Статью 1741 ук рф

Оглавление:

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 1741 УК РФ)

В отличие от ст. 174 УК Рф, где предусмотрена ответственность за финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, здесь речь идет о том, что непосредственно сам субъект легализации совершает первичное преступление.

Объективная сторона преступления включает в себя легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, т.е. совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, а также использование этих средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Предметом преступления являются денежные средства или иное имущество, приобретенные лицом в результате совершения им преступления (за исключением преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198, 199, 1991 и 1992 УК РФ).

Преступление считается оконченным с момента совершения деяния.

Субъективная сторона преступления — прямой умысел.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое преступным путем само приобрело денежные средства или имущество.

В ч. 2 ст. 1741 УК РФ предусмотрена ответственность за это же деяние, но совершенное в крупном размере (см. Примечание к ст. 174 УК РФ).

В ч. 3 ст. 1741 УК РФ законодатель указывает такие квалифицирующие признаки как совершение этого преступления группой лиц по предварительному сговору (см. ст. 35 УК) и лицом с использованием своего служебного положения.

Особо квалифицированный признак определен в ч. 4 ст. 1741 УК РФ — совершение деяний, предусмотренных в ч. 2 и 3 этой статьи, организованной группой (см. ст. 35 УК РФ).

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 1741 УК РФ»

Вопрос о целесообразности исключения из предмета легализации имущества, приобретенного в результате совершения налоговых преступлений, в современной научной литературе является дискуссионным.

На наш взгляд, исключение данных статей из общего списка преступлений, предусмотренных УК РФ (использование доходов, полученных в результате совершения которых, влечет уголовное наказание по ст. 174, 1741 УК РФ), является обоснованным. Денежные средства, приобретенные в результате совершения указанных преступлений, изначально получены легальным путем и в течение некоторого времени, предшествующего легализации, они могут находиться в легальном обороте, не образуя состава преступления. В связи с этим формулировка «денежные средства, приобретенные преступным путем» к ним не применима.

Так, профессор Б.В. Волженкин считает, что «данное объяснение представляется мне единственным, хотя и не очень убедительным, ибо, руководствуясь им, следовало бы указать и другие преступления, суть которых заключается в невыполнении имущественных обязанностей, например, ст. 177 УК РФ (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности)»1.

По нашему мнению, с данной позицией нельзя согласиться по двум причинам.

усмотрению, легализовать полученный доход. В противном случае мы имели бы дело не с преступлением, предусмотренным ст. 177 УК РФ, а с совокупностью двух самостоятельных преступлений: хищением и легализацией преступных доходов.

Во-вторых, законодатель декриминализировал только те деяния, предшествующим преступлением по отношению к которым является запрещенное уголовным законом невыполнение имущественных обязанностей, посягающее именно на публично-правовой интерес. Представляется, что законодатель преднамеренно сохранил уголовно-правовой запрет на придание законных форм распоряжению имуществом, полученным в результате невыполнения имущественных обязанностей, посягающего на охраняемые уголовным законом частноправовые интересы.

Так, в августе 2005 г. Советским районным судом г. Челябинска за совершение преступлений, предусмотренных ст. 176 УК РФ, был осужден бухгалтер ООО «К.», предоставивший в один из банков подложные документы, содержащие не соответствующие действительности сведения о хозяйственном положении и финансовом состоянии ООО «К» и получивший на основании данных документов два кредита в сумме 5 млн руб. и 3 млн руб. соответственно.

Денежные средства поступили на расчетный счет ООО «К.» и были переведены на расчетный счет другой компании — ООО «Э.». Однако в ходе судебного разбирательства по данному уголовному делу суд прекратил в отношении подсудимого уголовное дело по ст. 1741 УК РФ за отсутствием состава преступления, мотивируя решение тем, что «состав преступления по незаконному получению кредита уже включает действия по распоряжению похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации по ст. 1741 УК РФ»2.

крупных партиях ГСМ были получены кредиты на сумму в 10 и 2,6 млн руб. в одном из банков. По данным фактам были возбуждены два уголовных дела.

На полученные по кредитам денежные средства были куплены векселя в этом банке. По указанным фактам было возбуждено три уголовных дела по ст. 1741, ч. 2 УК. В этом случае Советский районный суд признал проведение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, легализацией (отмыванием) денежных средств, полученных преступным путем, назначив наказание по данному эпизоду в виде лишения свободы сроком на два года3. Таким образом, Советский районный суд фактически сам признал необоснованным свое предыдущее решение по названной совокупности преступлений.

Отметим, что неуплата налогов и действия организованной преступности пересекаются в редких случаях; получение незаконной прибыли посредством контролируемых организаций также не может быть приравнено к легализации преступных доходов, цель которой — введение капиталов именно в законный оборот посредством совершения финансовых операций, после чего с этих доходов производится взыскание налогов.

Относительно взаимосвязи отмывания преступных доходов и организованной преступности опыт правоприменительной деятельности показывает, что отмывание преступных доходов как социальное явление возникло еще до появления организованной преступности. Оно имеет свой генезис и условия существования, которые лишь отчасти, в определенные временные промежутки, совпадают с причинами и условиями существования организованной преступности.

Судебная практика свидетельствует, что легализация доходов связана со многими видами преступлений, причем не всегда совершаемыми преступными сообществами. И пока анализ следственной и судебной практики не дает нам необходимый эмпирический материал для рассмотрения легализации преступных доходов с позиции генезиса организованной преступности. В 2005 г., по данным Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, из 419 лиц, осужденных по ст. 174, 1741 УК РФ, только шесть лиц, или 1,4%, осуждены по ч. 4 данных статей (за легализацию преступных доходов в составе организованной преступной группы)5.

Таким образом, статистические данные, во-первых, не позволяют отождествлять отмывание преступных доходов с организованной преступностью, во-вторых, сделать какой-либо вывод лишь на основе этой полученной во время исследования цифре (1,4%).

А. Васильев отмечает, что «об обоснованности и эффективности такого законодательного решения пока ведутся споры, и можно было бы привести немало аргументов «за» и «против», но имеется вероятность того, что «льготы» в отношении этих преступлений будут в конечном счете упразднены»6. Противники сохранения данных норм в современном виде не приводят д

Легализация (отмывание) денежных средств или имущества, приобретенных преступным путем (ст. 174 и ст. 1741 УК)

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Обобщенно говоря, под легализацией денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, следует понимать различные действия (финансовые операции, другие сделки), осуществляемые с целью скрыть наличие и (или) происхождение имущества, полученного таким способом, с тем, чтобы затем извлекать из него доходы.

В Федеральном Законе сама легализация (отмывание) определена (ст. 3) как придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления, за исключением преступлений, предусмотренных статьями 193, 194, 198, 199, 1991, 199-2 Уголовного кодекса РФ. Доходы, полученные преступным путем, разъяснялись как денежные средства или иное имущество, полученные в результате совершения преступления.

Предметом преступления в той и другой статье названы денежные средства и иное имущество, приобретенные преступным путем.

