Правовая защита html

Правовая защита html

Понятие «социальная защита», утвердившееся в юридической науке, имеет широкие рамки. Оно стало настолько многозначным, что возникла необходимость выделить из него собственно юридический аспект — правовую защиту 1 , которая заключается в создании и приведении в действие в случае необходимости комплекса правовых средств, обеспечивающих реализацию мер социальной защиты. Можно сказать, что правовая защита — процессуальная форма социальной защиты, своего рода деятельность по обеспечению процесса реализации личностью своих прав на пользование различными материальными и иными благами.

Иными словами, правовая защита сотрудников — это деятельность компетентных органов государственной власти, органов управления и местного самоуправления по созданию и приведению в действие правовых механизмов, обеспечивающих реализацию прав, свобод и обязанностей, а также гарантий, компенсаций и льгот, вытекающих из особенностей службы.

Правовая защита охватывает деятельность тех же субъектов, что и социальная защита, но в процессе реализации норм процессуального права. Как и социальная защита, правовая защита — это совокупность правоотношений, которые возникают между органами государственной власти, управления и местного самоуправления, должностными лицами и сотрудниками. Она выступает как совокупность процедур соблюдения, использования и применения субъектами правоотношений юридических норм, направленных на реализацию прав и свобод сотрудников.

Однако понятие «социальная защита» шире понятия «правовая защита»; правовая защита — один из элементов защиты социальной. Такой вывод соотносится с определением социальной защиты, сформулированным законодателем в Федеральном законе от 24 ноября 1995 года «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» 2 , статья 2 которого гласит: «Социальная защита инвалидов — система гарантированных государством экономических, правовых мер и мер социальной поддержки, обеспечивающих инвалидам условия для преодоления замещения (компенсации) ограничений жизнедеятельности и направленных на создание им равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества». Из приведенного определения видно, что законодатель в содержание социальной защиты, наряду с экономическими и социальными мерами, на равных включает и правовые.

Правовая защищенность показывает степень удовлетворенности субъекта наличием необходимых правовых механизмов, обеспечивающих эффективную защиту его прав и законных интересов. Она также может быть реальной или мнимой. Разумеется, от самого субъекта в ряде случаев зависит, воспользуется ли он своими правами или нет. Поэтому мнимая защищенность на самом деле является лишь кажущейся таковой. Все эти степени защищенности необходимо различать на практике, поскольку в них закреплено оценочное отношение субъекта к его реальному положению в обществе.

Особо подчеркнем, что понятие «правовая защита» может употребляться для обозначения как целостной, завершенной системы, так и совокупности мер правовой защиты.

В содержание правовой защиты входит правовая форма деятельности уполномоченных органов и должностных лиц, а также результаты, наступающие после этой деятельности. Этими результатами могут быть как принятые законодателем правовые нормы, содержащие гарантии правовой защиты (абстрактная правовая защита), так и непосредственное применение таких норм на практике и принятие по ним акта применения права (конкретная, реальная защита). Эти же самые результаты (принятые нормы права правотворческими органами или принятые решения правоприменительных органов по конкретным делам) составляют содержание правовой защиты. Они являются ценностью, которая обеспечивает гарантированность прав объекта защиты. Таким образом, в качестве одного из признаков правовой защиты выступает правотворческая и правоприменительная деятельность.

Другой признак правовой защиты можно определить на основе уяснения направленности правозащитной деятельности, то есть ее объекта. Полагаем, что объектом правовой защиты может быть весь правовой статус личности или его преобладающая часть, права, свободы, а также обязанности и ответственность. Прежде всего, объект должен распространяться на профессиональную деятельность сотрудников органов внутренних дел, на их внутрисистемные правоотношения, связанные с прохождением государственной службы. Этот подход является, на наш взгляд, наиболее приемлемым, соответствующим тому содержанию правовой защиты государственных служащих, которое вкладывает в это понятие законодатель и международное сообщество. Вместе с тем, существуют и другие точки зрения на объект правовой защиты 3 .

В юридической литературе и законодательной практике существует взгляд на социальную защиту сотрудников органов внутренних дел как на элемент государственной защиты. В соответствии с пунктом 1 статьи 45 Конституции Российской Федерации, государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется. Из этого следует, что в понятие «государственная защита» входят меры по обеспечению безопасности человека, правовая и социальная защита личности.

Успешная служебная деятельность сотрудника органов внутренних дел как государственного служащего возможна при наличии многих условий. Одним из них является уверенность в надежной защите со стороны государства его прав, свобод и как гражданина данного государства, и как лица, осуществляющего функции государственного органа, то есть представителя власти. Вполне понятно поэтому стремление законодателя восполнить пробел в прежнем разрозненном законодательстве о государственной службе и закрепить в законе целый комплекс мер социального характера, формируя таким образом систему государственной защиты служащих.

