Законодательный орган рд

Центральный государственный архив Республики Дагестан

Директор: (8722) 67-92-46

Справочный стол: (8722) 67-92-65

367032, г. Махачкала , ул. М.Гаджиева, 172

  • Главная
    • Новости
    • Архив сайта
      • Победа! 70 лет
      • Карта сайта
      • 100 лет Архивной службе
      • Об архиве
        • Контакты
        • История архива
        • Структура
        • Вакансии
        • Документы
          • Федеральные законы
          • Региональные законы
          • Документы ГКУ «ЦГА РД»
          • Деятельность
            • Взаимодействие с источниками комплектования
            • Научно-исследовательская работа
            • Мероприятия
            • Публикации
            • Выставки
            • Услуги
            • Запросы
            • Календарь памятных дат
            • Планы, отчёты
            • Система НСА
              • Информация о фондах
              • Новые поступления
              • Внутриархивные справочники
              • Путеводитель по фондам
              • Информационно-поисковая система по документам
              • Обратная связь
                • Гостевая книга
                • Интернет-приёмная
                • Народное собрание РД.

                  Крайние даты документов: 1995–2003 гг.

                  Электронные копии документов отсутствуют

                  Описи фонда

                  • Опись № 1. Протоколы,стенографические отчеты, акты, перечень законов, постановления., 1995–1999 гг., единиц хранения: 165
                  • Опись № 4Л. Личные дела руководителей Народного Собрания РД., 1995–2003 гг., единиц хранения: 30
                  • Опись № 5. Личные дела районных и городских судей., 1995–1996 гг., единиц хранения: 16
                  • Опись № 6. Личные дела депутатов работающих на постоянной профессиональной основе., 1995–2003 гг., единиц хранения: 13
                  • Опись № 8. Личные дела членов Верховного Суда РД., 1995–0 гг., единиц хранения: 5

                  Историческая справка

                  Народное Собрание – парламент РД, представительный и законодательный орган государственной власти Дагестана – было избрано в соответствии с Законом РД «О выборах в Народное Собрание Республики Дагестан», принятом на 29-й (внеочередной) сессии Верховного Совета РД

                  20 октября 1994 г.

                  Первые выборы в Народное Собрание РД состоялись в марте 1995 г.

                  В его состав был избран 121 народный депутат.

                  На первой сессии Народного Собрания РД, прошедшей 18 апреля 1995 г., был принят Временный регламент, согласно которому с началом работы Народного Собрания полномочия Верховного Совета РД прекращались.

                  30 мая 1995 г. были утверждены положения об аппарате и структура Народного Собрания РД. Согласно им в структуру Народного Собрания входили Президиум, председатель и два заместителя и следующие комитеты: по законодательству, законности, государственному устройству и местному самоуправлению; по бюджету, финансам и налогам; по межнациональным отношениям, внешним связям и делам общественных объединений; по социальной политике; по экономической политике. Аппарат Народного Собрания состоял из секретариата, отделов организационного, государственно-правового, информационно-аналитического, управления делами, сектора кадров, сектора писем и приема граждан, бухгалтерии.

                  Организация работы, порядок деятельности и компетенции комитетов Народного Собрания были определены Законом РД

                  «О комитетах Народного Собрания Республики Дагестан», который был принят на третьей сессии 13 июля 1995 г.

                  На этой же сессии был принят Закон РД «О статусе депутата Народного Собрания Республики Дагестан», в котором были определены полномочия, права, обязанности и ответственность депутата, предусматривались основные правовые и социальные гарантии при осуществлении им депутатской деятельности.

                  К ведению Народного Собрания РД относились:

                  –внесение изменений и дополнений в Конституцию РД, принятие законов, внесение в них изменений и дополнений;

                  –утверждение соглашений об изменении границ РД, решение вопросов административно-территориального устройства РД;

                  –дача согласия для назначения на должность председателя Правительства РД;

                  – назначение на должность и освобождение от должности судей Конституционного суда РД;

                  – назначение на должность мировых судей;

                  – решение вопросов о недоверии (доверии) Президенту и Председателю Правительства РД (в связи с введением поста Президента РД -2006г.);

                  – назначение выборов Президента и в Народное Собрание РД;

                  – назначение референдума РД;

                  –установление структуры исполнительных органов государственной власти РД;

                  – утверждение республиканского бюджета и отчета о его исполнении;

                  – утверждение республиканских программ социально-экономического развития и отчетов об их исполнении;

                  – установление в соответствии с федеральным законодательством республиканских налогов и сборов, а также порядка их взимания;