Денежные средства и иное имущество как предметы легализации (отмывания) могли быть приобретены в России или за рубежом, но способ их приобретения, согласно действующей редакции ст.174 и 1741 УК, обязательно должен быть преступным. Источником их приобретения может быть совершение таких преступлений как хищение чужого имущества, контрабанда, вымогательство, незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, оружия, ядерных материалов или радиоактивных веществ, незаконные предпринимательство и банковская деятельность, организация занятия проституцией, незаконное распространение порнографических материалов или предметов, торговля людьми, организация незаконной миграции, получение взятки и другие.

Одним из наиболее проблемных вопросов, возникающих при применении уголовного законодательства об ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов, является вопрос о необходимости судебного установленного факта преступного происхождения легализуемого имущества. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 18 ноября 2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» сформулировано следующие положение (п. 21): «При постановлении обвинительного приговора по статье 174 УК РФ или по статье 1741 УК РФ судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем, либо в результате совершения преступления».

Объективная сторона легализации (отмывание) преступных доходов описана как совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенным преступным путем (ст. 174 УК), а в ст. 1741 УК дополнительно к этим действиям указывается еще использование данных средств и имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Пленум разъяснил понятие финансовых операций что « под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в статьях 174 и 1741 УК РФ, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей. К сделкам с имуществом или денежными средствами может относиться, например, дарение или наследование».

Пленум подчеркнул, что «по смыслу закона ответственность по статье 174 УК РФ или по статье 1741 УК РФ наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом» (п. 19).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Для привлечения к ответственности лиц, участвующих в легализации денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, необходимо установить и доказать осознание ими того обстоятельства, что финансовая операция или другая сделка с их участием, а равно предпринимательская или иная экономическая деятельность (ст. 1741 УК) осуществляются с денежными средствами или другими имуществом, приобретенными преступным путем, и желание совершить такие действия.

В действующей редакции ст. 174 УК совершенно определенно сказано, что для состава легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, необходимо, чтобы финансовые операции и другие сделки с этим имуществом совершались «в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом». Уже одно это обстоятельство позволяет утверждать, что данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом.

Субъект преступления специальный, им может быть не любое лицо, достигшее 16-летнего возраста, а только тот, кто не участвовал в совершении первичного (предикатного) преступления, в результате которого было приобретено имущество, подлежащее легализации (отмыванию).

Субъектом-исполнителем деяния, предусмотренного ст. 1741 УК, может быть только то лицо (с 16 лет, гражданин России, иностранец или лицо без гражданства), которое в качестве исполнителя или иного соучастника принимало участие в совершении первичного (исходного) преступления, принесшего ему (им) доходы, подлежащие легализации (отмыванию).

Обе статьи (174 и 1741) предусматривают единую систему квалифицирующих признаков.

В ч. 2 ст. 174 и ч. 2 ст. 1741УК установлена ответственность за совершение соответствующих деяний в крупном размере, каковыми являются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом на сумму, превышающую один миллион рублей.

Квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. 3 ст. 174 и ч. 3 ст. 1741УК (группой лиц по предварительному сговору; лицом с использованием служебного положения) и ч. 4 ст. 174, ч. 4 ст. 1741УК (организованной группой), относятся только к случаям совершения легализации (отмывания) преступных доходов в крупном размере.

Участниками группы, действующей по предварительному сговору, применительно к данным преступлениям, будут все лица, которые так или иначе непосредственно участвовали в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенными заведомо преступным путем, либо использовали эти средства для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности (ст. 1741УК ).

Под лицами, использующими свое служебное положение (п. «б» ч. 3 ст. 174 и п. «б» ч. 3 ст. 1741 УК), следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

Особо квалифицированными видами легализации преступно полученных доходов в крупном размере является совершение этих действий организованной группой.

Комментарии к ст 1741 ук рф

Статья 311. Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса

1. Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, судебного пристава, судебного исполнителя, потерпевшего, свидетеля, других участников уголовного процесса, а равно в отношении их близких, если это деяние совершено лицом, которому эти сведения были доверены или стали известны в связи с его служебной деятельностью, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Ст. 311 УК РФ

1. Основным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность судьи, а также участников уголовного судопроизводства, благодаря чему гарантируется независимое и справедливое правосудие. Факультативно объектом посягательства могут выступать также неприкосновенность и иные интересы личности участника судопроизводства.

Сведения о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, охраняются комментируемой статьей вне зависимости от того, в связи с каким видом судебной деятельности возникла необходимость применения таких мер, тогда как сведения о мерах безопасности в отношении иных лиц защищаются данной статьей только при их применении в связи с уголовным судопроизводством.

2. Необходимость применения мер безопасности в отношении различных категорий лиц, отправляющих правосудие или участвующих в нем, а также виды этих мер определяются ст. 122 Конституции, Законом РФ от 26.06.1992 N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. от 25.12.2012) , Федеральными законами от 20.04.1995 N 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» (в ред. от 25.12.2012) , от 20.08.2004 N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (в ред. от 30.11.2011) , ч. 3 ст. 11 УПК.
———————————
Ведомости РФ. 1992. N 30. Ст. 1792; 1993. N 17. Ст. 606, 607; САПП РФ. 1993. N 52. Ст. 5086; СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2399; 1999. N 29. Ст. 3690; 2000. N 26. Ст. 2736; 2001. N 51. Ст. 4834; 2004. N 35. Ст. 3607; 2005. N 15. Ст. 1278; 2007. N 10. Ст. 1151; N 31. Ст. 4011; 2008. N 6. Ст. 540; N 52 (ч. 1). Ст. 6229; 2009. N 19. Ст. 2273; N 23. Ст. 2755; N 26. Ст. 3124; N 29. Ст. 3594; N 39. Ст. 4533; N 45. Ст. 5264, 5266; N 48. Ст. 5746; 2010. N 14. Ст. 1557; N 27. Ст. 3419; N 50. Ст. 6596; N 52 (ч. 1). Ст. 6986; 2011. N 1. Ст. 6, 45; N 48. Ст. 6731; N 49 (ч. 5). Ст. 7066; N 50. Ст. 7364; 2012. N 24. Ст. 3083; N 29. Ст. 3994; N 48. Ст. 6745; РГ. 2012. N 283, 301.

СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1455; 1998. N 30. Ст. 3613; 1999. N 2. Ст. 238; 2003. N 27 (ч. 1). Ст. 2700; 2004. N 35. Ст. 3607; 2009. N 29. Ст. 3601; 2011. N 1. Ст. 16; N 7. Ст. 901; N 50. Ст. 7366; РГ. 2012. N 301.

СЗ РФ. 2004. N 34. Ст. 3534; 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 25; 2007. N 31. Ст. 4011; 2010. N 15. Ст. 1741; 2011. N 1. Ст. 16; N 49 (ч. 1). Ст. 7030.

К числу мер безопасности относятся личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; временное помещение в безопасное место; обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; переселение на другое место жительства; замена документов; изменение внешности; засекречивание данных о свидетелях, потерпевших, их представителях; проведение опознания лица в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего.

3. Объективная сторона преступления выражается в действиях — разглашении в любой форме (устной, письменной, жестами) информации о лицах, в отношении которых применены меры безопасности, а также о характере и содержании этих мер.