На необходимость особой защиты отдельных категорий граждан указано в ряде законов. Под особой защитой государства находится и ряд категорий государственных служащих 4 .

В отношении сотрудников органов внутренних дел в части 2 статьи 4 «Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации», утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации 23 декабря 1992 года, говорится, что «при исполнении служебных обязанностей сотрудники органов внутренних дел находятся под защитой государства». Понятие государственной защиты встречается также в Федеральном законе от 20 апреля 1995 года № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» 5 .

На основании вышеприведенного можно выделить следующие признаки государственной защиты сотрудников органов внутренних дел:

• защита состоит из совокупности конкретных мер (правовых, экономических, социальных, организационных и др.);

• меры устанавливаются (определяются) органами государственной власти и осуществляются в соответствии с определенными процедурами (политическими, юридическими);

• меры осуществляются или применяются органами, где проходят службу сотрудники ОВД, или уполномоченными на то государственными органами, органами местного самоуправления, общественными организациями и объединениями, а в случаях, предусмотренных законом, самими сотрудниками путем самозащиты права. При этом такая защита осуществляется только государственными органами и их должностными лицами.

1 См.: Стремоухов А.В. Человек и его правовая защита. Теоретические проблемы.

2 О защите прав потребителей: Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 года // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 15. Ст. 766; Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации» «О защите прав потребителя» и др.

3 См.: Стремоухов А.В. Правовая защита человека: теоретический аспект // Автореф. дис. д-ра юрид. наук. СПб, 1996. С. 11; Шубина И.И. Обеспечение правовой защиты сотрудников органов внутренних дел. М., 1999. С. 12.

4 См.: О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения: Закон Российской Федерации от 19 апреля 1991 года. Ст. 41; Таможенный кодекс Российской Федерации. Ст. 14; О федеральных органах налоговой полиции: Закон Российской Федерации от 24 июня 1993 года. Ст. 14; О пожарной безопасности: Федеральный закон от 21 декабря 1994 года. Ст. 8 и др.

Запущен ещё один сайт ГК «Правовая защита» «Адвокаты: Коллегия адвокатов»

Если вам нужно решить какой-нибудь сложный юридический вопрос, то вы можете посетить сайт коллегии адвокатов «Правовая защита» http://advokats.me/. Самое первое достоинство сайта становится очевидным, когда Вы загружаете его в браузере – сайт очень быстро и легко загружается даже при наличии медленной интернет-связи, к примеру, если используется соединение dial-up. Дизайн сайта строгий, но стильный, приятный для глаз и располагающий к просмотру страниц ресурса.

На главной странице можно узнать анонс новостей коллегии «Правовая защита»: http://advokats.me/novosti-kollegii/index.html, а также и другие новости: http://advokats.me/novosti/index.html

На сайте имеется раздел актуальных статей по юридическим темам: http://advokats.me/stati/index.html

Кроме этого, главная страница сайта содержит перечень услуг коллегии адвокатов. К примеру, там есть услуга «Адвокат гражданский». Юристы по гражданским делам производят профессиональную защиту интересов своих клиентов в судах. Среди прочего ведутся такие дела, как

1) Защита прав обманутых дольщиков при строительстве новых домов, признание права собственности на квартиру в новостройке;
2) Жилищные споры любой сложности, в том числе вселение, выселение, определение порядка пользования, признание доли малозначительной и другие;
3) Дела о сносе домов в Москве и защиты интересов граждан при переселении;
4) Споры о наследстве, наследственные дела;
5) Семейные споры, признание брака фиктивным, спор о детях и не только;
6) Любые имущественные споры, в том числе споры по недвижимости;
7) Взыскание ущерба и убытков, возникших в результате залива квартиры, неисполнения обязательств по договору, иных случаев;
8) Установление фактов, имеющих юридическое значение;
9) Защита прав потребителей;
10) Взыскание долгов, исполнительное производство.

Любое дело, даже если это малый бизнес, постоянно нуждается в юридическом сопровождении. Ведущую роль в этих делах занимает арбитражный адвокат, так как споры между предприятиями часто разрешаются в арбитражном суде. Не каждая организация может содержать в своем штате юрисконсультов. Юристы «Правовой защиты» имеют большой опыт и могут компетентно представлять интересы своих клиентов в арбитражном суде. Они способны грамотно определять стратегию поведения в суде. «Правовая защита» способна вести дела в арбитражных судах всех уровней: в судах первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Подводя итоги, следует отметить, что юристы «Правовой защиты» смогут помочь разрешить юридические вопросы любой сложности с минимальными рисками!

