. 1 ст. 176 УК Российской Федерации, то есть по иной, более мягкой норме уголовного закона, при иных обстоятельствах, связанных с причинением ущерба уже банку, а не физическим лицам, выслушал реплики сторон, последнее слово подсудимого и удалился в совещательную комнату для постановления приговора.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, ПАО «Сбербанк», фактически будучи признан потерпевшим по уголовному делу, был лишён возможности реализовать свои права, предусмотренные ст. 42 УПК Российской Федерации, в том числе участвовать в исследовании и представлении доказательств, в том числе о размере причинённого ущерба, высказывать своё мнение относительно квалификации действий Блинова Д.Е.

Следовательно, по делу допущено принципов состязательности и равноправия сторон.

Кроме того, признав потерпевшим по делу ПАО «Сбербанк», суд не разрешил вопрос относительно других потерпевших (физических лиц-заёмщиков), которым исходя из новых обстоятельств дела, установленных судом, вред не причинён. По смыслу уголовно-процессуального закона, если по уголовному делу будет установлено, что лицо признано потерпевшим без достаточных к тому оснований, предусмотренных ст. 42 УПК Российской Федерации, суд выносит постановление (определение) о том, что такое лицо ошибочно признано потерпевшим по данному делу, и разъясняет ему право на обжалование принятого судом решения в апелляционном порядке. При этом решение суда может быть обжаловано безотлагательно до постановления приговора, поскольку решением суда затрагивается конституционное право на доступ к правосудию. Обжалование решения в этой части не является основанием для приостановления судебного разбирательства.

Нарушение процессуальных прав потерпевшего — ПАО «Сбербанк», привело к нарушению норм материального права, выразившихся в ошибочной квалификации действий Блинова Д.Е. по ч. 1 ст. 176 УК Российской Федерации.

Согласно приговору, суд установил, что весной у Блинова Д.Е., являющегося руководителем ряда коммерческих организаций возник преступный умысел на незаконное получение в филиале ОАО «Сбербанк России» — Камышловском отделении № номер Сбербанка России кредитов для осуществления хозяйственной деятельности юридических лиц. Для реализации преступного умысла Блинов Д.Е. разработал преступную схему, одной из составляющей которой явилось изъятие у оформивших кредитные договоры лиц денежных средств, полученных по этим кредитным договорам, и обращение этих денежных средств для осуществления хозяйственной деятельности, возглавляемых им юридических лиц.

Описывая реализацию вышеуказанного преступного умысла по отношению к каждому из граждан (заёмщику), признанных потерпевшими по настоящему делу, суд пришёл к выводу, что Блинов Д.Е. незаконно получил кредит, чем причинил ПАО «Сбербанк» имущественный вред.

Таким образом, суд допустил существенное противоречие между содержанием умысла виновного, направленного на изъятие и обращение денежных средств заёмщиков-граждан (умысел на хищение), который признан доказанным, и фактическими действиями по причинению банку имущественного вреда, при отсутствии признаков хищения имущества.

Соглашаясь с государственным обвинителем в части квалификации действий Блинова Д.Е., суд также не учёл, что в силу прямого указания в законе субъектом преступления, предусмотренного ст. 176 УК Российской Федерации, может быть только индивидуальный предприниматель либо руководитель организации при наличии умысла на незаконное получение кредита без цели обращения денежных средств в свою собственность.

Не приведено в приговоре мотивов, по которым суд отверг доводы представителя потерпевшего ПАО «Сбербанк» о квалификации действий Блинова Д.Е. как мошенничества – хищения путём обмана денежных средств, принадлежащих банку на сумму рублей (т. 19 л.д. 54, 104).

Суд апелляционной инстанции данные нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов не устранил, доводы банка о наличии в действиях осуждённого признаков иного преступления оставил без внимания и оценки.

При таких обстоятельствах, учитывая правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, высказанные в Определении от 10 марта 2016 года № 457-О, Постановлении от 2 июля 2013 года № 16-П и Определении от 14 января 2016 года № 15-О, президиум приходит к выводу, что приговор и апелляционное определение подлежат отмене, а уголовное дело направлению прокурору в порядке ч. 1.3 ст. 237 УПК Российской Федерации.

В целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и проведения судебного заседания в разумные сроки, президиум считает необходимым сохранить в отношении Блинова Д.Е. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, избранную ему в ходе предварительного расследования по делу (т. 17 л.д. 40-41).