Преступление признается оконченным с момента передачи сведений о мерах безопасности хотя бы одному лицу, которое по своему статусу не должно обладать такими сведениями, независимо от того, использовало ли это лицо такие сведения в незаконных целях или нет.

Использование лицом, которому были разглашены сведения о применяемых мерах безопасности, в противоправных целях, если оно повлекло, в частности, похищение или гибель человека, причинение вреда его здоровью, уничтожение или повреждение его имущества, влечет усиление ответственности по ч. 2 комментируемой статьи.

4. Субъектом преступления может быть вменяемое и достигшее 16-летнего возраста лицо, которому сведения о мерах безопасности были доверены либо которому они стали известны в связи с его служебной деятельностью.

Лицами, которым сведения были доверены, являются сами защищаемые судьи, присяжные заседатели, иные лица, участвующие в отправлении правосудия, или участники уголовного судопроизводства, их родственники или близкие лица; участники судопроизводства, участвующие в проводимых с защищаемыми лицами процессуальных действиях; лица, призванные обеспечивать надлежащие условия жизни защищаемых лиц.

К лицам, которым сведения о мерах безопасности стали известны в связи с их служебной деятельностью, относятся прежде всего те, кто принимал решение о мере безопасности (следователь, дознаватель, судья) или их реализует (сотрудники органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, службы судебных приставов и т.д.).

5. С субъективной стороны данное преступное посягательство относится к числу умышленных преступлений; оно может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, когда виновное лицо, не желая разгласить сведения о мерах безопасности, безразлично относится к их сохранности, допускает высказывания или совершает действия, которые способны предать гласности конфиденциальную информацию.

Тем более с косвенным умыслом может быть совершено преступление, предусмотренное ч. 2 комментируемой статьи, в условиях, когда лицо не желает, но сознательно допускает наступление тяжких последствий в результате разглашения им сведений о мерах безопасности.

По отношению к тяжким последствиям, наступившим в результате разглашения сведений о мерах безопасности, возможна также вина в форме преступного легкомыслия или небрежности, что, однако, не означает перевод преступления в целом из категории умышленных в неосторожные.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного лицом в результате совершения им преступления

Общественная опасность данного преступления, так же как и общественная опасность преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, заключается в том, что при его совершении нарушается законный имущественный и денежный оборот. Статья введена в УК РФ Федеральным законом от 7 августа 2001 г. N 121-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем»*(90).

style=»display:inline-block;width:240px;height:400px»
data-ad-client=»ca-pub-4472270966127159″
data-ad-slot=»1061076221″>

Совпадают у ст. 174 и ст. 174.1 УК РФ также объект преступления и предмет преступления, которыми являются соответственно общественные отношения, обеспечивающие установленный порядок оборота имущества; предметом же преступления являются денежные средства и иное имущество, при этом к иному имуществу в данном случае относятся: ценные бумаги, недвижимые вещи, иные отличные от денег и ценных бумаг движимые вещи, имущественные права. Отличие состоит лишь в том, что при квалификации деяния по ст. 174.1 УК РФ предметом преступления могут быть денежные средства и иное имущество, добытые самим виновным преступным путем.

Статья была изменена в связи с чем ряд положений, которые редактировались устарели. На мой взгляд, проще всего убрать часть, начинающуюся со слов Объективная сторона преступления (3 абзац с начала статьи) и заменить тем вариантом, который я поместил далее по тексту.
До недавнего времени объективная сторона преступления характеризовалась одним из четырех альтернативных действий:
– совершение финансовых операций с денежными средствами и иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения им преступления;
– совершение других сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения им преступления;
– использование указанных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской деятельности;
— использование указанных средств или иного имущества для осуществления иной экономической деятельности.

Отличие объективной стороны преступления предусмотренного ст. 174.1 УК РФ от предусмотренного ст. 174 УК РФ состояло в наличии двух дополнительных альтернативных действий: использование денежных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской деятельности; использование денежных средств или иного имущества для осуществления иной экономической деятельности. Применительно к вопросу о расхождении объективной стороны двух указанных составов преступления в литературе высказывалась негативная оценка. В частности, Н.А. Лопашенко писала: «не совсем ясна логика законодателя, установившего разные формы легализации для разных субъектов: речь идет, конечно, об использовании денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, которая может быть формой легализации только по ст. 174.1 УК РФ. Почему не признается легализацией управление третьим лицом преступно полученным имуществом путем использования его в бизнесе? Подобное поведение ничуть не менее (если не более!) опасно, чем совершение с этим имуществом финансовых операций и других сделок»*(91).

Жесткой критике редакцию ст. 174.1 УК РФ (вообщем-то, как и ст. 174 УК РФ подверг также И.А. Клепиций, писавший, что, во-первых, ст. 1741 УК РФ предусматривает ответственность вовсе не за отмывание денег, а за действия, лишь внешне сходные с отмыванием денег, не представляющие какой-либо социальной опасности. Воля законодателя совершенно определенно, осознанно и прямо направлена на криминализацию любых сделок, совершенных лицом с имуществом, приобретенным им самим в результате совершения преступления, независимо от размера сделки и от целей и мотивов, побудивших к ее совершению. Следовательно, единственный существенный признак преступления определен не в Особенной части УК РФ, а в его Общей части – в ч. 2 ст. 14 УК РФ. Очевидно, что такая ситуация недопустима, она влечет практически неизбежный произвол. Во-вторых, ст. 174.1 УК РФ не соответствует принципу справедливости в части правила non bis in idem: никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление (ч. 2 ст. 6 УК РФ), приводя в пример, случай заранее обещанного «отмывания» денег, полученных другим лицом в результате совершения кражи. Такое лицо привлекается к ответственности за соучастие в совершенной краже и, по совокупности, за отмывание денег по ст. 174.1 УК, т.е. трижды привлекается к ответственности фактически за одно и то же деяние: 1) за соучастие в краже; 2) за отмывание доходов от кражи; 3) наказание в ст. 174.1 УК РФ в сравнении со ст. 174 УК РФ усиливается именно в связи с тем, что лицо является соучастником основного преступления, получившим в результате его совершения доход*(92).
Между тем законодатель вполне обоснованно последними изменениями, внесенными в УК РФ, привел редакции рассматриваемых статей к единому знаменателю, что давно напрашивалось. Хотя несколько спорным является способ, которым эти преобразования совершил, фактически декриминализировав два способа совершения легализации и оставив лишь те способы, которые предусмотрены и в ст. 174 УК РФ:
– совершение финансовых операций с денежными средствами и иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения им преступления;
– совершение других сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения им преступления.
Более логичным, как представляется, было бы привести редакцию ст. 174 УК РФ в соответствие с редакцией ст. 174.1 УК РФ, как более совершенной нормы. Таким образом, законодатель фактически декриминализировал два способа совершения легализации, которые обладают высокой степенью общественной опасности.
При этом в тексте ст. 174.1 УК РФ так же, как и ст. 174 УК РФ, содержится оговорка относительно действий, образующих объективную сторону состава преступления, согласно которой ответственности по ст. 174 УК РФ не подлежит лицо, совершающее указанные действия с денежными средствами и иным имуществом, добытым в результате совершения следующих преступлений:
– невозвращение средств из-за границы в иностранной валюте (ст. 193 УК РФ);
– уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194 УК РФ);
– уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица (ст. 198 УК РФ);
– уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст. 199 УК РФ);
– неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ);
– сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов (ст. 199.2 УК РФ).
Состав преступления формальный, т.е. окончен с момента совершения любого из альтернативных действий.
С субъективной стороны данное преступление характеризуется прямым умыслом, т.е. лицо осознает общественную опасность действий по легализации имущества, добытого им преступным путем, и желает их совершить.
Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. Указанное лицо действует с целью легализации денежных средств и иного имущества, добытого им в результате совершения преступления.
Квалифицирующие признаки, предусмотренные в ч. 2, 3, 4 ст. 174.1 УК РФ, совпадают с аналогичными признаками, предусмотренными в ст. 174 УК РФ.

