Ст 196 197 ук рф

Статья 196. Преднамеренное банкротство

Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

Комментарий к статье 196 Уголовного Кодекса РФ

1. Объективная сторона состава преступления описывается в законе как преднамеренное банкротство. Под последним следует понимать любые действия (бездействие), которые привели к возникновению у юридического лица или индивидуального предпринимателя признаков банкротства, определенных ст. ст. 3 — 5 Закона о банкротстве и ст. 2 Закона о банкротстве кредитных организаций.

Способы совершения преступления различны и на квалификацию не влияют. В частности, в целях преднамеренного банкротства могут быть досрочно исполнены обязательства; предоставлены заведомо невозвратные кредиты; получены кредиты под ведение деятельности, которую лицо в действительности не намеревается осуществлять; заключены невыгодные сделки и т.п.; в целях преднамеренного банкротства лицо также может фактически приостановить хозяйственную деятельность, отказаться от возврата полученных кредитов и т.п.

Состав преступления материальный; понимание и размер крупного ущерба совпадают с аналогичным понятием в ч. 1 ст. 195 УК.

Состав преступления может иметь место только в том случае, если в результате совершения соответствующих действий (бездействия) в последующем арбитражным судом было вынесено решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. В отсутствие такого решения состав рассматриваемого преступления отсутствует, а соответствующие действия могут при наличии к тому оснований квалифицироваться по ст. 201 УК.

2. С субъективной стороны состав преступления характеризуется только прямым умыслом, поскольку действия совершаются преднамеренно, т.е. с целью вызвать банкротство юридического лица или индивидуального предпринимателя.

3. Субъект преступления специальный — вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет и являющееся руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем. Содержание данных понятий совпадает с соответствующими признаками субъекта составов преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 195 УК, за изъятием арбитражных управляющих и руководителя временной администрации кредитной организации, которые могут быть назначены только после выявления созданных преступными действиями признаков банкротства.

К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ
ст.ст. 195—197 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Защита прав кредиторов юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при наличии признаков несостоятельности (банкротства) имеет первостепенное значение. Одним из механизмов защиты прав кредиторов выступают уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное и фиктивное банкротство. Вместе с тем многие вопросы, связанные с применением данных норм Уголовного кодекса Российской Федерации, так и не нашли своего однозначного разрешения ни в науке, ни на практике.

Одним из сложных является вопрос о разграничении составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 196, 197 УК РФ.

В юридической литературе не раз обращалось внимание на идентичность способов совершения преступлений, предусмотренных данными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации(1).

Актуальность проблемы можно показать на примере следующей практической ситуации.

И., являясь генеральным директором ООО , зная, что предприятие имеет долг по уплате обязательных платежей в бюджеты разных уровней, совершает отчуждение от имени ООО недвижимого имущества в пользу П. за 200 тыс. р. Согласно выводам товароведческой экспертизы стоимость проданного имущества составляла 9 млн р., которые могли бы погасить часть задолженности по уплате обязательных платежей. Далее И. получил от П. доверенность на управление проданным имуществом.

После совершенных действий И. лично подал в арбитражный суд заявление о признании ООО банкротом. Позднее суд прекратил производство по делу в связи с погашением предприятием всей суммы задолженности.

Согласно проведенной экспертизе были установлены признаки преднамеренного банкротства, однако был сделан вывод о том, что вероятность банкротства предприятия невелика.

Учитывая, что действия И. одновременно подпадают и под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ, и под признаки преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, встает вопрос о правильной квалификации его действий.

На наш взгляд, разграничение данных составов необходимо проводить, исходя из цели сокрытия имущества.

Так, неправомерные действия при банкротстве заключаются в уменьшении конкурсной массы должника в целях сокрытия ее от взыскания при сохранении возможности использовать имущество для себя. При этом виновным не ставится цель — доведение организации до несостоятельности (банкротства).

При преднамеренном банкротстве действия виновного, напротив, направлены на создание признаков несостоятельности (банкротства), с этой целью он избавляется от имущества без сохранения

возможности дальнейшего его использования для себя.

Кроме того, необходимо принимать во внимание и обстановку совершения преступления. Так, если имущество отчуждалось при наличии признаков банкротства, то такие действия необходимо квалифицировать по ст. 195 УК РФ, если те же действия совершались в обстановке платежеспособности должника и повлекли за собой возникновение признаков банкротства, то требуется квалификация по ст. 196 УК РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 2, п. 2 ст. 3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения.

Признаки банкротства признаются установленными с момента, когда юридическим лицом денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей не исполнены по истечении трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены. При этом сумма обязательств юридического лица может и не превышать стоимость принадлежащего ему имущества.

Для разрешения вышеуказанной ситуации, на наш взгляд, следует исходить из того, истек ли на момент совершения И. неправомерных действий, направленных на отчуждение имущества, трехмесячный срок исполнения обязательств по выплате обязательных платежей.