                  – утверждение бюджетов территориальных государственных внебюджетных фондов и отчетов об их исполнении;

                  – установление порядка управления и распоряжения собственностью республики;

                  – рассмотрение вопросов национального развития и межнациональных отношений народов Дагестана;

                  – реализация права законодательной инициативы в Федеральном Собрании РФ;

                  – принятие регламента Народного Собрания, решение вопросов внутреннего распорядка его деятельности;

                  – созыв Конституционного собрания;

                  – учреждение государственных наград, установление специальных почетных званий, классных чинов РД;

                  – официальное толкование законов РД;

                  – утверждение заключения и расторжения договоров;

                  – осуществление иных полномочий, установленных Конституцией, федеральными законами и законами РД;

                  – осуществление контроля над соблюдением и исполнением законов, исполнением республиканского бюджета, соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью РД.

                  В целях совершенствования, оптимизации, улучшения работы депутатского корпуса Народное Собрание РД неоднократно вносило дополнения, изменения в законы «О выборах Народного Собрания Республики Дагестан», «О Комитетах Народного Собрания Республики Дагестан», «О статусе депутата Народного Собрания Республики Дагестан» в постановление Народного Собрания РД «О регламенте Народного Собрания Республики Дагестан».

                  В 2003 г. Конституционным Собранием была принята новая Конституция РД, определившая постоянно действующим законодательным органом государственной власти РД Народное Собрание – парламент Республики Дагестан.

                  Ф. р–352. Оп.61. Д.19.

                  Ф.р-1581.Оп.1. Д.10. Д. 4–16, 17–20, 25–41, 51–65, 85–119.

                  СЗ РД. 2004. №5. Ст.411; 2006. №11.Ст.656;

                  2007.№№ 4, 9. Ст.200,203, 462.

                  Дагестанская правда. 1994. 29 октября. №217; 2007. №№ 88–89.

                  Личные дела руководителей Народного Собрания РД, районных и городских судей, депутатов,

                  работающих на постоянной профессиональной основе. Личные дела членов Верховного Суда РД.

                  Парламентский иммунитет депутата законодательного органа власти субъекта Российской Федерации (на примере Республики Дагестан) (Омарова З.Н.)

                  Дата размещения статьи: 11.11.2017

                  Правовое положение депутатов представительных органов власти закреплено в ст. ст. 97, 98 Конституции РФ и ст. ст. 61, 62 Конституции Республики Дагестан. Непосредственно о гарантиях депутатам говорится в ст. 98 Конституции РФ и ст. 62 Конституции РД. Одним из атрибутов политико-правового статуса депутата ученые считают депутатский иммунитет и депутатский индемнитет. Депутатский иммунитет (т.е. депутатская неприкосновенность) предполагает особый правовой режим в отношении депутатов. Он включает в себя такие льготы, как: неприкосновенность, свидетельский иммунитет, неответственность .
                  ———————————
                  Голик А.А., Томилина Е.Е. Иммунитет и индемнитет как элементы правового статуса депутата Государственной Думы // Право и закон: история, теория, практика: Кол. монография / Под ред. С.Г. Киселева. М., 2015. С. 173.

                  Парламентский иммунитет означает усложнение процедуры привлечения к ответственности. Свидетельский иммунитет подразумевает освобождение депутата от обязанности давать свидетельские показания по уголовным или гражданским делам об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением депутатских функций . Так, согласно статье 15 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» «депутат вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по гражданскому, административному или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением им своих полномочий». Аналогичное положение записано и в статье 17 Закона Республики Дагестан «О статусе депутата Народного Собрания Республики Дагестан» : «депутат вправе отказаться от дачи свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением им своих полномочий».
                  ———————————
                  Ламуев Б.Б., Васильева Ж.А. Конституционно-правовой статус депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации // Научная дискуссия: вопросы юриспруденции: Сб. ст. по материалам VII междунар. науч.-практ. конф. М.: Интернаука, 2016. N 8 (47). С. 19.
                  О статусе депутата Народного Собрания Республики Дагестан: Закон Республики Дагестан от 13 июля 1995 г. N 1 (в ред. от 30 мая 2016 г.), принят Народным Собранием РД 29.06.1995 // СПС «КонсультантПлюс».