Комментарий к ст. 174.1 УК РФ

1. О понятии легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и юридических признаках этого деяния см. коммент. к ст. 174.

2. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 174.1, может быть только то лицо, достигшее возраста 16 лет, которое в качестве исполнителя или иного соучастника принимало участие в совершении первичного (исходного) преступления, принесшего ему (им) доходы, подлежащие легализации (отмыванию).

3. Одним из способов легализации (отмывания) имущества, приобретенного преступным путем, в комментируемой статье указано использование этого имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности. В таком случае легализация произойдет, если преступно приобретенные средства вкладываются в легальный бизнес.

4. В ст. 174.1 ничего не говорится о цели совершения финансовых операций и иных сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным преступным путем, однако представляется, что только при наличии цели придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению таким имуществом финансовые операции и иные сделки, с ним совершенные, можно рассматривать как легализацию (отмывание). Простое распоряжение, например, похищенным имуществом, израсходование украденных денег или полученных как взятка и т.п. легализацией (отмыванием) не являются.

Статьи 174 1741 ук рф

Статья 174. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года.

2. То же деяние, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются принудительными работами на срок до трех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового, с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

4. Деяния, предусмотренные частью первой или третьей настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

Примечание. Финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами или иным имуществом, совершенными в крупном размере, в настоящей статье и статье 174.1 настоящего Кодекса признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую один миллион пятьсот тысяч рублей, а в особо крупном размере — шесть миллионов рублей.

Комментарий к Ст. 174 УК РФ

1. Содержание ряда признаков состава данного преступления, равно как и состава преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК, раскрыто в Постановлении Пленума ВС РФ от 18.11.2004 N 23 (см. коммент. к ст. 171).

2. Понятие имущества содержится в ст. 128 ГК. К нему, в частности, относятся как вещи, деньги, ценные бумаги, так и имущественные права. Предметом преступления могут быть и денежные средства, находящиеся на банковском счете, и бездокументарные ценные бумаги, и предприятие как имущественный комплекс, и т.д.

3. Имущество, о котором идет речь в комментируемой статье, должно быть приобретено только преступным путем. Исключения, установленные в ч. 1 ст. 174 УК, обоснованы, поскольку в результате неуплаты налогов и т.д. незаконно удержанные средства не становятся преступно приобретенными.

4. При постановлении обвинительного приговора по комментируемой статье или ст. 174.1 УК судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления. Не требуется, чтобы к моменту привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное комментируемой статьей (т.е. к моменту вынесения приговора), преступность деяния, в результате которого получено легализуемое имущество, была установлена приговором. Таким образом, уголовная ответственность за легализацию может наступить и в случае, например, совершения сделок по легализации имущества, которое заведомо для легализатора добыто преступным путем лицами, к уголовной ответственности не привлеченными ввиду истечения сроков давности преследования либо ввиду неустановления этих лиц .
———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 13.06.2006 N 5-о06-23.

5. Понятие сделки содержится в ст. 153 ГК. Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. То же определение использовано и в ст. 3 Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (в ред. от 03.12.2012) .
———————————
СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3418; 2002. N 30. Ст. 3029; 2002. N 44. Ст. 4296; 2004. N 31. Ст. 3224; 2005. N 47. Ст. 4828; 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3446, 3452; 2007. N 16. Ст. 1831; N 31. Ст. 3993, 4011; N 49. Ст. 6036; 2009. N 23. Ст. 2776; N 29. Ст. 3600; N 31. Ст. 4166; 2011. N 27. Ст. 3873; N 46. Ст. 6406; 2012. N 30. Ст. 4172; РГ. 2012. N 283.

6. Под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в комментируемой статье, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей. К сделкам с имуществом или денежными средствами может относиться, например, дарение или наследование. При этом по смыслу закона ответственность по комментируемой статье наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом.

7. Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна (п. 1 ст. 169 ГК), т.е. недействительна независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК), и потому не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК). Однако и ничтожная сделка отвечает понятию сделки, поэтому момент окончания преступления не связан с фактическим установлением, изменением или прекращением гражданских прав и обязанностей, а определяется собственно совершением действий по легализации преступно приобретенного имущества.

8. Преступление, предусмотренное комментируемой статьей, может быть продолжаемым. Для соответствующей оценки неважно, что действия, направленные на легализацию, могут иметь разные гражданско-правовые основания. Важно, что такие действия тождественны друг другу в уголовно-правовом смысле, т.е. все они соответствуют понятию сделки (пусть, по определению, и являющейся ничтожной) как признаку преступления и охвачены единым умыслом лица.

9. Субъективная сторона — прямой умысел. Лицу, совершившему финансовые операции и другие сделки, должно быть достоверно известно, что денежные средства или иное имущество приобретены другими лицами преступным путем. Знание о преступном характере приобретения имущества не означает, однако, что лицу, легализующему это имущество, должно быть достоверно известны все обстоятельства его преступного приобретения .
———————————
Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел: Сб. док. М., 1987. С. 436. Пленум ВС СССР, отменив постановления Президиума ВС РСФСР по делу Троянского, указал, что ст. 208 УК РСФСР 1960 г. (ст. 175 УК) не требует обязательной осведомленности виновного о том, каким именно преступным путем добыто приобретенное им имущество: важно, чтобы он осознавал, что приобретаемое имущество добыто преступным путем. В том же решении Пленум сослался на обстоятельства, в том числе обстановку приобретения имущества, способ его хранения и др., которые могут свидетельствовать об осведомленности лица, обвиняемого по ст. 208 УК РСФСР, о преступном характере приобретения имущества. См. также: Определение ВС РФ от 09.10.2003 N 55-о03-6 // БВС РФ. 2004. N 7.

10. В комментируемой статье содержится указание на цель легализации, при отсутствии которой действия состава данного преступления не образуют. В судебной практике сам по себе факт использования преступно полученных средств (например, похищенного либо принятого за проданные наркотические средства) при оплате товаров, как правило, не признается действиями, направленными на достижение указанной цели. Суды признают наличие такой цели в действиях лица, которое, например, преступно полученные средства размещает на банковском счете еще до введения их в легальный оборот путем оплаты товаров или которое еще до совершения сделки с преступно приобретенными средствами совершает действия по приданию этим средствам вида законного дохода. Согласно позиции, высказанной ВС РФ по ряду дел, к легализации относятся такие предусмотренные ст. ст. 174 и 174.1 УК действия, которые совершаются таким образом, чтобы источники этих доходов казались законными, а равно действия, направленные на сокрытие незаконного происхождения таких доходов .
———————————
См.: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2008 г. // БВС РФ. 2009. N 8.