Если таковой срок истек, то признаки банкротства считаются установленными и И. совершает неправомерные действия уже при наличии признаков банкротства. При этом у И. отсутствует цель довести предприятие до его полной ликвидации путем банкротства. На это указывают следующие данные:

совершение действий, направленных на сохранение контроля над имуществом;

самостоятельное в соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» обращение в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) и полное погашение задолженности при открытии конкурсного производства.

Кроме того, согласно заключению эксперта анализ признаков несостоятельности (банкротства) показал, что вероятность банкротства предприятия невелика.

Таким образом, есть все основания для квалификации действий И. по ч. 1 ст. 195 УК РФ.

Если трехмесячный срок исполнения обязательств по выплате обязательных платежей не истек, то признаки банкротства не считаются установленными. При этом квалифицировать действия И. по ст. 196 УК РФ возможно только при доказанности прямого умысла на совершение действий, заведомо влекущих неспособность юридического лица в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Сложности возникают и при разграничении фиктивного банкротства с неправомерными действиями при банкротстве, а также преднамеренным банкротством.

Характерная ситуация, при которой субъект совершает фиктивное банкротство, — наличие у него реальной возможности удовлетворить требования кредиторов без какой-либо отсрочки во времени. Однако субъект искусственно создает необходимые для обращения в суд условия, чтобы «законно» уклониться от надлежащего исполнения своих обязанностей путем получения отсрочки или рассрочки уплаты

причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно неуплаты долгов.

Способы создания необходимых условий для обращения в суд могут совпадать со способами неправомерных действий при банкротстве. В частности, таким способом может быть сокрытие имущества либо достоверных сведений о нем от кредиторов(1).

Однако при банкротстве субъект, осознавая факт признания юридического лица несостоятельным (банкротом) в силу сложившихся объективных причин, совершает действия, описанные в диспозиции статьи, с целью сохранить имущество, но вывести его из конкурсной массы.

При фиктивном банкротстве юридическое лицо ведет нормальную экономическую деятельность, сохраняет платежеспособность, но создается видимость неблагоприятного экономического состояния с целью получения возможных «привилегий», предоставляемых Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Своей целью фиктивное банкротство отличается и от преднамеренного, при котором должник, напротив, стремится к прекращению деятельности предприятия.

Разграничение составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195—197 УК РФ, необходимо проводить, прежде всего, с учетом цели преступных деяний и, соответственно, направленности умысла субъектов,применяющих идентичные способы совершения преступлений.

Представляется недопустимым вменение виновному лицу одновременно и ст. 195 и ст. 196 УК РФ, что, однако, имеет место на практике.

Так, М., зная о принятом арбитражным судом решении о введении на АОЗТ процедуры наблюдения, вопреки интересам АОЗТ, не известив временного управляющего, передал ООО по договору купли-продажи имущество — 9 наименований деревообрабатывающих станков на общую сумму 253 тыс. р., тем самым причинив крупный ущерб предприятию.

М. органами предварительного следствия вменялись ст. 196, ч. 1 ст. 195 и ст. 201 УК РФ.

Приговором Савинского районного суда Пермской области от 11 июля 2002 г. М. был осужден по ч. 1 ст. 195 УК РФ. То, что М. вменены за одни и те же действия три разных состава преступления, по мнению суда, является необоснованным и незаконным(2). Мнение суда следует признать верным, поскольку М. совершил одно преступление — неправомерные действия при банкротстве.

Приговором Арзамасского городского суда Нижегородской области от 2 декабря 2002 г. Г. осужден по ч. 2 ст. 195 УК РФ. Г. признан виновным в том, что, являясь генеральным директором ОАО и достоверно зная о несостоятельности предприятия, с целью сохранения контроля над предприятием совершил действия, направленные на преимущественное удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб остальным кредиторам. Из обвинения Г. в соответствии с предложением государственного обвинителя исключены ч. 1 ст. 195, ст. 196, ч. 1 ст. 201 УК РФ, так как его действия полностью охватываются диспозицией ч. 2 ст. 195 УК РФ(3).

Таким образом, одни и те же действия лица не могут быть квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 195, 196 УК РФ.

Расследование уголовных дел, связанных с банкротством. (ст.ст.195- 197 УК РФ)

Статьи Уголовного кодекса РФ, введенного в действие с 1 января 1997 года, впервые устанавливают уголовную ответственность за преступные действия, связанные с банкротством. Ни один из действовавших ранее УК РСФСР, а также иные законодательные акты советского периода подобных норм не предусматривали. Не было в них и сходных статей, опыт применения которых по аналогии можно было бы использовать при расследовании преступлений, предусмотренных ст.ст.195-197 УК РФ.

Положение усугубляется тем, что только за последние пять лет было принято не менее десятка законодательных актов различных уровней, посвященных несостоятельности (банкротству), которые дополняют и корректируют нормативное регулирование в этой области.

  • Закон РФ от 19 января 1992 г.»О несостоятельности (банкротстве) предприятий»,
  • Гражданский кодекс и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации,
  • Указ Президента РФ от 22 декабря 1993 г. «О мерах по реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий»,
  • Положение о федеральном управлении по делам о несостоятельности (банкротстве) при Государственном комитете Российской Федерации по управлению Государственным имуществом, утвержденное постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 20 января 1993 г. (N 92),
  • Постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г.N 498 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий» и некоторые другие.