                  Что касается неответственности депутата, то она в связи с одним из значений понятия «индемнитет» предполагает предоставление депутатам свободы слова и действий, например участие в дебатах и СМИ, законодательную инициативу, голосование и др. — для депутата не может наступить состояние ответственности за обличительные высказывания, если при этом не допущено оскорбления, клеветы и иных деяний, ведущих к применению соответствующих наказаний, причем и в последнем случае предполагается более глубокое проведение расследования компетентными правоохранительными органами.
                  Другое значение термина «индемнитет» предполагает юридически закрепленное право депутата на получение денежного вознаграждения за его труд, на компенсацию понесенных расходов, связанных с его деятельностью. Высокая заработная плата и льготы, по мнению законодателя, призваны обеспечить предоставление депутату материальных возможностей для обеспечения его политико-правового статуса .
                  ———————————
                  Алексеев Р.А. Политико-правовой статус депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации: гарантии, привилегии и преференции // Вестник Московского государственного областного университета. 2015. N 3. С. 4.

                  Депутатский индемнитет также предоставляет депутатам право не только на свободу высказываний, но и на выбор варианта действий, поведения при выполнении им своих обязанностей . Естественно, речь идет не о вседозволенности, о нарушении законодательства. Правомерность предполагает соблюдение депутатом, как мы считаем, не только юридических норм, но и этических требований — крайне нежелательно просто развязное поведение, которое, увы, порой позволяют себе отдельные депутаты, возомнившие, что им все можно.
                  ———————————
                  Федорченко С.Н., Рыбина М.В. Технологии политического менеджмента в партийном строительстве России // Известия Московского государственного технического университета МАМИ. 2013. Т. 2. N 4. С. 228.

                  Сказанное имеет прямое отношение ко всем депутатам, в том числе и к депутатам законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Однако отсутствие в Конституции РФ даже ключевых правил и критериев относительно правового иммунитета депутатов этого уровня не лучшим образом сказалось на решении соответствующих вопросов.
                  Несмотря на то что у этих гарантий различное содержание, они взаимно дополняют друг друга и имеют общую цель — с одной стороны, ограждение депутата от внешних давлений и предоставление ему возможности выполнения депутатских прав и обязанностей лишь на основании свободного внутреннего убеждения, с другой стороны, связанность депутатов своим местом в механизме народовластия, т.е. сочетанием в своей деятельности интересов народа, населения, его отдельных групп и слоев, а также государства, субъекта РФ, территории муниципального образования, в немалой степени — и интересов политических сил, особенно политических партий, оказывающих им поддержку.
                  Характеризуя эти гарантии на уровне депутата законодательного органа власти субъекта Федерации, нужно исходить из правовых позиций Конституционного Суда РФ. В Постановлении от 20.02.1996 N 5-П он изложил свое видение депутатского иммунитета, указав, что неприкосновенность — это один из основных элементов статуса депутата, важнейшая правовая гарантия его деятельности. Далее он подчеркнул, что по своей природе депутатский иммунитет является наиболее полной защитой депутата при осуществлении им собственно депутатской деятельности. В Постановлении от 27 декабря 2012 г. N 34-П Конституционный Суд уточнил правовую природу, содержание и соотношение таких категорий, как депутатский мандат и конституционно-правовой статус депутата, а также расширил пределы действия парламентского иммунитета, распространив его и на лицо, утратившее конституционно-правовой статус депутата . Эти положения вполне применимы и к депутатам региональных парламентов, в том числе Народного Собрания Республики Дагестан.
                  ———————————
                  Постановление Конституционного Суда Рос. Федерации от 20 февр. 1996 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 18, статьи 19 и части второй статьи 20 Федерального закона от 8 мая 1994 года «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
                  Карасев А.Т. Депутатский мандат и конституционно-правовой статус депутата: некоторые вопросы содержания и соотношения в свете Постановления Конституционного Суда РФ от 27 дек. 2012 г. N 34-П // Российский юридический журнал. 2013. N 6 (93). С. 68.

                  Как представляется, Постановление N 34-П подтверждает позицию, согласно которой необходимо принять федеральный закон, не только определяющий основы правового статуса депутатов всех уровней, но и уточняющий депутатскую неприкосновенность. Данный закон можно дополнить законами о правовом статусе депутатов отдельных уровней представительной власти.
                  К сказанному надо добавить, что депутатская неприкосновенность не означает освобождения депутата от ответственности за совершенное правонарушение, включая уголовное или административное, если это правонарушение совершено не в связи с осуществлением собственно депутатской деятельности, что было отмечено Конституционным Судом. Это вытекает из смысла норм Конституции РФ. Государство должно следить за действиями депутатов и установить обязательный строгий контроль, чтобы не допустить нарушения закона. В случае злоупотребления полномочиями депутат должен нести колоссальную ответственность за свои действия перед народом в первую очередь и понести строжайшее наказание .
                  ———————————
                  Ламуев Б.Б., Васильева Ж.А. Указ. соч. С. 20.