11. Субъект преступления — специальный, поскольку законодатель исключил из этого перечня тех, кто сам приобрел имущество преступным путем. К числу субъектов следует отнести тех лиц, которые непосредственно, в том числе от имени юридического лица, используют приобретенное другими преступным путем имущество, совершают с ним сделки, в том числе финансовые операции.

12. Согласно примеч. к комментируемой статье финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами или иным имуществом, совершенными в крупном размере, в этой статье, а также в ст. 174.1 УК признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую 1 млн. руб. При совершении продолжаемого преступления крупный размер исчисляют исходя из размера всех входящих в объективную сторону преступления сделок по легализации.

13. Если лицу, умысел которого был направлен на совершение преступления, предусмотренного комментируемой статьей, в крупном размере, удалось по независящим от него обстоятельствам совершить только несколько охваченных единым умыслом сделок по легализации, не образующих, однако, преступление в крупном размере, содеянное должно квалифицироваться как покушение на совершение соответствующего преступления в крупном размере.

14. О понятии группы лиц по предварительному сговору см. коммент. к ст. 35. Поскольку субъект преступления — специальный, лица, которые сами преступно приобрели легализуемое имущество и участвующие в совершении комментируемого преступления, в силу ч. 4 ст. 34 УК могут нести ответственность по комментируемой статье в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

15. Под лицами, использующими свое служебное положение, следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях. Использование служебного положения состоит в применении при совершении преступления особых возможностей, которыми указанные лица обладают именно в соответствующем качестве, т.е. как представители власти, лица, наделенные организационно-распорядительными либо административно-хозяйственными функциями в государственных и муниципальных органах и учреждениях, коммерческих и иных организациях, и т.д.

16. О понятии организованной группы см. коммент. к ст. 35. В состав организованной группы могут входить и лица, не отвечающие признакам специального субъекта. В этом случае квалификация их действий по ст. 33 не требуется.

17. Если преступление совершено не в крупном размере, предусмотренные в ч. ч. 3 и 4 комментируемой статьи квалифицирующие обстоятельства виновному вменены быть не могут.

18. Сбыт имущества, которое было получено в результате совершения преступления (например, хищения) иными лицами, не образует состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей, если такому имуществу не придается видимость правомерно приобретенного. Указанные действия могут содержать признаки состава преступления, предусматривающего ответственность за хищение (в форме пособничества), либо состава преступления, предусмотренного ст. 175 УК.

19. Отношения собственности не являются дополнительным объектом, охраняемым нормой об ответственности за легализацию, поэтому если лицо, преследуя названную комментируемой статьей цель, совершает сделку с имуществом, похищенным иными лицами, во исполнение заранее данного им обещания, содеянное требует квалификации по совокупности преступления, предусмотренного комментируемой статьей, и соучастия в хищении.

научная статья по теме ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 И 1741 УК РФ Государство и право. Юридические науки

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЯМИ 174 и 1741 УК РФ

Анализ правоприменительной практики позволяет говорить о наличии проблем при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 174, 1741 УК РФ. Отдельные проблемы связаны с определением предмета данных преступлений, необходимым признаком которых является приобретение имущества владельцем в результате совершения деяния. Однако законодатель сделал исключение для преступлений, предусмотренных ст. 193—194, ст. 198—1992 УК РФ, а именно, имущество, приобретенное в результате совершения вышеуказанных преступлений, не может являться предметом легализации.

Однако целый ряд авторов не согласны с данным утверждением.

Во-первых, декриминализация отмывания доходов, полученных в результате совершения преступлений, связанных с невыполнением имущественных обязанностей, не будет иметь практического эффекта из-за отсутствия в правоприменительной практике фактов выявления легализации доходов от подобных преступлений. Это связано как с невозможностью доказательства именно преступного характера легализуемого имущества, так и с отсутствием умысла на легализацию данного имущества. В отношении указанной Б.В. Вол-женкиным ст. 177 УК РФ можно отметить, что лицо, уклоняющееся от погашения кредиторской задолженности, не могло бы умышленно присвоить имущество своего кредитора и, распорядившись им по своему

Данная научная дискуссия во многом обусловлена встречающимися в юридической практике сложностями квалификации указанных деяний в случаях, когда предикатным преступлением к легализации преступных доходов является незаконное получение кредита. В судебной практика даже одних и тех же судов не сложилось единого подхода к этой ситуации.

Представляется, что данное судебное решение необоснованно. Тем более, что тот же районный суд в январе 2006 г. осудил за совершение преступлений, предусмотренных ст. 176, ч. 1, 1741, ч. 2 и 159, ч. 4 директора ООО «У.», который мошенническим путем, под предлогом поставок ГСМ, совершал хищения денежных средств организаций города в особо крупных размерах. По данным фактам в СУ при УВД г. Челябинска возбуждены семь уголовных дел по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Помимо этого было установлено, что им дважды: в октябре 2004 г. и в феврале 2005 г. по подложным документам о якобы имеющихся у него

Некоторые авторы считают, что «наличие так называемых «льгот» не является вполне обоснованным, поскольку, несмотря на первоначально правомерный источник денежных средств, после совершения преступления они приобретают преступный характер, а с учетом высокой степени общественной опасности уклонения от уплаты налогов, а также невозвращения из-за границы средств в иностранной валюте их исключение из предикатных преступлений нельзя признать ни справедливым, ни целесообраз-ным»4. Такой подход объясняется прежде всего тем, что уклонение от налогообложения позволяет увеличивать «теневые» капиталы. Однако данное утверждение скорее подтверждает позицию законодателя, чем авторов, полагающих, что уголовно-правовым запретом на перевод средств в легальную экономику можно уменьшить теневой сектор.

Не вполне обоснованным представляется нам и мнение о том, что организованная преступность, неуплата налогов, легализация преступных доходов, а также контроль организованной преступности над предприятиями и организациями различной формы собственности, посредством которых проводятся незаконные финансовые операции, почти всегда тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что имеющаяся в научной литературе критика юридической конструкции норм ст. 174, 1741 УК РФ в части, касающейся исключения из числа предшествующих легализации составов преступлений деяний, предусмотренных ст. 193—194, ст. 198—1992 УК РФ, не является целесообразной. Цель данных норм — противодействие уводу капиталов из легального сектора экономики в теневой, а цель норм ст. 174, 1741 УК РФ, наоборот, — недопущение ввода преступных доходов в легальный оборот. Таким образом, законодатель исключил имевшую место до 2002 г. ситуацию с существованием уголовно-правовой нормы (ст. 174 УК РФ в ред. 1997 г.), направленной на достижение прямо противоположных целей, что приводило к невозможности реализации ни одной из них.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Легализация денежных средств по российскому законодательству

В соответствии с действующим уголовным законодательством легализация (отмывание) денежных средств – это совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

Уголовным кодексом предусмотрена ответственность за совершение двух видов легализации денежных средств:

— легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (статья 174 УК РФ);

— легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (статья 174.1 УК РФ).