Руководствуясь ст.ст. 401 6 , 401 15 УПК Российской Федерации, президиум

приговор Камышловского городского суда Свердловской области от 7 ноября 2016года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 12 января 2017 года в отношении Блинова Д.Е. отменить.

Уголовное дело направить прокурору в порядке п. 6 чч. 1, 1.3 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Сохранить в отношении Блинова Д.Е. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Решение Верховного суда: Определение N 71-УД15-6 от 16.11.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

г. Москва 16 ноября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Сабурова Д.Э судей Хомицкой Т.П. и Кочиной И.Г при секретаре Горностаевой Е.Е рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Бабкина А.Н. и адвоката Маринич СМ. в его защиту, адвоката Цирита В.В. в защиту интересов осужденного Жаркова И.А. на приговор Ленинградского районного суда г. Калининграда от 29 января 2013 года апелляционное постановление Калининградского областного суда от 19 ноября 2014 года, постановление президиума Калининградского областного суда от 20 июля 2015 года.

По приговору Ленинградского районного суда г. Калининграда от 29 января 2013 года

На основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы в колонии-поселении.

несудимый осужден за совершение четырех преступлений, предусмотренных ч.З ст.ЗЗ ч.1 ст. 176 УК РФ (по эпизодам от 21 сентября, 19 октября, 16 ноября 2007 года и 7 марта 2008 года) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы за каждое.

Срок отбытия наказания Жаркову и Бабкину постановлено исчислять с фактического поступления в колонию — поселения, где они содержатся с 13 января 2015 года (т. 51 л.д. 178-179). В соответствии с актом об амнистии 4 июня 2015 года Бабкин освобожден от дальнейшего отбывания наказания.

Апелляционным постановлением Калининградского областного суда от 19 ноября 2014 года приговор в отношении Бабкина А.Н. и Жаркова И.А изменен: в соответствии с п.З ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования они освобождены от наказания назначенного по ч.З ст.ЗЗ, ч.1 ст. 176 УК РФ по эпизодам от 19 октября и 16 ноября 2007 года; по каждому из эпизодов преступлений от 21 сентября 2007 года и 7 марта 2008 года действия осужденных переквалифицированы с ч.З ст.ЗЗ, ч.1 ст. 176 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) на ч.З ст.ЗЗ, ч.1 ст. 176 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой Бабкину А.Н. назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы за каждое а по совокупности преступлений на основании ч.2 ст.69 УК РФ — 3 года лишения свободы, Жаркову И.А. в соответствии с ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 3 года 2 месяца лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Калининградского областного суда от 20 июля 2015 года приговор и апелляционное определение в отношении Бабкина А.Н. и Жаркова И.А. оставлены без изменения, а кассационные жалобы адвоката Маринич СМ. в защиту Бабкина А.Н. и осужденного Жаркова И.А. — без удовлетворения.

В соответствии с ч. 6 ст. 401.14 УПК РФ постановлением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 2 октября 2015 года указанные кассационные жалобы с уголовным делом переданы на рассмотрение в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Бабкин А.Н. и Жарков И.А., с учетом внесенных изменений признаны виновными и осуждены в организации получения руководителем ООО « » кредита в России в лице отделения № путем предоставления банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии организации по кредитному договору от 21 сентября 2007 года в размере рублей, а также в организации получения руководителем ООО « » кредита в России в лице отделения № путем предоставления банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии организации по кредитному договору от 7 марта 2008 года в размере рублей при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., выступление адвоката Цирит В.В. в защиту интересов осужденного Жаркова И.А., поддержавшего доводы жалоб, мнение прокурора Кривоноговой Е.А. об изменении судебных решений, Судебная коллегия

установила в кассационной жалобе осужденный Бабкин А.Н. и адвокат Маринич СМ. в защиту его интересов выражают несогласие с постановленными судебными решениями, ввиду допущенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального права. Адвокат, мотивируя свою позицию, указывает, что по данному делу истекли сроки давности привлечения Бабкина к уголовной ответственности на момент апелляционного рассмотрения по всем эпизодам преступлений. Со ссылкой на показания ряда свидетелей и материалы дела, также полагает, что по делу не представлено доказательств, подтверждающих вину Бабкина в совершении преступлений. Считает, что размер ущерба причиненный банку заемщиками путем невозвращения ему полученных кредитов, не установлен. Допущено нарушение права Бабкина на защиту ввиду отсутствия законных оснований для отстранения адвоката Галактионова Е.Б. от участия в деле. Полагает, что судом апелляционной инстанции допущены нарушения положений ст. 256 УПК РФ: суд разрешил ходатайства о проведении технико-криминалистической экспертизы, о прекращении дела в связи с амнистией, прекращении дела в связи с истечением сроков давности, не удалившись в совещательную комнату. Сторона защиты просит об отмене всех судебных решений и прекращении производства по делу за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