                  Однако к этому следовало бы добавить, что депутаты зачастую находятся в сложных условиях. Занимая принципиальную позицию по какому-то вопросу или же приходя к выводу о том, что в каком-то общественно-публичном споре о планируемом или принятом решении следует поддержать одну из сторон, депутат может оказаться в сложном положении, стать объектом провокаций, внешне как будто не связанных с его статусом и деятельностью, однако подоплека состоит именно в его позиции. В связи с этим, по нашему мнению, каждый случай привлечения депутата к уголовной ответственности, внешне не связанный с его депутатской деятельностью, даже санкций в отношении его имущества и бизнеса заслуживает повышенного внимания правоохранительных инстанций, стоящих как минимум на одну ступень выше тех органов и учреждений, которые занимаются соответствующим делом.
                  Однако в реальности мы порой наблюдаем обратную картину. В частности, в Федеральный закон N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» были внесены изменения. Среди прочих они коснулись и депутатского иммунитета. Если ранее в Законе отражались правила, аналогичные правилам и для федеральных парламентариев, то теперь исключена статья 14 о необходимости получения согласия парламента субъекта РФ на привлечение депутата к ответственности. Разумеется, законодательство Республики Дагестан учло динамику федерального регулирования по этому вопросу — в ст. 62 Конституции Дагестана теперь сказано, что «статус депутатов Народного Собрания Республики Дагестан и гарантии их депутатской деятельности устанавливаются настоящей Конституцией и законом Республики Дагестан. Депутаты Народного Собрания Республики Дагестан обладают неприкосновенностью в соответствии с федеральным законом». Но проблема обеспечения уважительного отношения к статусу для депутатов Народного Собрания, как, впрочем, и других дагестанских депутатов, а порой и безопасности весьма актуальна, особенно по причинам распространенности коррупции в республике.
                  ———————————
                  Конституция Республики Дагестан: принята Конституционным Собранием 10 июля 2003 г. (в ред. от 4 дек. 2015 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

                  В ходе выполнения своих обязанностей депутат может получить не только сведения по гражданскому или уголовному делу, но и о фактах юридических правонарушений. Однако, как было сказано выше, согласно Федеральному закону N 184-ФЗ, а также Закону РД о статусе депутата (в ред. 2016 г.) депутат вправе отказаться давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением депутатских полномочий.
                  Как представляется, такую гарантию нельзя считать обоснованной. Думается, эту формулировку в Законе следует изложить по-другому — «депутат не отказывается от дачи свидетельских показаний по ставшим известными ему фактам правонарушений, но вправе не сообщать сведений об источниках информации, которыми располагает, не называть конкретных лиц». В таком случае свидетельское показание депутата станет только поводом для проверки, которую будет проводить компетентный правоохранительный орган.
                  Согласно ст. 31 «Ответственность за невыполнение законных требований депутата Народного Собрания» республиканского Закона «невыполнение должностными лицами законных требований депутата Народного Собрания или создание ему препятствий в осуществлении депутатской деятельности, а также предоставление заведомо ложной информации и т.д. влекут ответственность, предусмотренную законодательством». Ответственность наступает и за посягательство на честь и достоинство депутата. Запрещаются оскорбления в его адрес, «распространение о нем и о его депутатской деятельности ложных, дезинформирующих сведений» (ст. 33 Закона).
                  Законодательной защитой обладает не только сам депутат, но и члены его семьи. В соответствии со статьей 32 Закона Республики Дагестан о статусе депутата ответственность наступает также «за неправомерное воздействие на депутата Народного Собрания, членов его семьи и других его родственников» .
                  ———————————
                  О статусе депутата Народного Собрания Республики Дагестан: Закон Республики Дагестан от 13 июля 1995 г. N 1 (в ред. от 30 мая 2016 г.).

                  Хотя дагестанским законодателем достаточно определенно закреплены парламентский иммунитет и неприкосновенность для депутатов Народного Собрания, даже для его близких, не можем не обратить внимание на то, что приводившиеся положения в основном звучат как декларации. Причины состоят в том, что, во-первых, соответствующие меры ответственности могут быть применены на основании федерального законодательства, во-вторых, само применение в полной мере зависит от подразделений федеральных органов в субъектах РФ, поскольку отнесено к их компетенции. Полагаем, что следовало бы установить, скорее всего, на федеральном уровне, что вопросы обеспечения безопасности региональных депутатов, членов их семей по возникновении должны быть незамедлительно взяты под контроль федерального звена соответствующих органов. В случае если к депутатам и членам их семей применены насилие, задержание и т.д., представители федерального уровня должны незамедлительно подключиться к процессуальным действиям.
                  Хотелось бы отметить, что перечень привилегий, предоставляемых депутатам, заставляет думать о вседозволенности, возведенной в ранг закона, для лиц, призванных выражать народные интересы, принимать от имени народа судьбоносные решения, разрабатывать и принимать законы, регулирующие различные виды отношений в социуме . Такая вседозволенность приводит к озлоблению населения и является одной из причин недоверия населения к республиканской власти.
                  ———————————
                  Алексеев Р.А. Указ. соч. С. 6.