Правовая защита электронных документов в библиотеках:
проблемы и возможные пути решения.

О.Ф. Бойкова
Российская государственная библиотека
Адрес: 101000 (ЦАО) Москва. Ул. Воздвиженка, 3/5
Телефон: (095) 202-79-41
Факс: (095) 290-60-62
E-mail: [email protected]

Развитие информационных ресурсов в библиотеках, музеях, архивах, способствующих созданию и использованию электронных документов, автоматизированных информационных центров, электронных библиотек, служб электронной доставки документов, доступных через электронную почту, глобальные телекоммуникационные системы, через сеть Интернет, происходит в условиях, когда правовое обеспечение не соответствует потребностям общества. В этой ситуации библиотеки, музеи, архивы, с одной стороны, обязаны соблюдать права авторов произведений, с другой, обеспечить широкое использование их произведений в целях образования, просвещения и научной деятельности пользователей (читателей, посетителей). Эти вопросы постоянно возникают в повседневной деятельности этих учреждений и имеют юридический и практический характер. Они еще только изучаются как в отдельных странах, так и на международном уровне в рамках Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), ИФЛА и др., в той или иной степени затрагиваются на конференциях и совещаниях, в профессиональной печати. [1, 13].

Возможности внесения изменений в Бернскую конвенцию об охране литературных и художественных произведений (1886 г.) и Римскую конвенцию об охране музыкальных произведений (1961 г.), в соответствии с современным уровнем развития и использованием новых информационных технологий и средств телекоммуникации обсуждались на конференции ВОИС (Женева, Швейцария, 1996 г.) [13].

Особенно актуальны эти проблемы для российских и зарубежных библиотек.

Так, на Генеральной конференции ИФЛА (Пекин, 1996 г.) было принято “Заявление, отражающее официальную позицию ИФЛА по вопросам авторского права в электронной среде” [1]. На 25 конгрессе Международной ассоциация издателей (Барселона, Испания, 1996 г.) были утверждены “Рекомендации, содержащие предложения к издателям и библиотекарям, осуществляющим совместные проекты по использованию сетевых возможностей для доставки документов и оказания услуг пользователям”, способствующие объединению усилий ученых, исследователей и общественности в предоставлении информации, охраняемой авторским правом, не нанося ущерба обладателям авторских прав.

Правовые аспекты защиты электронных документов, предоставляемых в сетях, обсуждались на международной конференции “Управление электронными ресурсами библиотек” (Москва, 2000 г.).

Производство, распространение и использование электронных документов привело к появлению следующих правоотношений в библиотеках.

Отношения, возникающие при формировании электронных библиотек, создании автоматизированных электронных центров, служб электронной доставки документов , устанавливают ответственность и обязанность библиотек, связанные с комплектованием и использованием электронных документов как специализированных фондов. Важное значение имеют вопросы организации и обработки электронных документов, их учет, развитие системы хранения и межбиблиотечного обмена и др. Сюда же относятся отношения, связанные с использованием и сохранностью фондов электронных документов. Эти отношения требуют решения экономических, технических, организационно-правовых, технологических вопросов.

Отношения, возникающие при осуществлении библиотечно-информационного обслуживания пользователей электронными документами, включают несколько групп. Первая группа устанавливает обязанности субъектов, т. е. сотрудников библиотеки и пользователей, направленные на обеспечение конституционного права каждого гражданина на поиск и получение информации, свободного доступа и использования фондов, каталогов, картотек, баз и банков данных. Вторая группа устанавливает обязанности и ответственность библиотеки и ее структурных подразделений за своевременную подготовку и предоставление потребителю необходимой информации и публикаций. Третью группу составляют отношения, возникающие между создателями (авторами) информации и пользователями, библиотекой — обладательницей прав на использование информации и пользователем. Четвертая группа отношений устанавливает ответственность библиотеки за создание недоброкачественной, ложной информации, дезинформации пользователя.

При решении этих вопросов важна роль государства в установлении правильного правового режима регулирования отношений, которые стимулировали бы создание авторами произведений и обеспечивали бы их широкое распространение в обществе, в том числе и через библиотеки, т.е. удовлетворяли бы интересы авторов, издателей, библиотекарей и пользователей.

Эти отношения не регулируются в полной мере действующими нормативно-правовыми актами по авторскому праву.

Кроме того, до настоящего времени не существует принятого определения понятия “электронного документ” как нового вида издания, хотя само понятие активно используется в практической деятельности библиотек. К разработке законопроекта “Об электронном документе”, в котором могло бы содержаться это определение только планируется приступить. Поэтому в качестве рабочего определения для настоящей статьи предлагаем следующее: электронный документ — документ, предоставленный в электронной форме (оцифрованный в компьютере), имеющий электронную подпись, идентифицирующую его подлинность.