Объектом указанных преступлений является установленный порядок осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

В ст. 174 УК РФ предметом преступления являются денежные средства или иное имущество, приобретенные преступным путем, в ст. 174.1 УК РФ предметом преступления выступают денежные средства или иное имущество, приобретенное в результате совершения преступления.

Объективная сторона преступлений, предусмотренных ст.ст.174, 174.1 УК РФ, выражается в действиях — совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом.

Под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в статьях 174 и 174.1 УК РФ, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей.

По смыслу закона ответственность по ст. 174 УК РФ или по ст. 174.1 УК РФ наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом, при этом по статье 174.1 УК РФ финансовая операция или сделка должны быть совершены в крупном размере.

При постановлении обвинительного приговора по ст. 174 УК РФ или по ст. 174.1 УК РФ судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления.

Однако из этого не следует необходимость предварительного осуждения лица за основное преступление для применения нормы о легализации (отмывании) преступных доходов. Факт преступного приобретения денежных средств или иного имущества может быть установлен и судом, рассматривающим уголовное дело об отмывании преступных доходов. Важно лишь, чтобы субъект, привлекаемый к ответственности за легализацию, осознавал преступное происхождение имущества, с которым он совершает финансовые операции и иные сделки.

Если преступник, имея умысел на легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, в крупном размере (ч. 2 ст. 174 и ч. 1 ст. 174.1 УК), успел совершить финансовые операции и иные сделки на меньшую сумму и вынужден был прекратить преступную деятельность по независящим от него обстоятельствам, содеянное должно быть признано покушением на легализацию (отмывание) в крупном размере.

Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что финансовые операции и иные сделки совершаются с имуществом, приобретенным другими лицами преступным путем либо самим лицом в результате совершения им преступления, и желает этого.

Обязательным признаком субъективной стороны преступлений по ст.174 и ст.174.1 УК РФ является цель совершения финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными преступным путем, придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

Субъект преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ специальный — вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет и при этом не участвовавшее (любой вид соучастия) в совершении преступления, в результате которого были приобретены денежные средства или иное имущество. Это могут быть работники кредитных организаций, профессиональные участники рынка ценных бумаг, компании, осуществляющие сделки с недвижимостью и т.д.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 174.1, может быть только то лицо, достигшее возраста 16 лет, которое в качестве исполнителя или иного соучастника принимало участие в совершении первичного (исходного) преступления, принесшего ему (им) доходы, подлежащие легализации (отмыванию).

В ч. 1 ст. 174 УК РФ не определена минимальная стоимость легализуемого имущества, поэтому для привлечения к уголовной ответственности достаточно совершить одну финансовую или другую сделку, не оцениваемую как малозначительное деяние (ч. 2 ст. 14 УК).

При этом для наступления ответственности по ст.174.1 УК РФ необходимо совершить финансовую операцию или другую сделку с денежными средствами или иным имуществом в крупном размере, который в соответствии с примечанием к ст.174 УК РФ должен превышать 6 миллионов рублей.

Квалифицированные составы преступлений, предусмотренные статьями 174 и 174.1 УК РФ практически идентичны – это совершение легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества группой лиц по предварительному сговору и лицом, с использованием своего служебного положения (ч.3 ст.174 и ч.2 ст.174.1 УК РФ), а также совершенные организованной группой (ч.4 ст.174 и ч.3 ст.174.1 УК РФ).

В ч.2 ст.174 УК РФ предусмотрена ответственность за совершение легализации в крупном размере.

За совершение преступления по ч.1 ст.174 УК РФ, т.е. без квалифицирующих признаков, предусмотрено лишь одно наказание в виде штрафа.

Наказание за преступления по ч.1 ст.174.1 УК РФ и ч.2 ст.174 УК РФ, предусматривающие ответственность за совершение легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества в крупном размере, может быть назначено в виде штрафа либо лишения свободы на определенный срок со штрафом или без такового, а также с ограничением свободы или без такового (только по ч.2 ст.174 УК РФ).

Более квалифицированные составы преступлений (ч.ч.3 и 4 ст.174 и ч.ч.2 и 3 ст.174.1 УК РФ) предусматривают наказание только в виде лишения свободы на определенный срок. При этом по ст.174 УК РФ возможно назначение данного вида наказания со штрафом и с ограничением свободы либо без них. По ст.174.1 УК РФ совместно с лишением свободы возможно назначить наказание в виде штрафа либо без него.

Если при рассмотрении уголовного дела по обвинению лица в совершении преступления, предусмотренного ст.174 или ст.174.1 УК РФ, будет установлено, что имущество, деньги и иные ценности получены в результате преступных действий либо нажиты преступным путем, они в соответствии с пунктами 2 и 2.1 ч.1 ст.81 УПК РФ признаются вещественными доказательствами и на основании п.4 ч.3 указанной статьи подлежат возвращению законному владельцу либо обращению в доход государства с приведением в приговоре обоснования принятого решения.

Статья 331. Понятие преступлений против военной службы

1. Преступлениями против военной службы признаются предусмотренные настоящей главой преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

2. Утратила силу.

3. Уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.

Комментарий к Ст. 331 УК РФ

В русском писаном праве такое понятие, как воинские преступления, появляется еще в середине XVI в. В то же время научная разработка этого понятия в России начинается лишь в XIX в. Термин «воинское преступление» впервые был использован в Военно-уголовном уставе 1839 г. В ст. 2 этого устава указывалось, что преступления, совершаемые лицами военного ведомства, могут быть двух видов: «преступления собственно воинские и преступления общие, служащих по военному ведомству с лицами гражданского звания, учиненные независимо от порядка и обязанности службы».

1. Непосредственным объектом воинских преступлений является установленный в Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях и органах порядок прохождения военной службы (воинский правопорядок), охраняемый статьями гл. 33 УК.

2. Объективная сторона преступлений против военной службы состоит в нарушении установленного порядка прохождения военной службы.

Охраняемый уголовным законом порядок прохождения военной службы подразделяется на порядок подчиненности и воинских уставных взаимоотношений (ст. ст. 332 — 336 УК), порядок пребывания на военной службе (ст. ст. 337 — 339 УК), порядок несения специальных видов военной службы (ст. ст. 340 — 344 УК), порядок сбережения военного имущества (ст. ст. 346 — 348 УК), правила безопасности использования военно-технических средств (ст. ст. 349 — 352 УК).

Военнослужащие, совершившие воинские преступления, осуждались в последние годы за уклонения от военной службы — 60 — 70%, нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими — 20 — 30%, а также за сопротивление, принуждение и насильственные действия в отношении начальника — 5 — 10%.