                  Это хорошо видно на примере Республики Дагестан. Так, в результате социологического исследования, проведенного среди дагестанцев в конце 2013 г., на вопрос «Пользуются ли у вас авторитетом депутаты Народного Собрания РД?» 68,6% респондентов выбрали вариант ответа «нет», вариант ответа «да» выбрали всего лишь 12,8% опрошенных. Низкий авторитет, слабость и неэффективность республиканской власти связаны с высоким уровнем коррупции в органах государственного управления. Так, согласно данным ВЦИОМ, 77% дагестанцев отметили высокий уровень распространения коррупции в республике . Среди депутатов в Дагестане практически отсутствуют те, у кого за спиной не стояли бы влиятельные финансовые, этно-клановые группировки.
                  ———————————
                  См.: Мамараев Р.М. Политическая сознательность избирателя Республики Дагестан // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. N 11-2 (49). С. 117.

                  Думается, надо больше думать о качестве работы депутатов, особенно депутатов Народного Собрания. Соответственно, следует совершенствовать систему оценки деятельности депутатов, сделать обязательной практику не просто их встреч, но и отчетов перед населением, шире применять меры конституционно-правовой ответственности к депутатам.
                  Возникает и вопрос о возможности использования института отзыва депутатов избирателями. Однако законом на федеральном уровне он не предусматривается. Институт отзыва депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ вскользь упоминается в некоторых статьях в конституциях, уставах лишь небольшого числа субъектов Российской Федерации.
                  Причины неоднозначного отношения к отзыву связаны как с концептуальным отношением к данному институту, так и с характером его законодательного закрепления. Как известно, один из подходов к природе статуса депутата состоит именно в том, что отзыв невозможен, поскольку депутат не может быть связан поручениями избирателей, он свободен в осуществлении своих полномочий — теория т.н. свободного мандата. Сторонники этого подхода уклоняются от ответа на вопрос: как быть, если депутат бездельничает или же применяет свой статус в сугубо корыстных целях? Что касается юридического закрепления отзыва, то он просто невозможен при сочетании двух порядков получения мандата — в избирательном округе или по партийному списку.
                  Именно поэтому многие из принятых на региональном уровне нормативных правовых актов, ранее закреплявших порядок отзыва депутатов представительных органов власти субъектов Российской Федерации, на сегодняшний день признаны судебными органами частично недействующими или утратившими свою силу . Это касается и Дагестана: Закон от 3 июля 1997 г. N 12 «О порядке отзыва депутата Народного Собрания Республики Дагестан» признан утратившим силу.
                  ———————————
                  Гриб В.В. Законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ как объект общественного контроля // Сравнительная политика. 2016. Т. 7. N 3. С. 41.

                  Надо также сказать, что в настоящее время при выдвижении кандидатов в депутаты приоритет принадлежит политическим партиям, их региональным отделениям. При проведении выборов депутатов регионального уровня 14 сентября 2014 года 22 политические партии были освобождены от сбора подписей избирателей, после чего численность политических партий значительно увеличилась . Это касается и Республики Дагестан. На начало 2016 года в республике зарегистрировано 69 дагестанских региональных отделений общероссийских политических партий. Это вызвало не только отказ от нормы о возможности отзыва депутата Народного Собрания, но и существенное ослабление связей депутатов с населением, неответственность депутатов, их полную зависимость от политических партий. Следовательно, отзыв как одно из средств контроля избирателей в отношении депутата на сегодня невозможен. Однако и нельзя все отдавать в руки политических партий. И поэтому необходимо осуществлять тщательный парламентский контроль над депутатской деятельностью и использованием депутатами своего служебного положения.
                  ———————————
                  Кудрявцева И.А. Некоторые новеллы законодательства о выборах депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации // Пробелы в российском законодательстве. 2015. N 5. С. 38.