Специальность объекта правового регулирования и новизна соответствующих статей Уголовного кодекса бесспорно потребуют от следователей изучения нормативной базы и уяснения регулируемых ею общественных отношений, принятых под охрану уголовного закона.

Анализируемые статьи помещены в главу 22 УК, предусматривающую ответственность за преступления в сфере экономической деятельности. В разделе VIII Уголовного кодекса РФ, оглавленном «Преступления в сфере экономики», содержатся еще две главы: 21-я «Преступления против собственности» и 23-ья «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях». Такая градация преступлений, совершаемых в сфере экономики и направленных в конечном счете на незаконное извлечение имущественной выгоды за чужой счет, безусловно повлечет определенные трудности при их разграничении и в обеспечении правильной квалификации весьма сходных преступных действий.

Так, относительная близость в элементах состава, не говоря уже о единстве объекта, просматривается между преступлениями, ответственность за которые установлена в ст.ст.195-197, и преступлением, предусмотренных ст.165 (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием), ст.201 УК РФ (злоупотребление полномочиями), ст.199 (уклонение от уплаты налогов с организаций) и др.

В связи с этим целесообразно определить родовые признаки, объединяющие составы преступлений, изложенных в ст.ст.195-197 УК РФ, и отграничивающие их от иных преступлений, содержащихся в разделе VIII Уголовного кодекса.

Прежде всего необходимо обратить внимание на то, что во всех трех названных статьях УК речь идет о неправомерных действиях, связанных с банкротством (несостоятельностью).

Сам термин «банкротство» определяется, как несостоятельность — отказ платить по долговым обязательствам из-за отсутствия средств. Любопытно, что В.Даль, говоря о «банкру(о)те», как о несостоятельном торговце, лопнувшем, неплательщике, подразделяет «банкрутов» на «случайных, несчастных, лживых, подложных и злостных», считая, что разница между ними та же, что и между «обокраденным или погоревшим и вором».

Сам факт банкротства может быть и не связан с уголовно наказуемыми действиями (бездействиями). Признание организации-должника или индивидуального предпринимателя банкротом может произойти в силу различных обстоятельств, которые причиняют имущественный вред самим этим организациям и предпринимателям, а также их кредиторам, но находятся за пределами уголовной ответственности.

Под несостоятельностью (банкротством) принято понимать неспособность должника удовлетворить требования кредиторов по оплате предоставленных ими кредитов или товаров либо произведенных ими работ либо других услуг.

Это может быть вызвано превышением обязательств должника над его имуществом и платежеспособностью или неудовлетворительной структурой баланса должника, под которой понимается такое состояние имущества и обязательств должника, когда за счет имущества не может быть обеспечено своевременное выполнение обязательств перед кредиторами. Недостаточная степень ликвидности имущества должника определяется невозможностью достаточно быстро реализовать его и вырученные денежные средства направить на покрытие долгов. При этом общая стоимость имущества может даже превышать общую сумму обязательств должника.

Причины несостоятельности (банкротства) не криминального характера многочисленны и разнообразны. Связанные с ними правоотношения решаются и будут решаться положениями гражданского и арбитражного законодательства, иных нормативных актов без обращения к нормам УК.

Вопрос об уголовной ответственности возникает по весьма ограниченному числу случаев, связанных с истинным или ложным банкротством, когда должник совершает умышленные действия с целью извлечения материальной выгоды за счет нарушения своих обязательств перед кредиторами. В любом случае в результате этих действий должен быть причинен крупный материальный ущерб.

Ни одна из анализируемых статей УК (195-197) не определяет в денежном выражении размер крупного ущерба, хоты во многих статьях 22-ой главы и VIII раздела УК в целом применительно к иным составам преступлений соответствующие определения содержатся. Так, в примечаниях в ст.171 говорится о денежном выражении дохода в крупном размере, в примечании к ст.171- о кредиторской задолженности в крупном размере, в примечании к ст.188 — о стоимости перемещенных товаров в крупном размере, в примечании к ст.191 — о деяниях в крупных размерах и т.п., при этом в зависимости от состава преступления определяются различные стоимостные выражения «крупного размера».

В этом отношении наиболее четко выгладит примечание 2 к ст.158 (кража), в котором сказано: «Крупным размером в статьях настоящей главы признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления». Именно такое стоимостное выражение крупного размера принято и в ряде других статей УК (например, ст.ст.177, 192).

В таком размере — не менее 500 минимальных размеров оплаты труда, установленных законом, определяется крупный ущерб и применительно к рассматриваемым статьям Уголовного кодекса. В случае: если кредиторов несколько, то названная сумма должна включать их требования к должнику в совокупности, включая упущенную выгоду.

Таковы некоторые общие замечания, относящиеся в целом к ст.ст.196-197 УК РФ. Теперь рассмотрим в отдельности состав каждого из этих преступлений и особенности их расследования.