В кассационной жалобе адвокат Цирит В В . в защиту интересов осужденного Жаркова И.А. также выражает несогласие с постановленными судебными решениями, ввиду допущенных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального права. Со ссылкой на нормативные акты адвокат полагает, что производство по делу подлежало прекращению на стадии апелляционного рассмотрения в связи с истечением сроков давности привлечения Жаркова к уголовной ответственности. Полагает, что для определения времени причинения ущерба необходимо было установить, когда банк установил факт невозврата кредитов. Адвокат указывает, что судьей Ленинградского районного суда г. Калининграда был постановлен приговор, в то время как он был назначен с 1 января 2013 года судьей Калининградского областного суда. В нарушение закона судьей рассмотрены в августе 2014 года замечания на протокол судебного заседания. В протоколе судебного заседания указано о дате постановления приговора от 23 января 2013 года, в то время как приговор постановлен 29 января 2013 года Также адвокат полагает, что при наличии заключенного соглашения, был незаконно судом апелляционной инстанции отстранен от участия в деле что повлекло нарушение права Жаркова на защиту. Подробно излагая хронологию событий и времени, полагает, что адвокату Киволя И.В участвовавшему по назначению в судебном процессе, не было достаточно предоставлено времени для ознакомления с материалами уголовного дела. Обращает внимание на то, что суд незаконно положил в основу приговору «некие дискеты» с неизвестными сведениями являющиеся вещественными доказательствами. Просит отменить судебные решения и освободить Жаркова от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

В возражениях на кассационные жалобы представитель потерпевшего ОАО « России» Щ просит оставить в силе судебные решения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб стороны защиты, Судебная коллегия полагает, что суд правильно установив фактические обстоятельства содеянного, пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Жаркова и Бабкина в организации незаконного получения кредитных средств и правильно квалифицировал их действия.

В силу правовых положений, содержащихся в ст. 401.1, 401.15 УПК РФ суд кассационной инстанции при рассмотрении кассационной жалобы исходит из признанных установленными судом первой и второй инстанций фактических обстоятельств дела, проверяя в процессе кассационного рассмотрения лишь правильность применения и толкования нижестоящими судебными инстанциями норм материального и процессуального права.

С учетом ограничения, содержащегося в данной норме уголовно процессуального закона в ее взаимосвязи с положениями ч. 1 ст. 401 1 5 УПК РФ, судебное решение не может быть обжаловано сторонами и пересмотрено в кассационном порядке, предусмотренном главой 471 УПК РФ, по такому основанию, как несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельствам уголовного дела установленным судом первой инстанции.

Как следует из приговора, все собранные доказательства были проверены и оценены судом в соответствии с требованиями ст. 87, 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости и достоверности и признаны достаточными для постановления законного приговора. Суд мотивировал почему отдает предпочтение одним доказательствам и отвергает другие, в том числе указал причины критического отношения к показаниям Жаркова и Бабкина, в которых они отрицали свою вину. Оснований для оговора, а также какой-либо заинтересованности в исходе дела со стороны представителя потерпевшего и свидетелей установлено не было, в связи с чем суд правильно положил их показания в основу приговора. Данных об исследовании судом недопустимых доказательств, в том числе вещественных доказательств, не установлено.

Доводы стороны защиты о непричастности Бабкина и Жаркова к организации незаконного получения банковских кредитов, аналогичны позиции, занятой в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, были тщательно исследованы и надлежаще оценены в приговоре, как несостоятельные и опровергающиеся совокупностью доказательств, с чем соглашается и Судебная коллегия.

Вопреки утверждениям, содержащимся в кассационных жалобах судом апелляционной инстанции Калининградского областного суда также были проверены и доводы о допущении судом нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, выразившиеся в нарушении принципа состязательности сторон в результате необоснованного отказа в назначении повторных экспертиз, в незаконном составе суда, в связи с назначением председательствующего по делу судьи судьей вышестоящего суда, а также, в отсутствии правовых оснований к рассмотрению замечаний на протокол судебного заседания судьей К о чем подробно, с должным мотивированием изложенные доводы опровергнуты в апелляционном постановлении которое соответствует требованиям ст. 389.28 УПК РФ.