                  Литература

                  1. Алексеев Р.А. Политико-правовой статус депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации: гарантии, привилегии и преференции // Вестник Московского государственного областного университета. 2015. N 3.
                  2. Голик А.А. Иммунитет и индемнитет как элементы правового статуса депутата Государственной Думы / А.А. Голик, Е.Е. Томилина // Право и закон: история, теория, практика: Кол. монография / Под ред. С.Г. Киселева. М., 2015.
                  3. Гриб В.В. Законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ как объект общественного контроля // Сравнительная политика. 2016. Т. 7. N 3.
                  4. Карасев А.Т. Депутатский мандат и конституционно-правовой статус депутата: некоторые вопросы содержания и соотношения в свете Постановления Конституционного Суда РФ от 27 дек. 2012 г. N 34-П // Российский юридический журнал. 2013. N 6 (93).
                  5. Кудрявцева И.А. Некоторые новеллы законодательства о выборах депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации // Пробелы в российском законодательстве. 2015. N 5.
                  6. Ламуев Б.Б. Конституционно-правовой статус депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации / Б.Б. Ламуев, Ж.А. Васильева // Научная дискуссия: вопросы юриспруденции: Сб. ст. по материалам VII междунар. науч.-практ. конф. М., 2016. N 8 (47).
                  7. Мамараев Р.М. Политическая сознательность избирателя Республики Дагестан // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. N 11-2 (49).
                  8. Федорченко С.Н. Технологии политического менеджмента в партийном строительстве России / С.Н. Федорченко, М.В. Рыбина // Известия Московского государственного технического университета МАМИ. 2013. N 4. С. 228 — 237.
                  9. Фомичева О.А. Конституционные преобразования в сфере организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ // Теоретические и прикладные аспекты современной науки. 2014. N 5-4.

                  [ Парламент Дагестана ]

                  Законодательный орган власти Республики Дагестан — Народное Собрание РД — это 120 депутатов, избранных дагестанским народом весной 2003 г. Народным Собранием образовано 9 парламентских комитетов, работу дагестанского парламента обеспечивают около 12 структурных подразделений.

                  На наш взгляд, из всех функционирующих в республике органов власти парламент РД может и должен быть самым открытым и публичным. В отличие от исполнительных структур, где в принципе обоснован подбор кандидатов на ключевые посты по принципу команды, где вполне логично отсутствие противоречий, где зачастую единомышленники собраны в единый дисциплинированный коллектив для решения поставленных перед ними задач, так вот, в отличие от органов исполнительной ветви власти, парламент может и должен оставаться разнородным, представлять всю палитру общественного сознания и понимания того, по каким законам должно жить и работать население республики.

                  Дагестанцы по-разному оценивают нужность и полезность существования Народного Собрания. Многие считают, что НС мало что решает и вряд ли сможет реально повлиять на положение дел в республике. К сожалению, без помощи самого парламентского корпуса, без открытого и постоянного диалога со своим избирателем о том, чем и как занимаются наши депутаты, такого негативного мнения, существующего у части населения, не изменить.

                  Нам бы очень хотелось, чтобы руководство НС и депутаты доброжелательно отнеслись к нашей, может быть, не совсем профессиональной попытке каким-то образом осветить работу представительного органа, сделать деятельность парламентариев понятной, публичной, открытой.

                  Так же, как и парламенты других регионов РФ, Народное Собрание РД призвано выполнять ряд важных функций и задач, прописанных в Конституции и возложенных на него обществом. Основными из них являются: законотворческая, контрольная и представительская. Основные законы так называемого федерального уровня рассматриваются и принимаются в Государственной Думе, а затем спускаются в регионы для дальнейшей привязки их к местным условиям и особенностям. Конечно, очень много времени и труда уходит на доработку и адаптацию федеральных законов к местным условиям. Возникает огромное количество вопросов и проблем, без решения которых данные законы не будут эффективно функционировать. Но все же трудно считать именно законотворческую функцию главной или наиболее значимой в деятельности НС РД.

                  Как и любой другой парламент, Народное Собрание РД может и обязано целенаправленно и ответственно выполнять функцию контроля за действиями государственных и иных органов, да и в целом за состоянием дел в государстве и обществе. Но, кроме осуществления подконтрольным НС РД органом — Счетной палатой — мониторинга расходования бюджетных денег, все остальные контрольные функции не осуществляются. Очень редко почему-то применяется у нас практика создания парламентских комиссий по контролю за какими-то значимыми общественно-политическими событиями происходящими в республике. Допустим, за ходом расследования теракта в Каспийске. Я считаю, народные избранники не должны были оставаться в стороне от хода расследования этого очень важного для дагестанского общества события. И как результат — на скамье подсудимых сидят «стрелочники», а истинные заказчики и исполнители, как всегда, остались неизвестными.