В число объектов авторского права входят следующие электронные документы: электронные издания (классическая литература и редкие книги, энциклопедии и справочные издания, издания по изобразительному искусству, архитектуре, периодические и продолжающиеся издания: журналы, газеты, бюллетени, информационные библиографические издания, компьютерные обучающие и развивающие программы или мультимедийные программные продукты и другие полнотекстовые документы), базы данных и электронные каталоги, программы для ЭВМ, текстовая информация, предоставляемая в электронных сетях.

Программам для ЭВМ и электронным изданиям предоставляется правовая охрана как произведениям литературы. Базам данных, электронным каталогам, являющимися библиографическими базами данных — как сборникам. Распространение на них авторской правовой охраны закреплено ст. 7 Закона РФ “Об авторском праве и смежных правах” (1993 г.). Однако данный закон лишь устанавливает авторские права на эти объекты, не фиксируя детально особенности этих электронных документов. Специфику их использования и взаимоотношения собственника и пользователей устанавливает специальный Закон РФ “О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных” (1992 г.) [1, 2, 3, 4, 6].

Этот закон определяет механизм правового регулирования отношений, возникающих между обладателями прав на программы и базы данных и пользователями на основе государственного учета и регистрации, стандартизации и сертификации (ст. 9, 11, 12, 13, 14).

Что касается текстовой информации, предоставляемой в электронных сетях, в России до настоящего времени отсутствует специальное законодательство, регламентирующее авторские права и использование этих документов [5, 7].

Тем не менее отдельные положения действующего законодательства в той или иной степени отражают специфику деятельности библиотеки и отношения, возникающие между библиотекой — производителем и потребителем электронных документов и пользователями. Так, в частности. Федеральный закон “Об участии в международном информационном обмене” (1996 г.) определяют объекты и субъекты международного информационного обмена (ст. 3), законодательно признает полноправное участие в нем муниципальных информационных служб, в котором можно отнести библиотечно-информационные учреждения соответствующего уровня (ст. 5) [3].

Закон предусматривает договорные отношения между собственниками (владельцами) электронных документов и пользователями. При этом указано, что сам факт оказания информационной услуги не создает для последнего право авторства на полученную документированную информацию (ст. 6, п. 2). Этим законом также предусмотрен механизм правового регулирования — лицензирование деятельности библиотек по международному информационному обмену (ст. 18).

Отдельные аспекты библиотечно-информационной деятельности, права субъектов, участвующих в информационных процессах, отражены в Федеральном законе “Об информации, информатизации и защите информации” (1995 г.). IV глава Закона непосредственно касается деятельности библиотек, связанной с созданием и использованием БД и электронных каталогов и картотек (ст. 16—19).

Права авторства и право собственности на информационные системы, технологии и средства их обеспечения могут принадлежать разным лицам, являющимся разработчиками средств обеспечения автоматизированных информационных систем, баз и банков данных, их сетей, иных информационных технологий. Библиотека-собственник информационной системы, технологии и средств их обеспечения обязана защищать права их авторов в соответствии с законами РФ “Об авторском праве и смежных правах” и “О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных” (ст. 18).

Вопросы авторского права, возникающие в средствах массовой информации, регулируются отдельными положениями Закона РСФСР “О средства массовой информации” (1992 г.). В частности, раскрываются понятия выхода в свет продукции, средств массовой информации (ст. 27, 28), порядок ее распространения (ст. 25).

Правовая защита электронных документов осуществляется Уголовным кодексом Российской Федерации, введенным в действие с 1 января 1997 г. В Уголовном кодексе Российской Федерации представлены статьи о преступлениях в сфере компьютерной информации (гл. 28), напрямую затрагивающие интересы библиотек как производителей так и пользователей баз и банков данных, о неправомерном доступе к компьютерной информации (ст. 272), издании, использовании и распространении вредоносных программ для ЭВМ (ст. 273), нарушении правил эксплуатации ЭВМ и их сетей (ст. 274). Предусмотрено также уголовное наказание за нарушение авторских прав (ст. 146). Специальная статья Гражданского процессуального кодекса РСФСР (1964 г.) посвящена порядку обращения взыскания на авторское вознаграждение за использование авторами своего авторского права (ст. 385) [9].

Защита электронных документов, предоставляемых в сетях, регулируются подзаконными нормативными актами федеральных органов исполнительной власти, положения которых следует учитывать библиотекам. Это следующие акты: Приказ Генерального директора Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации № 158 (23.09.99 г.) “Об утверждении Положения о порядке разработки, производства, реализации и использовании средств криптографической защиты информации с ограниченным доступом, не содержащей сведений, составляющих государственную тайну” и приказ Председателя Государственного комитета Российской Федерации по телекоммуникациям № 22 (21.07.99 г.) “Об утверждении Положения о порядке, общих условиях и принципах использования на территории Российской Федерации систем глобальной подвижной персональной спутниковой связи (ГППСС) и требованиях по обеспечению информационной безопасности для российских сегментов, указанных систем”. Эти правовые акты защищают форму предоставления электронных документов, а не их содержание.