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы изложенные в кассационных жалобах, о необоснованном отстранении от участия в деле судом апелляционной инстанции адвокатов Галактионова Е.Б. и Цирита В.В., с которыми были заключены соглашения на защиту осужденных Бабкина и Жаркова, а также доводы о незаконном ограничении адвоката Киволя И.В. во времени ознакомления с материалами дела.

Так, из материалов уголовного дела следует, что ввиду неоднократного откладывания рассмотрения дела по причине неявки адвокатов Галактионова Е.Б. и Цирита ВВ., в судебном заседании 21 января 2014 года осужденным Бабкину и Жаркову судом апелляционной инстанции было разъяснено их право заключить соглашение с другими адвокатами, вследствие чего в судебном заседании был объявлен перерыв до 27 января 2014 года. В назначенный день, адвокат Галактионов Е.Б. также не явился в судебное заседание, и председательствующий разъяснил осужденным положения закона о том, что в случае неявки адвоката Галактионова Е.Б. в следующее судебное заседание, то есть свыше 5 суток суд примет меры по назначению защитника. Поскольку 18 февраля 2014 года, помимо других, в судебное заседание не явился и адвокат Галактионов Е.Б., то суд принял решение, с учетом необходимости соблюдения разумных сроков судопроизводства, а также законных прав и интересов участников судопроизводства по делу, с соблюдением требований ст. 50-53 УПК РФ о назначении Бабкину и Жаркову адвокатов из числа адвокатов адвокатской Палаты Калининградской области (т. 49 л.д. 104-105, л.д. 107-108).

18 августа 2014 года адвокат Галактионов Е.Б., будучи надлежащим образом извещенным о дате судебного заседания, не явился в связи с нахождением в отпуске, просил отложить судебное заседание. Суд установив, что адвокат осужденного Бабкина — Галактионов Е.Б. длительное время злоупотреблял предоставленными ему законом процессуальными правами, будучи надлежаще извещенным о дате, времени и месте судебного процесса, в судебное заседание не явился, не может осуществлять свои обязанности по защите прав осужденного более 5 суток, пришел к обоснованному выводу о необходимости отстранить адвоката от участия в качестве защитника осужденного Бабкина (т. 50 л.д. 15-16).

Аналогичным было поведение в данном процессе и адвоката Цирита В.В. Поскольку адвокат в течение длительного времени злоупотреблял предоставленными ему законом процессуальными правами, а именно: будучи надлежаще извещенным о дате, месте и времени судебного процесса в судебные заседания не являлся, при этом не извещал суд заблаговременно о невозможности участия в судебном заседании, то суд апелляционной инстанции, с учетом необходимости соблюдения разумных сроков судопроизводства, недопустимости нарушения законных прав и интересов участников процесса, с соблюдением требований ст. 50-53 УПК РФ, в том числе с разъяснением Жаркову права заключить соглашение с иным защитником, вынес 12 августа 2014 года обоснованное постановление об отстранении адвоката Цирита В.В. от участия в качестве защитника осужденного Жаркова в уголовном судопроизводстве и назначении осужденному адвоката из числа адвокатов адвокатской Палаты Калининградской области (т. 49 л.д. 243-245).

Как усматривается из постановления Калининградского областного суда от 7 октября 2014 года (т. 50 л.д. 105-107), в судебном заседании адвокатом Киволя И.В., которая со 2 сентября 2014 года осуществляла защиту осужденного Жаркова, было заявлено ходатайство об отложении судебного заседания до 3 ноября 2014 года в связи с неознакомлением с материалами дела.

Суд, обсудив заявленное ходатайство, установил, что 3 сентября 2014 года адвокатом Киволя И.В. было заявлено ходатайство о предоставлении ей времени для ознакомления с материалами уголовного дела, которое было удовлетворено, при этом в период с 2 сентября по 7 октября 2014 года адвокат использовала время неэффективно, в связи с чем, суд пришел к выводу о явном затягивании адвокатом Киволя И.В. времени ознакомления с уголовным делом и в соответствии с требованиями закона ограничил срок ознакомления адвоката с материалами дела до 14 октября 2014 года.

При этом, поскольку последующие судебные заседания неоднократно откладывались из-за неявки участников судебного разбирательства, адвокату Киволя И.В. была предоставлена возможность продолжить ознакомление с материалами дела и по истечении установленного срока. Таким образом время для ознакомления адвокату Киволя И.В. фактически было предоставлено с 2 сентября по 19 ноября 2014 года, что суд обоснованно счел достаточным для подготовки защитника к участию в судебном заседании и надлежащего исполнения обязанностей по защите прав доверителя.