                  Но сегодня мы хотели бы уделить больше внимания тому, как республиканский парламент выполняет другую, не менее важную свою функцию — представительскую.

                  В какой мере местному парламенту удается представлять интересы народов Дагестана? Если он ставит перед собой эту задачу, как депутаты видят и представляют себе этот механизм в действии? Что значит — интересы народов Дагестана? Это интересы наций и национальностей или интересы территорий и административных делений? Может быть, лучше думать об интересах различных социальных слоев населения, а может, групп граждан по идеологическим убеждениям? А как тогда быть с интересами бизнеса, где необходимо учитывать интересы и работодателей, и наемных рабочих? Кто сможет ответить на эти вопросы?

                  В такой ситуации, когда общественность не имеет четкого представления о том, чьи интересы защищает НС РД, не может существовать обратной связи, нет никакой поддержки общества Народным Собранием. Вот и получается — депутаты сами по себе, избиратели сами по себе. И давно пора прекратить неправильные толкования термина «лоббизм», потому что в нашей ситуации именно такая постановка вопроса может внести хоть какую-то ясность. К сожалению, термин «лоббизм» негативно воспринимается простым населением, хотя это вполне распространенное явление в парламентах развитых цивилизованных стран. «Лоббизм» означает: «Специфический институт политической системы, представляющий собой механизм воздействия частных и общественных организаций (политических партий, профсоюзов, корпораций, предпринимательских союзов и т.п.) на процесс принятия решения парламентом» (Большой энциклопедический словарь, М., 2002 г.).

                  Не лучше ли открыто и всенародно определиться со своим статусом и целенаправленно, методично отстаивать интересы определенной части своих избирателей, чем вычислять, кто из депутатов входит в «партию города», «партию МММ» или какие-то национальные группировки. Если уж перечислять известные специалистам «фракции» в НС РД, то существуют «горные» и «равнинные» депутаты, «северные», «газовые», «энергетические», т.е. достаточно своеобразная палитра блоков и групп. Как ведут себя эти депутатские образования при решении важных для развития республики вопросов — не знает ни один избиратель и даже сами депутаты. Они действуют по ситуации, в зависимости от расклада сил, от сложившейся в настоящий момент конъюнктуры.

                  Ведь их не сдерживают рамки идеологических платформ партий, которые они представляют, ни одна социальная группа не может предъявлять им претензии, поскольку они не обязаны своим избранием ни одной из них. Пока не заработает новый механизм формирования парламента, дагестанских депутатов смело можно назвать свободными от какой-либо ответственности. Наверное, из-за этого, мало кто из народных избранников считает нужным постоянно давать отчет о проделанной работе, постоянно посвящать своих избирателей в курс происходящих событий, готовящихся законов и т.д. Наверное, из-за этого люди мало знают о работе парламента. Видимо, потому что интересам очередной группировки не нужна огласка информации о деятельности парламентариев Дагестана очень мало. Согласитесь, редко кто из избранников способен на жесткую объективную критику сложившейся обстановки и действий исполнительной власти. Не любой депутат сходу готов сформулировать свое мнение по актуальным вопросам жизни республики. Это одна из многих причин снижения значимости парламента в общественно-политической жизни Республики Дагестан.

                  В связи со всем вышеперечисленным возникают два вопроса. Первый: какова будет роль НС РД в намеченных на 2006 год первых за всю историю Дагестана прямых выборах президента республики? Второй: какие изменения ожидают будущий парламент РД, который будет сформирован по новой схеме, предполагающей, что половину мест будут занимать представители политических партий. ]§[

                  Система органов государственной власти Республики Дагестан на современном этапе Алиева Зайнаб Ахмедовна

                  Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
                  Уведомить о поступлении

                  Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

                  Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

                  Алиева Зайнаб Ахмедовна. Система органов государственной власти Республики Дагестан на современном этапе : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.02 : Москва, 1998 150 c. РГБ ОД, 61:98-12/397-9

                  Содержание к диссертации

                  Глава I. Современная социально-политическая ситуация в Республике Дагестан и развитие ее органов власти .

                  1.1. Место Республики Дагестан на геополитической карте России: общественно-политические и социально-экономические процессы в республике .

                  1.2. Учет национально-территориальной структуры Дагестана в организации органов государственной власти .

                  Глава 2. Конституционно-правовой статус органов государственной власти Республики Дагестан .

                  2.1. Народное Собрание Республики Дагестан — представительный и законодательный орган государственной власти .

                  2.2. Государственный Совет Республики Дагестан. Правительство Республики Дагестан .