Статья 195. Неправомерные действия при банкротстве.

1. Сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, передача имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность, если эти действия совершены руководителем или собственником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем при банкротстве или в предвидении банкротства и причинили крупный ущерб, —
наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев.

2. Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или собственником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем, знающим о своей фактической несостоятельности (банкротстве), заведомо в ущерб другим кредиторам, а равное принятие такого удовлетворения кредитором, знающим об отданном ему предпочтении несостоятельным должником в ущерб другим кредиторам,, если эти действия причинили крупный ущерб, —
наказываются ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок от одного года со штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода за период от одного до двух месяцев либо без такового.

Субъектом преступления, ответственность за которое предусмотрена частью первой ст.195 УК РФ, может выступать только юридическое лицо, являющееся руководителем или собственником организации либо индивидуальным предпринимателем. Выступает или нет предприятие (предприниматель) в качестве юридического лица значения не имеет. И в том, и в другом случае эта организация или индивидуальное предприятие (фирма, товарищество и т.п.) должны оказаться в положении должника, т.е. иметь кредиторов (кредитора) и имущественные обязательства перед ними. При
этом обязательства (долги) не исполняются в силу несостоятельности (банкротства) должника.

Банкротство может быть состоявшимся юридическим фактом, т.е. несостоятельность организации (предприятия) признана в установленном законом порядке (арбитражным судом) или же официально объявлено самой организацией (предприятием)- должником.

Однако банкротство может быть и не быть состоявшимся фактом, а только лишь реально угрожать организации (предприятию). Внешними признаками несостоятельности (банкротства) является приостановление текущих платежей, когда организация (предприятие) не обеспечивает или заведомо неспособна обеспечить выполнение требований кредиторов в течение трех месяцев со дня наступления сроков их исполнения.

Основанием для начала производства по делу о неправомерных действиях при банкротстве, как можно предположить, чаще всего будут заявления кредиторов, узнавших о состоявшемся или надвигающемся банкротстве.

Объективно первым и наиболее осведомленным о факте банкротства всегда является непосредственно сам субъект преступления. Как в том случае, когда об этом объявляет он сам, так и в том, когда он хотел бы скрыть или оттянуть этот факт. Именно этим объясняется, что субъективная сторона преступления всегда выступает в качестве прямого умысла
— желания получить материальную выгоду.

Реализация этого желания, достижение поставленной цели должны находить реальное выражение в конкретных действиях. Эти действия, крупный ущерб и причинная связь между ними составляют объективную сторону анализируемого состава преступления.

Выявление этих действий, их документальное подтверждение и придание им доказательственного значения и представляют собой основное содержание работы следователя при расследовании уголовных дел о неправомерных действиях при банкротстве. Практически все эти действия перечислены в диспозиции части первой ст. 195 УК РФ.

Сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении или иной информации об имуществе. Речь идет о любом движимом и недвижимом имуществе, принадлежащем организации или индивидуальному предпринимателю — должникам. Они могут спрятать это имущество,переместить из обычного места хранения в потайное место, о котором, как надеется субъект преступления, не знают и не узнают кредиторы и правоохранительные органы. Сокрытие может сопровождаться передачей имущества на хранение частному лицу или организации, а также искажением информации о его размерах и стоимости. Имущество может быть передано в иное владение, отчуждено и даже уничтожено. Например, автомобиль (автомобили) может быть по доверенности передан частному лицу, дорогостоящий товар перевезен на хранение в коммерческую организацию, здание передано в аренду, продукты списаны и уничтожены.

Преступные действия могут касаться также документов, отражающих экономическую деятельность организации или предпринимателя. В этих случаях руководитель или собственник организации-должника или индивидуальный предприниматель производят сокрытие, фальсификацию, уничтожение бухгалтерских и иных учетных документов, по которым можно установить фактическое имущественное положение и проследить экономическую деятельность банкрота.

Для выявления перечисленных и иных преступных действий следует использовать возможности оперативных и иных специальных мероприятий.

Наиболее распространенными следственными действиями по делам данной категории, помимо допросов и очных ставок, будут:

обыск для отыскания соответствующих предметов и документов, могущих иметь значение для дела и в необходимых случаях их изъятие;

наложение ареста на корреспонденцию и ее выемка;

наложение ареста на имущество, в том числе одновременно с обыском или выемкой;

назначение бухгалтерской или иной документальной экспертизы, ее проведению, которой может предшествовать ревизия или аудиторская проверка.

В зависимости от конкретных обстоятельств и с учетом возможных оперативных данных определяется подследственность этих следственных действий. Как правило, их нужно начинать с допроса и осуществлять в возможно короткие сроки обыск и наложение ареста на имущество.

Сказанное в отношении расследования преступления, предусмотренного частью первой ст.195 УК РФ, в значительной мере относится и к преступлению, предусмотренному частью второй этой же статьи.