Также вопреки утверждениям стороны защиты, тот факт, что по ряду заявленных стороной защиты ходатайств суд апелляционной инстанции вынес решение, не удаляясь в совещательную комнату, не повлиял на исход дела и не может быть признан существенным нарушением уголовно процессуального закона, являющегося основанием для отмены апелляционного постановления в кассационном порядке, установленном главой 471 УПК РФ. Нет оснований сомневаться и в дате постановления приговора, которая к тому же не оспаривается и адвокатом Цирит В.В.

Вместе с тем, проверив доводы кассационных жалоб, возражений на них и материалы уголовного дела, Судебная коллегия находит постановление президиума Калининградского областного суда в отношении Жаркова и Бабкина подлежащим отмене, приговор и апелляционное постановление — изменению по следующим основаниям.

Президиум Калининградского областного суда в обоснование решения от 20 июля 2015 года об отсутствии оснований для освобождения Бабкина А.Н. и Жаркова И.А. от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности указал, что преступление предусмотренное ч.1 ст. 176 УК РФ, считается оконченным с момента причинения крупного ущерба кредитору, то есть с момента невозвращения денежных средств в установленные кредитными договорами сроки.

Между тем, с таким выводом президиума согласиться нельзя.

Как установлено судом, Бабкин совместно с Жарковым организовали при содействии третьего лица предоставление в

банк Российской Федерации в лице отделения № банка РФ документов, содержащих заведомо ложные сведения о хозяйственном положении и финансовом состоянии ООО « » и ООО « » для заключения кредитных договоров.

Согласно условиям кредитного договора № от 21 сентября 2007 года и дополнительного соглашения к нему от 23 сентября 2008 года, заключенных между России в лице его

отделения № , и ООО « », кредитор обязуется предоставить заемщику кредит в сумме рублей на срок по 18 марта 2009 года, а заемщик обязуется возвратить кредитору полученные денежные средства и уплатить проценты за пользование ими и другие платежи в размере, в сроки и на условиях Договора.

По условиям кредитного договора № от 7 марта 2008 года и дополнительного соглашения к нему от 23 сентября 2008 года заключенных между России в лице его отделения № , и ООО « », кредитор обязуется предоставить заемщику кредит в сумме рублей на срок по 2 сентября 2009 года а заемщик обязуется возвратить кредитору полученные денежные средства и уплатить проценты за пользование ими и другие платежи в размере, в сроки и на условиях Договора.

Во исполнение кредитных договоров, Банк 25 сентября 2007 года на основании платежного поручения № перечислил на счет ООО « » в отделении банка РФ

рублей и 19 марта 2008 года на основании платежного поручения № перечислил на счет ООО « » в

отделении банка РФ рублей, то есть два кредитных транша в распоряжение Бабкина и Жаркова.

Из анализа движения денежных средств по счетам ООО ООО « » и условий заключенных данными организациями кредитных договоров со России в лице его отделения № следует, что с 20 октября 2008 года (очередной даты уплаты процентов за пользование кредитом) ООО « » и ООО « » перестали выполняться обязательства по договорам кредитования.

Судом изложенные действия Бабкина и Жаркова квалифицированы по ч. 3 ст. 33. ч. 1 ст. 176 УК РФ, как организация незаконного получения кредитных средств на основании предоставления Банку документов содержащих заведомо ложные сведения об истинном хозяйственном и финансовом положении юридических лиц, с обоснованием виновности осужденных в прекращении погашения кредиторской задолженности и в целом, невозврате Банку заемных денежных средств.

Между тем, диспозиция ч.1 ст. 176 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, если это деяние причинило крупный ущерб.

Данный состав относится к категории преступлений, посягающих на общественные отношения, основанные на принципе добропорядочности субъектов экономической деятельности.

Предоставляя кредитору ложные сведения о хозяйственном положении либо финансовом состоянии, лицо осознает, что тем самым вводит кредитора в заблуждение, предвидит возможность или неизбежность причинения кредитору крупного ущерба и желает этого либо сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично. Таким образом, виновное лицо рассчитывает на временное пользование полученными обманным путем деньгами.