Специалисты по авторскому праву применяют к авторским отношениями все те правила Гражданского Кодекса Российской Федерации, которые носят общий характер и регулируют все гражданские правовые отношения, касающиеся сделок (ст. 524, 971, 974, 986, 990, 992. 1003—1005), право- и дееспособности (от. 21, 22, 29), средств и способов защиты нарушенных прав (ст. 19, 1103) и т. п.

Новая третья часть Гражданского Кодекса Российской Федерации, которая сейчас разрабатывается, по мнению специалистов, должна содержать только общие вопросы авторских прав, их охраны и использования, обозначить значение и место авторских прав в системе гражданского права.

Отметим также, что в России до настоящего времени не утверждены основополагающие законодательные акты, положения которых могли быть приняты во внимание при обсуждении вопросов защиты авторских прав библиотек-производителей и распространителей электронных документов. Это следующие законопроекты “О государственной тайне”, “О праве на информацию”, “Об электронной цифровой подписи”, “Об информации персонального характера”, “О правовом регулировании глобальной информационной сети ИНТЕРНЕТ в Российской Федерации” [7, 9].

Не приняты также подзаконные акты общего характера по авторскому праву, регулирующие правоотношения в библиотечно-информационных учреждениях, которые должны разрабатываться Министерством культуры РФ, Министерством РФ по делам печати, телевидения и средств массовой информации, Министерством РФ по связи и информатизации и другими органами управления функционального назначения.

Значительно затрудняет использование в библиотеках электронных документов отсутствие терминологических и технологических стандартов, обеспечивающих единые требования к средствам воспроизведения информации на электронных носителях, обработку, хранение, доступ и предоставление электронных документов в сетях. Разработку этих стандартов только планируется начать в рамках системы СИБИД.

Как показывает зарубежный опыт, законодательство должно быть одним из самых мобильных. Даже в тех государствах, где казалось бы, давно и стабильно действует законодательство по авторскому праву, периодически принимаются поправки и дополнения, что связано прежде всего с изменениями практической деятельности библиотек. Так, например, в США разработан законопроект об авторском праве в электронной среде, представленный на рассмотрение Американского Конгресса. В этом законопроекте учитываются интересы создателей, распространителей и пользователей электронной информации и возможности урегулирования вопросов авторского права. Не дожидаясь утверждения законопроекта Библиотека Конгресса, Национальная федеральная служба реферирования и индексирования, Американская ассоциация издателей приняли практические решения, заключив соглашение о введении регистрации авторского права на издания, выпускаемые на оптических компакт-дисках. [10, 11, 12].

В США также действует закон о телекоммуникациях, предусматривающий значительные льготы на оплату телекоммуникационных услуг для библиотек [11].

Особое внимание в США уделяется обеспечению свободного доступа к электронной информации пользователей. Так, представители библиотечных, научных, образовательных организаций на Конгрессе по добровольному использованию информации в 1997 г. приняли заявление о защите прав пользователей электронной информации. Американской библиотечной ассоциацией было издано руководство “Доступ к электронной информации, службам и сетям”, основной задачей которого является защита прав пользователей библиотек в электронных сетях в информационном пространстве [10].

Изменения в законодательство об авторском праве некоторых положений, касающихся программного обеспечения были внесены в ФРГ в 1992 г. Объединение книготорговцев ФРГ и Федеральное объединение национальных библиотечных союзов приняли Положение совместной декларации о соблюдении Федерального Закона об авторском праве при реализации проекта “Инициатива федеральных земель ФРГ по совершенствованию работы МБА”. На основе этого документа была создана специальная правовая комиссия на базе немецких библиотечных союзов, контролирующая соблюдение авторских прав при выдаче программ для ЭВМ по МБА.

Особое внимание в принятом в ФРГ новом “Законе о регламентации основных положений работы служб информации и коммуникации” уделено правовым аспектам использования Интернет и электронных публикаций, что потребовало внесения изменений в Закон о защите авторских прав.

Дополнения к законодательству об авторском праве” касающиеся охраны БД, прав авторов в электронной среде и позиций библиотечного сообщества, приняты в 1997 г. в Великобритании [8].

Таким образом, как в России, так и за рубежом вопросы авторского права являются определяющими в развитии библиотечно-информационного обслуживания, обеспечении эффективного функционирования современных служб электронной доставки документов через глобальные телекоммуникационные системы.