Нарушения порядка прохождения военной службы, не предусмотренные статьями гл. 33 УК, не являются воинскими преступлениями (к таким нарушениям, например, как это видно из п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 03.04.2008 N 3, относится самовольное оставление части или места службы военнослужащими, проходящими военную службу по призыву, продолжительностью не свыше двух суток, а проходящими военную службу по контракту — не свыше 10 суток. В таких случаях содеянное не является уголовно наказуемым, а признается грубым дисциплинарным проступком), а также деяния хотя формально и содержащие признаки того или иного воинского преступления, но подпадающие под признаки ч. 2 ст. 14 УК.

3. Субъектами преступлений против военной службы являются граждане Российской Федерации, имеющие статус военнослужащего (к ним относятся военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо по контракту), иностранные граждане, проходящие военную службу по контракту, а также граждане, находящиеся в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

В ст. 3 Закона о воинской обязанности указывается, что правовой основой воинской обязанности и военной службы являются Конституция, указанный Федеральный закон, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты РФ, международные договоры РФ. Статьи 2, 32 указанного Закона устанавливают, что граждане проходят военную службу по призыву, а также в добровольном порядке (по контракту). Заключение контракта о прохождении военной службы, прекращение его действия, а также иные отношения, связанные с ним, регулируются указанным Федеральным законом, Положением о порядке прохождения военной службы, а также законодательными и иными нормативными правовыми актами, определяющими порядок прохождения военной службы и статус военнослужащих.

Из п. 5 ст. 34 Закона о воинской обязанности следует, что контракт о прохождении военной службы не может быть заключен с гражданами, в отношении которых вынесен обвинительный приговор и которым назначено наказание, в отношении которых ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которых передано в суд, с гражданами, имеющими неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления, а также отбывавшими наказание в виде лишения свободы. Контракт не может быть заключен с гражданами, лишенными на определенный срок вступившим в законную силу решением суда права занимать воинские должности, в течение указанного срока.

В случае совершения воинских преступлений лицами, не достигшими установленного законом возраста для прохождения военной службы, оказавшимися на военной службе по ошибке или вследствие подлога документов, ответственность за преступления против военной службы исключается.

Не могут быть признаны субъектами воинских преступлений и лица, негодные или ограниченно годные к военной службе по состоянию здоровья (ст. ст. 23, 50, подп. «г» п. 1 ст. 51 Закона о воинской обязанности). В случае совершения такими лицами общественно опасного деяния, содержащего состав общеуголовного преступления, они подлежат ответственности за это преступление.

Гражданские лица, учащиеся суворовских и нахимовских училищ, кадетских корпусов не могут признаваться исполнителями воинских преступлений. Согласно ст. 34 УК такие лица могут быть признаны организаторами, подстрекателями либо пособниками в воинских преступлениях. Отдельные составы преступлений против военной службы предусматривают в качестве субъектов не всех, а лишь некоторую категорию военнослужащих. Например, в преступлениях против порядка несения специальных видов военной службы исполнителем преступления может быть только военнослужащий, который в установленном порядке исполняет или должен исполнять этот вид службы.

В Законе установлена ответственность за преступления против военной службы, совершаемые только в условиях мирного времени. В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством РФ военного времени.

Уголовный кодекс регулирует также вопросы уголовной ответственности военнослужащих за общеуголовные и воинские преступления в зависимости от места их совершения.

В соответствии с ч. 2 ст. 12 УК военнослужащие воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами России, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по УК, если иное не предусмотрено международным договором РФ. Так, в соответствии со ст. 14 Соглашения между Российской Федерацией и Кыргызской Республикой 1993 г. «О порядке использования российских военных объектов на территории Кыргызской Республики и статусе военнослужащих Вооруженных Сил РФ в Кыргызской Республике» в случае совершения лицами, входящими в состав Вооруженных Сил РФ, преступлений против Российской Федерации, против членов их семей и по делам о воинских преступлениях применяется законодательство РФ .
———————————
СЗ РФ. 2004. N 42. Ст. 4088.

Как правило, международные договоры устанавливают следующий порядок:

— за преступления против Российской Федерации, против лиц, входящих в состав Вооруженных Сил РФ, или членов их семей, не являющихся гражданами иностранного государства, а также за воинские преступления и преступления, совершенные при исполнении служебных обязанностей, российские военнослужащие, находящиеся за границей, несут ответственность по законодательству своей страны;

— за преступления, совершенные вне пределов дислокации воинской части, носящие общеуголовный характер и совершенные в отношении граждан страны пребывания, военнослужащие несут уголовную ответственность по законодательству страны пребывания.

Лица, совершившие преступления на военном корабле или военном воздушном судне РФ, независимо от места их нахождения на основании ст. 11 УК несут ответственность по УК, так как военный корабль или военное воздушное судно под флагом РФ считается территорией РФ, где бы они ни находились.

С принятием КС РФ Постановления от 20.04.2009 N 7-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в связи с жалобой гражданина И.Н. Куашева» , в соответствии с которым признана противоречащей Конституции норма, содержащаяся в п. 11 ст. 38 Закона о воинской обязанности, особую актуальность приобретает проблема законодательного регулирования правового статуса военнослужащих, у которых срок военной службы по призыву либо по контракту истек, однако они не исключены из списков личного состава части.
———————————
СЗ РФ. 2009. N 19. Ст. 2390.

Принципиальное значение имеет решение этого вопроса при рассмотрении судами уголовных дел. Согласно комментируемой статье воинскими считаются преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

В соответствии с п. 2 ст. 2 Федерального закона от 27.05.1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» граждане приобретают статус военнослужащих (т.е. совокупность прав и свобод, гарантированных государством, а также обязанностей и ответственности военнослужащих) с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы.
———————————
СЗ РФ. 1998. N 22. Ст. 2331; 2003. N 46 (ч. 1). Ст. 4437.

Только в этот период на гражданина могут быть возложены обязанности военной службы и он может быть привлечен к уголовной ответственности за их невыполнение, поэтому определение начала и окончания срока военной службы имеет определяющее значение в уголовном судопроизводстве по данной категории дел.

И если с началом срока военной службы вопросов у судей не возникает, то в связи с противоречивостью формулировок в Законе о воинской обязанности, определяющих окончание срока военной службы, при рассмотрении уголовных дел о воинских преступлениях возникают проблемы.

Суть их заключается в том, что ст. 38 этого Закона четко определяет сроки военной службы как по призыву, так и по контракту. Именно на такие сроки на граждан при призыве возлагаются, а при поступлении на военную службу по контракту граждане сами принимают на себя обязанности военной службы, за несоблюдение которых они могут нести уголовную ответственность.

В ст. 32 указанного Закона, в частности, закреплено, что в контракте о прохождении военной службы закрепляются добровольность поступления гражданина на военную службу и срок, в течение которого гражданин обязуется проходить военную службу, а условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина в течение установленного контрактом срока добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами РФ.