В то же время по содержанию неправомерных действий и по субъекту преступления эти составы имеют существенные различия. Во втором случае речь идет о неправомерном удовлетворении имущественных требований отдельных кредиторов, осуществленном руководителем или собственником организации-должника либо индивидуальным предпринимателем, которые и выступают в качестве субъектов данного преступления. Совершается оно также исключительно с прямым умыслом.

Необходимым условием является знание субъекта о своей фактической несостоятельности (банкротстве) и удовлетворение имущественных требований заведомо в ущерб другим кредиторам.

Неправомерность действий заключается, в частности, в том, что они осуществляются в период внешнего управления имуществом, когда введен мораторий на удовлетворение требований кредиторов, когда решается вопрос о распределении ответственности перед ними и т.п.

В это период субъект, как правило, вступает в сговор с одним или несколькими кредиторами (разумеется не со всеми!) и на определенных условиях удовлетворяет его (их) имущественные требования в ущерб другим кредиторам. Вместе с тем, наличие сговора и извлечение личной выгоды для должника не является обязательными составляющими для объективной стороны рассматриваемого преступления. Их установление может лишь усилить его общественную опасность, конкретизировать неправомерность действий должника.

В части второй ст.195 УК РФ в качестве субъекта преступления фигурирует и кредитор, принявший неправомерное удовлетворение своих имущественных требований, зная, что оказанное ему предпочтение несостоятельным должником произведено в ущерб другим кредиторам (другому кредитору). Таким образом, и этот субъект преступления (кредитор), равно как и должник, действует с прямым умыслом.

При этом крупный ущерб (денежное выражение которого такое же, как и по части первой данной статьи) должен реально наступить, быть свершившимся фактом.

Учитывая материальную заинтересованность кредиторов в расследовании уголовных дел, связанных с неправомерными действиями должника при банкротстве, их допросу следует уделить особое внимание. Они, в частности, могут помочь не только установить истинное имущественное положение банкрота, но и обеспечить более быстрое обнаружение скрываемого им имущества.

Статья 196. Преднамеренное банкротство.

Преднамеренное банкротство, то есть умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия, —
наказывается штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

В отличие от преступления, предусмотренного ст.195, когда неправомерные действия совершаются до и после констатации факта банкротства или в предвидении его, при преднамеренном банкротстве (ст.196 УК РФ) преступные действия всегда предшествуют факту банкротства. Более того, они направлены на то, чтобы несостоятельность (банкротство) наступила.

Это означает, что руководитель или собственник коммерческой организации или индивидуальный предприниматель, которые являются субъектом данного преступления, либо изначально приступая к коммерческой или предпринимательской деятельности, ставят своей целью для удовлетворения личных интересов или интересов иных лиц привести свою организацию (предприятие) к банкротству.

Умысел на достижение этой цели может возникнуть и сформироваться и на более поздней стадии под воздействием различных обстоятельств. Например, субъект понял бесперспективность своего занятия и угрозу возможного разорения и решил извлечь выгоду путем искусственного форсирования банкротства, совершая сделки с кредиторами и заведомо зная, что договоры не будут выполнены и он окажется неплатежеспособным. Он расчитывает на то, что объявление о банкротстве избавит его от возмещения долгов и позволит удовлетворить личные интересы или интересы других лиц.

В диспозиции ст.196 не раскрывается содержание этих интересов, однако очевидно, что речь идет прежде всего и в основном об интересах экономического, имущественного характера, т.е. о корыстных интересах.

В тех же случаях, когда банкротство не было преднамеренным, а неплатежеспособность явилась результатом объективных условий, связанных, например, с утратой конкурентоспособности или резким невыгодным изменением цен, стоимости ценных бумаг и т.п., то вступают в действие нормы Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исключается применение уголовного преследования и в тех случаях, когда банкротство наступило вследствие неумелых или недальновидных методов хозяйствования со стороны руководителя или собственника коммерческой организации либо индивидуального предпринимателя и не были связаны с умышленным преднамеренным банкротством.

Для квалификации действий виновного лица по ст.196 УК РФ необходимо, чтобы они повлекли причинение крупного ущерба либо иные тяжкие последствия. Что касается крупного ущерба, то подходы к его определению такие же, как и по другим статьям, связанным с банкротством: общий размер не менее 500 минимальных размеров оплаты труда (с учетом упущенной выгоды),

Под иными тяжкими последствиями предлагается понимать такие, как затруднение или воспрепятствование осуществлению важных государственных или общественных функций. Очевидно, что речь идет о функциях экономического плана. Например, коммерческая организация взяла на себя обязательство по поставке продуктов питания в определенный регион, однако из-за преднамеренного банкротства сорвала эти поставки, в связи с чем регион оказался в тяжелом положении по снабжению населения продовольствием.

К иным тяжким последствиям относят также «вынужденное увольнение с предприятия большого числа рабочих и (или) служащих».

В любом случае при расследовании преступления, ответственность за которое установлена ст.196 УК РФ, тяжкие последствия (как и крупный ущерб) должны быть установлены, конкретизированы и оформлены в виде доказательств.

Статья 197. Фиктивное банкротство.