Действующее в настоящее время в России федеральное законодательство по авторскому праву и внутрибиблиотечные подзаконные акты не создали единого правового пространства, регулирующего взаимоотношения между авторами, издателями, библиотеками-производителями электронных документов, их распространителями и пользователями. Библиотеки сталкиваются со следующими проблемами:

— необходимость обеспечения свободного доступа пользователей к фондам электронных документов и возможностей их копирования и репродуцирования в режиме “офлайн” и “онлайн”, не нарушая при этом прав авторов и издателей;

— защита авторских прав библиотек-производителей и распространителей электронных документов;

— защита прав пользователей (читателей) библиотек на свободный доступ к электронным документам;

— защита электронных документов, предоставляемых в сетях (маркировка, криптография, система идентификатор цифровых объектов).

Необходимость решения этих проблем в условиях, когда практика библиотек опережает законотворческую деятельность, вполне очевидна. В этой ситуации целесообразно перенести рассмотрение части вопросов авторского права электронных документов с федерального и внутриведомственного (отраслевого) уровня на локальной внутриучрежденческий уровень, т. е. осуществлять решение всех необходимых вопросов защиты авторских прав непосредственно в библиотеке. В связи с этим библиотеки, как правило разрабатывают и утверждают внутренние акты, являющиеся нормативными документами в системе российского законодательства, с учетом динамики развития библиотек, специфики ее вхождения в информационное общество и развития электронных сетей. Прежде всего, вносятся изменения и дополнения в правовые и организационно-распрорядительные документы: положения, уставы и другие документы, касающиеся обслуживания пользователей, комплектования фондов, в положения о структурных подразделениях, а также договора, определяющие систему взаимоотношений библиотеки с обладателями авторских прав и пользователями. Эти документы, хотя и не имеют прямого отношения к регулированию авторских прав и авторским отношениям, тем не менее играют существенную роль в механизме правового регулирования , особенно при заключении авторских договоров с индивидуальными и коллективными пользователями, связанными с использованием произведений, переводом их в электронную форму, лицензированием деятельности библиотек по оказанию библиотечно-информационных услуг, сертификацией средств передачи информации.

Так, действующее в настоящее время Положение о РГБ, утвержденное Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации 2 августа 1993 г. № 740 и Устав библиотеки не соответствует современному уровню развития библиотечно-информационного обслуживания пользователей. В РГБ активно функционируют Служба электронной доставки документов “Русскiй курьеръ”, компьютерный класс и другие подразделения, использующие электронные ресурсы.

В этих условиях специалисты РГБ ведут активный поиск путей решения данной проблем, самостоятельно разрабатывая механизм управления этим процессом Служба электронной доставки документов “Русскiй курьеръ” заключает договора с коллективными держателями авторских прав Российским Авторским обществом (РАО) и Российским Обществом по мультимедиа и цифровым сетям (РОМС) об отчислении части средств от коммерческой деятельности на выплату авторского гонорара членам Обществ. Однако такая практика пока является единичной и не дает эффективных результатов.

ЦНСХБ Россельхозакадемии, которая проводит большую работу по распространению текстовой информации в электронных сетях, в целях охраны авторских прав выдает авторам текстовых документов, представленных в сети Интернет, ксерокопии этих документов о электронным адресом, заверенные администрацией библиотеки. Однако эти меры также не всегда могут служить в качестве защиты авторских прав.

В РГБ может быть использована действующая в Информкультуре система депонирования рукописей в сочетании с электронным тиражированием документов и проставлением знака охраны авторского права. Возможны и другие варианты решения этой проблемы.

Дискуссии по этому вопросу, проведенные в ходе круглого стола “Электронные библиотеки и авторское право”, организованном Службой электронной доставки документов “Русскiй курьеръ”, выявили, с одной стороны, заинтересованность библиотек и обществ, коллективных держателей авторских прав, в решении сложных и многообразных вопросов защиты авторских прав и свободного использования электронных документов для обслуживания пользователей, с другой стороны, недостаточность правовой” нормативной и организационно-распорядительной документации, содержащей механизм управления данной деятельностью библиотек. Что может в дальнейшем вызвать судебные споры , возникающие из авторских правовых отношений.

В зарубежных странах, например в США, широко распространена практика лицензионных соглашений, являющаяся средством регулирования доступа к информации в электронной среде. С этой целью разработаны специальные методические рекомендации для библиотек, касающиеся заключения таких соглашений [14]. При этом в рекомендациях ряда стран предусмотрено широкое использование электронных документов в библиотеках, вплоть до свободного и бесплатного доступа к ним всех читателей, в других оговорены существенные ограничения, касающиеся целей использования (образовательные, научные), либо в соответствии с условиями лицензионных соглашений или правилами записи в библиотеку.