Определяет Закон и момент окончания военной службы, которым согласно п. 11 ст. 38 следует считать дату исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части, и при этом обоснованно устанавливает, что военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы. Более того, в п. 3 ст. 3 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16.09.1999 N 1237 «Вопросы прохождения военной службы» (в ред. от 13.11.2012) , разъяснено, что данный срок истекает: а) для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, — в соответствующее число последнего месяца срока военной службы по призыву; б) для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, — в соответствующие месяц и число последнего года срока контракта либо в соответствующее число последнего месяца срока контракта, если контракт был заключен на срок до одного года.
———————————
СЗ РФ. 1999. N 38. Ст. 4534; N 42. Ст. 5008; 2000. N 16. Ст. 1678; N 27. Ст. 2819; 2003. N 16. Ст. 1508; 2006. N 25. Ст. 2697; 2007. N 11. Ст. 1284; N 13. Ст. 1527; N 29. Ст. 3679; N 35. Ст. 4289; N 38. Ст. 4513; 2008. N 3. Ст. 169, 170; N 13. Ст. 1251; N 43. Ст. 4919; 2009. N 2. Ст. 180; N 18 (ч. 2). Ст. 2217; N 28. Ст. 3519; N 49 (ч. 2). Ст. 5918; 2010. N 27. Ст. 3446; 2011. N 4. Ст. 572; N 13. Ст. 1741; N 40. Ст. 5532; 2012. N 2. Ст. 244; N 29. Ст. 4075; N 47. Ст. 6457.

В случаях, когда истечение срока военной службы приходится на месяц, в котором нет соответствующего числа, указанный срок истекает в последний день этого месяца.

Каких-либо оснований, предусматривающих возможность продления гражданину установленного законом срока военной службы по призыву или по контракту, в действующем законодательстве РФ не имеется.

Указанное абсолютно конкретное и полностью соответствующее Конституции и всем другим законодательным нормам требование Закона о воинской обязанности подменяется, однако в том же Законе и других нормативных актах указание на то, что дата исключения из списков личного состава части в некоторых случаях может не совпадать с окончанием срока службы, таким образом фактически принудительно продлевает определенный Законом для граждан срок службы по призыву и срок, на который гражданин дал согласие проходить службу по контракту, без законодательного изменения самого срока службы.

К таким случаям п. 11 ст. 38 Закона о воинской обязанности и Положение о порядке прохождения военной службы относят случаи, когда военнослужащий находится на стационарном лечении; военнослужащий женского пола находится в отпуске по беременности и родам или в отпуске по уходу за ребенком; военнослужащий, проходящий военную службу по призыву, по его желанию остается в воинской части до дня отправки транспортного средства, осуществляющего индивидуальную или организованную перевозку военнослужащих, увольняемых в запас; военнослужащий участвует в походах кораблей; военнослужащий находится в плену, в положении заложника или интернированного; военнослужащий безвестно отсутствует — до признания его в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявления его умершим; военнослужащий находится под следствием, а также в иных случаях, установленных Положением о порядке прохождения военной службы.

Большинство указанных случаев установлено в интересах военнослужащих и поэтому не нарушает их прав.

4. С субъективной стороны воинские преступления характеризуются как умыслом (прямым или косвенным), так и неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности.

В некоторых составах преступлений против военной службы в качестве обязательных признаков выделяются мотив и цель. Особенностью данных признаков субъективной стороны в воинских преступлениях является различный способ их отражения в законе.

В одних статьях (ст. ст. 334, 336, 338, 339 УК) они непосредственно указаны. В ст. 334 УК мотив отражен, например, с помощью обобщающего понятия «в связи с исполнением обязанностей военной службы».

В ряде статей главы 33 УК (ст. ст. 332, 333, 340, 341, 346 УК) отсутствует указание на мотив и цель. Например, в ст. 340 УК (нарушение правил несения боевого дежурства) цель не указывается. Однако в этом воинском преступлении она подлежит выяснению, так как может влиять на квалификацию содеянного.

5. Существенно изменены нормы о назначении и отбывании наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части. Это наказание впервые включено в УК в перечень уголовных наказаний и выделено в качестве самостоятельного вида наказания (п. «к» ст. 44). Данный вид наказания является более строгим, чем арест, и более мягким, чем лишение свободы на определенный срок. Оно может быть назначено на срок от трех месяцев до двух лет военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву. Это наказание прямо предусмотрено в санкциях 18 статей гл. 33 УК (ст. ст. 332 — 337, 339 — 350). В соответствии со ст. 55 УК содержание в дисциплинарной воинской части может быть назначено военнослужащим и за совершение общеуголовных преступлений взамен лишения свободы на срок не свыше двух лет.

Уголовный кодекс (ч. 3 ст. 81) предусматривает, что военнослужащие, отбывающие содержание в дисциплинарной воинской части либо арест, освобождаются от дальнейшего отбывания наказания в случае признания их негодными к военной службе.

Поскольку отбытие наказания в виде направления в дисциплинарную воинскую часть связано с прохождением военной службы, то лицо, осужденное к этому наказанию, сохраняет статус военнослужащего с ограничениями, установленными уголовным и уголовно-исполнительным законодательством. Направление в дисциплинарную воинскую часть не может быть назначено подсудимому, который по состоянию здоровья не годен к военной службе либо к моменту вынесения приговора фактически отслужил установленный законом срок службы по призыву.

Статья 73 УК допускает условное осуждение к содержанию в дисциплинарной воинской части, когда суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания, а ст. 79 УК — условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. Поскольку содержание в дисциплинарной воинской части применяется только к военнослужащим, проходящим военную службу, постольку отмена условного осуждения к содержанию в дисциплинарной воинской части или условно-досрочного освобождения от содержания в дисциплинарной воинской части (ч. 3 ст. 74 и п. «а» ч. 7 ст. 79 УК) в отношении лиц, уволенных к моменту принятия такого решения с военной службы, должна производиться судом по месту жительства осужденных. При этом суд, принявший решение об отмене условного осуждения к содержанию в дисциплинарной воинской части или условно-досрочного освобождения от содержания в дисциплинарной воинской части, заменяет содержание в дисциплинарной воинской части на другой, более мягкий вид наказания.

В соответствии со ст. 86 УК судимость лиц, отбывших наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, погашается по истечении одного года после отбытия данного наказания.

Ограничение по военной службе (ст. 51 УК) как вид уголовного наказания на срок от трех месяцев до двух лет за преступления против военной службы предусмотрено в санкциях 16 статей гл. 33 УК (ст. ст. 332 — 334, 336 — 337, 339 — 349). Данное наказание может быть назначено военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и за совершение общеуголовных преступлений вместо исправительных работ на срок до двух лет. В соответствии с ч. 2 ст. 51 УК во время отбывания этого наказания осужденный военнослужащий не может быть повышен в должности, воинском звании, а срок наказания не засчитывается в срок выслуги лет для присвоения очередного воинского звания. Из денежного довольствия осужденного производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, но не свыше 20%.

Ограничение по военной службе может быть назначено условно (ст. 73 УК). К лицам, отбывающим это наказание, может применяться условно-досрочное освобождение (ст. 79 УК).

При осуждении военнослужащего за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления с учетом его личности суд может лишить его воинского звания и государственных наград (ст. 48 УК).

В соответствии со ст. 54 УК наказание в виде ареста на срок от одного до шести месяцев применяется к военнослужащим на общем основании, однако это наказание они отбывают на гауптвахте, сохраняя статус военнослужащего.