Фиктивное банкротство, то есть заведомо ложное объявление руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб, —
наказывается штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

Субъектом преступления, предусмотренного ст.197 выступают те же лица, что и по ст.196 УК: руководитель или собственник коммерческой организации либо индивидуальный предприниматель.

По обеим этим статьям (в отличие от ст.195) банкротство выступает в качестве свершившегося факта. Однако в отличие от преднамеренного банкротства, когда этот факт соответствует действительному положению организации (предприятия), несостоятельность при фиктивном банкротстве является фикцией, обманом кредиторов.

Такая ситуация, например, возникает в случаях, когда организация (предприятие) сама объявляет о своем банкротстве, зная однако, что необходимых оснований для этого нет.

По действующему законодательству коммерческая организация (ст.65 ГК РФ) и гражданин — предприниматель (ст.25 ГК РФ) могут принять решение и объявить о своем банкротстве, а в некоторых случаях и о добровольной ликвидации себя, как юридического лица. Таким образом, инициатива в возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве) принадлежит самому субъекту преступления. При этом он знает, что объявление о несостоятельности не соответствует действительности и является заведомо ложным.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление совершается по прямому умыслу и преследует корыстные интересы.

Начальной стадией данного преступления является объявление о своей несостоятельности и заявление должника о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве) организации (предприятия) в установленном действующим законодательством порядке.

Для завершения преступных действий необходимо, чтобы они повлекли крупный ущерб. Преступление будет оконченным и в том случае, если причинение крупного ущерба произойдет в период рассмотрения дела о несостоятельности в Арбитражном суде до вынесения решения.

Состав преступления фиктивного банкротства будет предстоять в полном объеме и в случаях, когда цели, которые преследовал субъект, не были достигнуты. Такими целями, согласно диспозиции ст.197, являются: введение в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов.

Для привлечения к ответственности виновного лица в процессе расследования уголовного дела достаточно установить и доказать три группы обстоятельств:

во-первых, объявление о своей несостоятельности было сделано и оно являлось заведомо ложным, т.е. организация (предприятие) остается состоятельной и основания для признания ее банкротом отсутствуют, о чем знало виновное лицо;

во-вторых, делая заявление о несостоятельности, субъект преступления преследовал перечисленные выше цели (независимо от того, были ли они достигнуты или нет);

в-третьих, действия виновного лица причинили крупный ущерб кредиторам.

Региональный учебный центр при прокуратуре Приморского края.

Фиктивное и преднамеренное банкротство

Фиктивное и преднамеренное банкротство .

Законодательство о банкротстве можно понимать широко. Если подойти именно таким образом, то нормы, определяющие признаки, условия, процедуру и объем ответственности за фиктивное или преднамеренное банкротство пополнится не только нормами гражданского, административного права, но и уголовного права.

1. Преднамеренное банкротство.

Согласно ст. 196 УК РФ Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб.

Таким образом, необходим умысел и крупный ущерб (благодаря примечанию к ст.169 УК РФ это превышение суммы в 1,5 млн рублей).

Крупный ущерб при криминальном банкротстве

КРУПНЫЙ УЩЕРБ ПРИ КРИМИНАЛЬНОМ БАНКРОТСТВЕ

Н.М. ГОВОРКОВ, Е.В. ТЕРЕХОВ («Законность», 2013, № 11)

Говорков Николай Михайлович, прокурор Автозаводского района г. Нижнего Новгорода, старший советник юстиции.

Терехов Евгений Владимирович, старший помощник прокурора Нижегородского района г. Нижнего Новгорода, юрист 1 класса, кандидат юридических наук.

В статье на основании доступных научных публикаций и судебных решений по конкретным уголовным делам рассматривается проблема определения крупного ущерба, причиненного криминальным банкротством.

Ключевые слова: банкротство, преднамеренное банкротство, крупный ущерб.

Large-scale damage in criminal bankruptcy

N.M. Govorkov, Ye.V. Terekhov

Based on available scientific publiscations and court judgments made in specific criminal cases, the article considers the problem of definition of a large-scale damage caused as a result of criminal bankruptcy.

Key words: bankruptcy, deliberate bankruptcy, large-scale damage.

В условиях современного российского рынка банкротство юридического лица все чаще рассматривается субъектами предпринимательской деятельности как способ решения экономических трудностей предприятия и форма уклонения от погашения кредиторской задолженности.

Год от года количество банкротств постоянно увеличивается. Так, согласно данным Высшего Арбитражного Суда РФ, в 2012 г. в российские суды поступило 40864 заявления о признании должников банкротами, что на 22,4% больше аналогичного показателя 2011 г.; всего банкротами в 2012 г. признано 14072 предприятия, что на 10% больше, чем в 2011 г. . В то же время показатель выявленных экономических преступлений, связанных с нарушением законодательства о банкротстве (ст. ст. 195 — 197 УК РФ), остается традиционно низким.

Данные приведены по официальному сайту ВАС РФ: http://www.arbitr.ru/_upimg/CB8A592FB7F601A714D0C3D5E1C3F00A_8.pdf.