В целях защиты авторских прав в электронной среде США разработана и получила распространение система идентификатор цифровых объектов (DOI), предназначенная для маркировки электронных документов и защиту их от несанкционированного доступа в сетях, в том числе в Интернет. Этот проект был представлен в сентябре 19 9 7 г, на книжной ярмарке во Франкфурте на Майне. Специалисты считают, что процесс маркировки электронных документов сходен с процессом издания, т.е. наделения авторского произведения кодом, встраивающим его в сеть общественного сознания [15].

В США также создана коллегия по сетевой информации, основная цель которой — защита сведений, содержащихся в электронной среде.

В Великобритании фирма SCRAN, осуществляющая сетевой доступ к информационным ресурсам в области культуры, проставляет на электронные документы специальный водяной знак, который не стирается при сканировании, и знак охраны авторского права, защищающий исключительные права авторов.

Использование библиотеками для защиты электронных документов, передаваемых по сетям, специальных технических средств: индикатора цифровых объектов в сочетании с включенными в текст водяными знаками и знаком охраны авторского права, может послужить основой для подтверждения подлинности документа и решения возникающих проблем.

Дальнейшее совершенствование законодательства об авторском праве должно проводиться комплексно во взаимодействии и взаимопонимании всех проблем, гармонизации с национальным и международным законодательством в соответствии с развитием средств телекоммуникации, современными достижениями науки и техники, с учетом особенностей информатизации общества.

Можно предположить следующие возможные пути развития законодательства об авторском праве.

1. Обеспечить гармонизацию информационного и библиотечного законодательства с гражданским, уголовно-процессуальным и интеллектуальным законодательством России и международными правовыми актами, прежде всего со Всемирной (Женевской) конвенцией об авторском праве и Бернской конвенцией об охране литературных и художественных произведений.

2. В ситуации, когда проблемы авторского права не решены на федеральном и внутриотраслевом уровнях, целесообразно перенести решение этих вопросов на библиотечный (локальный) уровень. С этой целью создать при РГБ Межведомственную группу для разработки программы деятельности библиотек в этом направлении, предусматривающую решение законодательных, организационных, договорных, технических вопросов, возникающих в связи о предоставлением электронных документов в информационных сетях, защитой авторского права, доступности электронной информации для пользователей.

1. Авторское право, библиотеки и издательства в век электронных коммуникаций: Материалы междунар. семинара (25-26 мая 1998 г.) / Рос. библ. ассоц.; Амер. центр; Нем. культ. центр им. Гете, Сост.: Викулин А.А. — СПб.: Изд-во Рос. нац. б-ки, 1998. — 135 с.

2. Бойкова О.Ф. Авторское право и его использование в деятельности библиотек // Библиотека и закон: Справочник. — Вып. 2. — М.: Либерея. 1997. — С. 196—208.

3. Бойкова О.Ф. Правовые аспекты использования в библиотеках новых информационных технологий // Библиотека и закон. — 1999. — Вып. 6. — С. 120—142.

4. Бойкова О.Ф., Клюев В.К. Правовая защита программ для ЭВМ и баз данных как специфических продуктов библиотечно-информационной деятельности // Инициативная деятельность библиотеки; платная интеллектуальная продукция: Науч. практ. пособие / Сост.: С.Д. Колегаева (отв. за вып.), О.Ф. Бойкова; Науч. ред. В.К. Клюев; Рос. гос .б-ка. — М., 1999. — С. 32—37. — (Сер.: “Настол. кн. Библиоменеджера”; Вып. З).

5. Васильченко С.Д., Губарец В.В. Авторское право и Интернет // Науч. и техн. б-ки. — 2000. — № 3. — С. 21— 27.

6. Гениева Е. Авторское право распространяется на всех // Библиотека. — 1998. — № 4. — С. 76—78.

7. Кристальный Б., Якушев М. Концепция российского законодательства в области ИНТЕРНЕТа // Информ. ресурсы России. — 2000. — № 2. — С. 19—25.

8. Однопозова А.Л. Краткий обзор современного состояния законодательства об охране авторских прав в Великобритании // Управление современной библиотекой: Настол. кн. менеджера / Всерос. гос. б-ка иностр. лит. им. М.И. Рудомино; Ред.: Азарова Е.А., Пушкова С.В. — М., 1999. — С. 43—50.

9. Стрельцов А.А. Направления совершенствования правового обеспечения информационной безопасности Российской Федерации // Информ. о-во. — 1999. — № 6. — С. 15 —20.

10. ALA guidelines for rights of library users in cyberspace // Inform. retrieval and libr. Automation. — 1996. — Vol. 31, № 9. — P. 9.