Как следует из материалов уголовного дела, Банк был введен в заблуждение Жарковым и Бабкиным относительно платежеспособности и добропорядочности их, как заемщиков, то есть, «качества заемщика Последние, как установил суд, осознавали общественную опасность своих действий в виде подрыва кредитной системы и нарушения порядка кредитования организаций и индивидуальных предпринимателей предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, в виде причинения ущерба Банку.

То есть, объективная сторона данного преступления выражается в действии — получении кредита или его льготных условий, последствии в виде крупного ущерба, причинной связи.

Следует отметить, что сам кредитный договор между кредитором и заемщиком, понятие которого содержится в ст. 819 ГК РФ, относится к числу рисковых. Под риском понимается, прежде всего, вероятность потери банком части финансовых ресурсов, недополучения доходов или дополнительных расходов в результате осуществления операции по кредитованию и ее сопровождения, в том числе и потому, что банком закладываются резервные средства на сумму кредитования. К данному понятию относятся и риски, связанные с преступными действиями заемщиков по незаконному получению предпринимателем или руководителем организации кредита путем представления банку-кредитору заведомо ложных сведений о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии (ст. 176 УК РФ), так и связанные с злостным уклонением от погашения кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ).

Взятие банком-кредитором на себя неучтенного кредитного риска в силу необеспеченности займа, может повлечь за собой возникновение угрозы интересам кредиторов и вкладчиков, что в свою очередь, и является тем ущербом (риском) для банка, заложенным законодателем в диспозицию ст. 176 УК РФ.

Таким образом, объективная сторона преступления предусмотренного данной статьей, состоит в незаконном получении выдаче кредита заемщику, а не в его невозврате или уклонении от погашения кредиторской задолженности, что предусмотрено другой статьей УК РФ.

К тому же, диспозиция ст. 176 УК РФ и само ее название незаконное получение кредита, предполагает возвращение кредита банку а потому доводы, изложенные в постановлении президиума, о том, что данное преступление будет считаться оконченным с момента истечения срока для погашения кредита, не основаны на законе. При этом, даже полное погашение кредита недобросовестным заемщиком, не исключает уголовную ответственность за его незаконное получение.

Изложенное находит подтверждение в положениях ст. 8 и ч. 2 ст. 9 УК РФ, которые в их системном толковании определяют, что временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий, в случаях, когда виновными лицами выполнены все действия, содержащие признаки состава преступления, и, которые в будущем приведут к общественно-опасным последствиям, наступление же такого рода последствий, в данном случае, уже не зависит от дальнейшего поведения указанных лиц.

Таким образом, правовое значение для определения времени совершения преступления по ст. 176 УК РФ будет иметь не факт прекращения гашения кредиторской задолженности, не факт истечения срока погашения всего кредита, который к тому же может быть очень длительным, а время наступления ущерба, то есть, когда банком выданы денежные средства недобросовестному заемщику (в данном случае — дата их перечисления на расчетный счет заемщика).

Исходя из размера предоставленного кредита — ущерб ОАО « России» причинен крупный.

Согласно ч.2 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное чЛ ст. 176 УК РФ, относится к категории преступлений средней тяжести.

В соответствии с ч.1 и 2 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истек срок давности, который исчисляется со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу, и, в соответствии с п. «б» ч.1 указанной статьи, если со дня совершения преступления средней тяжести истекло шесть лет.

Из материалов дела следует, что на момент постановления приговора 29 января 2013 года, срок давности привлечения к уголовной ответственности по указанной статье не истек, в связи с чем Жарков и Бабкин правильно были осуждены по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 176 УК РФ Однако, к моменту апелляционного рассмотрения 19 ноября 2014 года срок давности уголовного преследования по данной статье истек.

Таким образом, осужденные Жарков и Бабкин подлежат освобождению от назначенного наказания по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 176 УК РФ, ввиду истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 401.14-401.16 УПК РФ Судебная коллегия

определила постановление президиума Калининградского областного суда от 20 июля 2015 года в отношении Бабкина А Н и Жаркова И А отменить.

Приговор Ленинградского районного суда г. Калининграда от 29 января 2013 года и апелляционное постановление Калининградского областного суда от 19 ноября 2014 года в отношении Бабкина А.Н. и Жаркова И.А. изменить: на основании п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ Бабкина А.Н. и Жаркова И.А. от назначенного наказания за совершение двух преступлений по эпизодам от 21 сентября 2007 года и от 7 марта 2008 года, предусмотренных ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 176 УК РФ — освободить в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

В остальном данные судебные решения в отношении Бабкина А.Н и Жаркова И.А. оставить без изменения Председательствующий Судьи