Это обусловлено как объективными причинами латентности анализируемого вида преступности, так и несовершенством уголовного законодательства и правоприменительной практики в этой сфере.

Так, для привлечения к уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, а равно за преднамеренное либо фиктивное банкротство необходимо, чтобы последствием действий (бездействия) виновного лица было причинение крупного ущерба. В настоящее время при установлении крупного ущерба необходимо руководствоваться примечанием к ст. 169 УК, согласно которому таковым признается ущерб в сумме, превышающей один миллион пятьсот тысяч рублей.

Анализ доступных научных публикаций и судебных решений по конкретным уголовным делам позволяет говорить о том, что в теории и правоприменительной практике до сих пор нерешенным остается вопрос, следует ли под причинением крупного ущерба понимать ущерб, нанесенный только одному потерпевшему — кредитору, или же это совокупный ущерб, причиненный нескольким кредиторам.

Отечественная судебная практика по уголовным делам анализируемой категории не дает однозначного ответа на этот вопрос.

Так, приговором Приокского районного суда г. Н. Новгорода от 28 апреля 2011 г. В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК. В., являясь генеральным директором ООО «С», достоверно зная о том, что арбитражным судом в отношении общества введена процедура наблюдения, умышленно совершил неправомерные действия при банкротстве, причинившие крупный ущерб кредиторам ООО «С» в сумме 13836989 руб., сложившийся из задолженности ООО «С» по заработной плате перед семью работниками на общую сумму 1244465 руб. и задолженностью перед ОАО КБ «С.К.» на сумму 12592523 руб. При этом каждый из работников ООО «С», независимо от размера причитающейся ему задолженности по заработной плате, был признан потерпевшим по уголовному делу .

Схожее понимание слагаемых крупного ущерба по делам о преступлениях в сфере банкротства мы находим у судов и иных субъектов Федерации .

Наиболее полный анализ судебной практики см.: Ляскало А. Уголовно-правовая оценка некоторых объективных признаков криминальных банкротств // Законность. 2012. N 12.

Приговором Исикульского городского суда Омской области от 12 августа 2010 г. М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК. Согласно материалам уголовного дела В., являясь арбитражным управляющим СПК «Н», достоверно зная о том, что арбитражным судом в отношении должника открыто конкурсное производство, умышленно совершил неправомерные действия при банкротстве, вызвавшие причинение крупного ущерба кредиторам СПК «Н» в общей сумме 6227000 руб. Эта сумма кредиторской задолженности образовалась из требований кредитора первой очереди — ГУ ОРО ФСС РФ на сумму 138112 руб., кредиторов третьей очереди — ФНС России на сумму 6005843 руб. и 21 физического лица на сумму 24389 руб. .

Согласно приговору Темниковского районного суда Республики Мордовия от 27 июня 2008 г. С., признанный виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК, своими заведомо незаконными действиями по целенаправленной передаче скота СПК «З» в ГУП РМ «Развитие села» не только нарушил существующие рыночные условия (сделки купли-продажи, осуществляемые с имуществом, без которого невозможна основная деятельность должника), но и причинил крупный ущерб как должнику, так и кредиторам в общей сумме 3955030 руб., в том числе: кредиторам второй очереди — работникам по оплате задолженности по заработной плате в сумме 400361 руб.; кредиторам третьей очереди — ГУП «М.П.К.» в сумме 1764625 руб.; УФНС России по РМ в сумме 1555607 руб.; ОАО «Т.Г.К.» в сумме 155357 руб.; ОАО «В.Т.» в сумме 2779 руб. .

В то же время проведенное исследование выявило и прямо противоположное понимание российским судом размера крупного ущерба от криминального банкротства.

Так, Нижегородский районный суд г. Н. Новгорода в постановлении от 2 апреля 2013 г. о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК, указал следующее. П. обвиняется в том, что он, заведомо зная, что его действия будут являться неправомерными и повлекут уменьшение конкурсной массы и причинение крупного ущерба кредиторам, совершил отчуждение денежных средств ООО «К.С.Г.» на общую сумму 127560812 руб., что повлекло неудовлетворение требований кредиторов, а именно: департамента городского хозяйства администрации г. С. в сумме 146592 руб., ООО «Р.Р.» в сумме 362894 руб., ООО «В.Э.Т.» в сумме 2270914 руб., ЗАО «А.З.» в сумме 4835108 руб., ОАО «В.С.» в сумме 30000 руб., филиала ФГУП «О» в сумме 53220 руб., причинив своими действиями кредиторам ООО «К.С.Г.» крупный ущерб в сумме 7698730 руб. По мнению суда, каждому из кредиторов действиями, инкриминируемыми обвиняемому П., мог быть причинен ущерб только на сумму задолженности, установленной в отношении каждого кредитора, а размер ущерба по каждому кредитору должен исчисляться исходя из суммы задолженности. При указанных обстоятельствах в соответствии с примечанием к ст. 169 УК ущерб в крупном размере мог быть причинен кредиторам ООО «К.С.Г», перед которыми сумма задолженности превышала 1500000 руб., а именно: ЗАО «А.З.» в сумме 4835108 руб., ООО «В.Э.Т.» в сумме 2270914 руб., что составляет общий ущерб в крупном размере на сумму 7106022 руб. Суд находит, что задолженность перед другими кредиторами, не превышающая 1500000 руб., не может быть включена в общую сумму ущерба в крупном размере .