11. Bolt N.M., Albritton P.M. Telecommunications discounts: financial windfall or fool’s gold? // Amеr. Libr. — 1997. — Vol. 28, № 11. — P. 32—33.

12. Copyright at 125: 1870 law important to building LC’s collections // Libr. Of Congress inform. Bull. — 1995. — Vol. 54, № 16. — P. 359—360.

13. Crosby J. International copyright victory for information users! // Inform. outlook. — 1997. — Vol. 1, № 2. — P. 37.

14. Davis T.L. License agreements in lieu of copyright: are we signing away our rights? // Libr. Acquisitions: practice and theory. — 1997. — Vol. 21, № 1. — P. 19—27.

15. Oder N. DOI debuts for cyber-copyright // L ibr. J. — 1997. — 122, № 17. — P. 13—14.

Бойкова Ольга Феоктистовна , кандидат педагогических наук, ведущий научный сотрудник сектора библиотечного права НИО библиотековедения Российской государственной библиотеки.

Российская государственная библиотека.

Профиль: научные исследования в области библиотечного дела.

ВИРТУАЛЬНАЯ
ТАМОЖНЯ ТАМОЖЕННО-ЛОГИСТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

Правовая защита государственных интересов

Одним из приоритетных направлений работы таможенных органов является защита законных интересов граждан и укрепление законности в таможенном деле. За организацию и непосредственное осуществление правовой деятельности в Таганрогской таможне отвечает правовой отдел таможни.

Сотрудники отдела обеспечивают эффективное представление интересов Таганрогской таможни, Федеральной таможенной службы в судах общей юрисдикции, арбитражных судах, других государственных и общественных организациях. Связано это с тем, что выполняя задачу по наполнению доходной части федерального бюджета, таганрогские таможенники нередко сталкиваются с несогласием участников внешнеэкономической деятельности с решениями таможни. Следствием такого несогласия является определенное количество судебных споров, которые разбираются в судах различных инстанций.

Так, за 2017 год в производстве должностных лиц Таганрогской таможни находилось 237 судебных дел, сумма исковых требований по которым составляла свыше 200 миллионов рублей. Из 131 дела, по которым были вынесены судебные решения, 111 вынесены в пользу таможенного органа. Общее количество исков, предъявленных к Таганрогской таможне в 2017 году, составило 151. При этом из 80-ти решений судов по данным искам, 62 вынесено в пользу таможни.

Наиболее ярким примером успешной деятельности таможни по отстаиванию интересов государства стало судебное дело по обжалованию решений, действий должностных лиц таможенного поста МАПП Матвеев Курган по уничтожению запрещенной к ввозу на территорию РФ продукции (щековина).

Ранее, в апреле и мае 2016 года на многосторонний автомобильный пункт пропуска (МАПП) Матвеев Курган Таганрогской таможни прибыли две крупные партии товара. Из поданных в таможню документов товар определялся как «обрезки шпика свиного щекового замороженные». Данное определение насторожило таможенников. По опыту они знали, что свиной шпик может быть «товаром прикрытия» для сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых являются Соединенные Штаты Америки, страны Европейского союза, Канада, Австралия, Королевство Норвегия, Украина, Республика Албания, Черногория, Республика Исландия и Княжество Лихтенштейн, которые запрещены к ввозу в Российскую Федерацию.

В дальнейшем, в ходе проведения экспертизы специалист экспертно-криминалистической службы регионального филиала ЦЭКТУ (г. Ростов-на-Дону) идентифицировал этот товар как «бескостное мясо переднего края, представленное одним отрубом (щековины, баки)». Получив заключение эксперта, таганрогские таможенники классифицировали данный товар по коду, наименованию и стране происхождения как «санкционный». Товар был изъят и в соответствии с пунктом 1 Указа Президента Российской Федерации от 29 июля 2015 № 391 «Об отдельных специальных экономических мерах, применяемых в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» подлежал уничтожению.

Однако получатель груза – индивидуальный предприниматель из Украины – не согласился с выводами таможни и в июне 2016 года подал исковое заявление в Арбитражный суд Ростовской области о признании незаконными действий Таганрогской таможни о классификации товара и его изъятии. За период с июня 2016 по июнь 2017 по данному делу было проведено 12 заседаний арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, итогом которых благодаря грамотным действиям правового отдела таможни при оказании методологической и практической помощи Южного таможенного управления, в частности его правовой службы, стали решения об отказе индивидуальному предпринимателю из Украины в исковых требованиях.

Скоординированная совместная деятельность должностных лиц правового, тылового и финансового подразделений таможни, таможенного поста МАПП Матвеев Курган привела к тому, что самая крупная партия «санкционных» товаров была уничтожена в установленные законом сроки.