Архив Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода за 2013 г. Уголовное дело N 350538.

Большинство специалистов в области уголовного права солидарны с доминирующей судебной практикой установления размера крупного ущерба путем сложения требований различных кредиторов.

По мнению А. Обуховой, диспозиция ст. 196 УК не ограничивает количественный круг потерпевших одним лицом, которому может быть причинен крупный ущерб . Сходных представлений по этому вопросу придерживаются Л. Гаухман и С. Максимов , по мнению которых крупный ущерб может заключаться в ущербе, причиненном одному кредитору, либо слагаться в качестве совокупного ущерба, причиненного нескольким кредиторам.

См.: Обухова А.В. О крупном ущербе в составе преднамеренного банкротства // Общество и право. 2010. N 5. С. 118.

См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. С. 167.

Распространенной является также точка зрения, в соответствии с которой ущерб от криминального банкротства определяется суммой уменьшения активов должника . Такой позиции, в частности, придерживаются суды Кемеровской области .

См.: Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб.: Изд-во Р. Арсланова «Юридический центр Пресс», 2007. С. 386; Михалев И.Ю. Криминальное банкротство. СПб., 2001. С. 136 — 138.

Справка о практике рассмотрения судами Кемеровской области уголовных дел о неправомерных действиях в сфере банкротства (ст. ст. 195 — 197 УК РФ) // http://oblsud.kmr.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=145.

Для правильного установления крупного ущерба от совершения преступления анализируемой категории, полагаем, необходимо обратиться к гражданскому законодательству, регулирующему правоотношения в сфере несостоятельности (банкротства).

В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» для определения наличия признаков банкротства должника учитываются: размер денежных обязательств, в том числе размер задолженности за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги, суммы займа с учетом процентов, подлежащих уплате должником, размер задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения, и размер задолженности, возникшей вследствие причинения вреда имуществу кредиторов, за исключением обязательств перед гражданами, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, обязательств по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, обязательств по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также обязательств перед учредителями (участниками) должника, следующих из такого участия; размер обязательных платежей за исключением штрафов (пеней) и иных финансовых санкций.

Таким образом, наличие признаков банкротства предприятия закон связывает со всей совокупностью имущественных претензий его кредиторов, что позволяет признавать последних потерпевшими по уголовному делу о криминальном банкротстве.

В соответствии со ст. 2 Закона о банкротстве вред, причиненный имущественным правам кредиторов, — это уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Как видим, законодатель увязывает размер причиненного кредиторам вреда прежде всего с уменьшением имущества должника, обходя вопрос о величине собственно имущественных претензий кредиторов.

На наш взгляд, общественная опасность криминального банкротства связана в первую очередь с посягательством на общие принципы экономической деятельности. Несмотря на то что среди специалистов в области уголовного права высказаны различные точки зрения относительно объекта преступлений, предусмотренных ст. ст. 195 — 197 УК, позволим себе согласиться с мнением тех ученых, которые ставят на первое место в качестве объекта правоохраны именно определенный сектор экономической деятельности.

Так, по мнению А. Тимербулатова, непосредственным объектом криминальных банкротств являются охраняемые законом основы экономической деятельности, а также права и интересы кредиторов . С. Улезько для всех трех составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 195 — 197 УК, формулирует абсолютно идентичный объект, а именно «установленный порядок проведения процедуры банкротства и удовлетворения имущественных требований кредиторов» . Авторы популярного комментария к Уголовному кодексу РФ отмечают, что, в частности, ст. 196 УК направлена на охрану интересов государства, законных прав и интересов собственников коммерческих организаций и кредиторов, обеспечение стабильности и добропорядочности предпринимательских отношений .

См.: Тимербулатов А. Преднамеренное банкротство // Законность. 2000. N 2.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (с постатейными материалами и судебной практикой) / Отв. ред. С.И. Улезько, М.Б. Смоленский. Ростов н/Д: Издательский центр «МарТ», 2002. С. 432 — 434.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации — ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (3-е издание, дополненное и измененное).

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 2001. С. 721.

Действительно, допускаемые предпринимателями преступные нарушения законодательства о банкротстве существенным образом посягают на частные интересы субъектов предпринимательской деятельности и в целом препятствуют нормальному функционированию рыночной экономики. Это обстоятельство также свидетельствует о том, что во всех случаях ущерб от криминального банкротства должен рассчитываться путем сложения размеров ущерба, причиненного всем потерпевшим.

В заключение следует сказать о том, что, каким бы ни было мнение большинства ученых, какой бы ни была преимущественная судебная практика, поставленные в настоящей статье вопросы могут быть окончательно решены только Верховным Судом РФ.