                  2.3. Конституционный Суд Республики Дагестан.

                  Введение к работе

                  Актуальность темы исследования.

                  Необходимость решения задачи обновления и развития российской государственности и создания подлинно федеративного государства обусловливает особую актуальность исследования проблем взаимоотношений между Российской Федерацией и ее субъектами, политико-правового статуса субъектов Федерации, особенностей формирования и развития их государственно-политических институтов.

                  Глубокие преобразования в сфере государственного устройства нашли отражение в Конституции Российской Федерации и конституциях республик в ее составе. Конституционное закрепление современной концепции власти требует формирования механизма ее осуществления. Республикам предоставлена гораздо большая самостоятельность в решении внутренних проблем. Это позволило им провести реорганизацию государственно-политических институтов, без которой установление демократического гражданского общества и создание правового государства было бы сложным. В связи с этим возникает необходимость анализа теории и практики формирования и функционирования системы органов государственной власти как в Российской Федерации, так и в республиках в ее составе. Существование двух уровней государственной власти — федеральной и субъектов Федерации влияет на их взаимодействие, а также на разграничение и соотношение компетенции соответствующих органов. Объемного исследования требуют вопросы организации и деятельности органов государственной власти республик — субъектов Федерации, причем как в целом, так и по отдельным республикам. Это объясняется тем, что в настоящее время каждый субъект Российской Федерации устанавливает и создает собственную систему органов государственной власти, которая, основываясь на общих принципах, определенных федеральной Конституцией и специальным федеральным законом (ст. 77 Конституция РФ), обладает только ей присущими особенностями. Поэтому опыт в проведении конституционных реформ системы органов власти, накопленный отдельными республиками, требует глубокого анализа и обобщений.

                  Республика Дагестан является одним из субъектов Российской Федерации, в котором к настоящему времени уже сложилась система органов государственной власти. Именно поэтому обусловлен выбор объекта исследования — система органов

                  государственной власти Республики Дагестан на современном этапе.

                  Степень разработанности проблемы

                  Вопросы организации и деятельности системы органов государственной власти всегда составляли и составляют одну из основных категорий науки конституционного права.

                  Становлению и развитию понятия системы органов государственной власти способствовали исследования русских ученых -юристов прошлого, в частности, В.М.Гессена , Н.М.Коркунова , С.А.Котляревского, Б.Н.Чичерина, АСЯщенко, а также зарубежных мыслителей: Ж.Бодена, Т.Гоббса, Г.Еллинека, И.Канта, Д.Локка, Ш.Монтескье и др.

                  Различные аспекты организации и деятельности органов государственной вла
                  сти рассматриваются в трудах С.А.Авакъяна, К.С.Бельского, С.В.Боботова,
                  П.Т.Василенкова, А.В. Городецкого, Д.Л.Златопольского, М.Г.Кириченко,

                  Ю.М.Козлова, О.Е.Кутафина, Б.М.Лазарева, А.А.Мишина, Ю.И.Скуратова,

                  В последнее время, в связи с созданием новых государственно-политических институтов, появились исследования, посвященные этой проблематике. Так, например, многие аспекты института президентства рассматриваются в трудах М.Б.Агаева, Д.Л.Златопольского, М.Н.Марченко, В.И.Радченко, Н.А.Сахарова, Ю.И.Скуратова, И.Д.Хутинаева, становление и компетенция органов конституционного контроля — в работах Ж.Баишева, А.А.Белкина, С.В.Боботова, Г.А.Гаджиева, В.А.Кряжкова, М.АМитюкова, Ж.И.Овсепян, С.А.Пашина, Т.М.Пряхиной, О.И.Тиунова, Т.Я.Хабриевой, Ю.А.Шульженко, Т.А.Яшниковой.

                  Принципы взаимодействия различных органов государственной власти отражены в работах А.Г. Барабашева, В.И.Ефимова, И. В.Котелевской, О.Г.Румянцева, И.М.Степанова, Б.Н.Топорнина, В.Е.Чиркина, Л.М.Энтина и др.

                  В разное время политико-правовой статус республик в составе Российской
                  Федерации раскрывался в исследованиях Н.А.Бобровой, З.Г.Еникеевой,
                  Б.Л.Железнова, Д.Л.Златопольского, А.М.Каримова, К.ДКоркмасовой,

                  А.И.Лепешкина, И.Ш.Муксинова, Е.П.Пашкова, М.М.Федорова, Н.К.Филиппова, Р.Г.Хабибулиной, Ю.Ю.Юнусова и др.

                  Высшим законодательным органам автономных республик посвящены труды

                  НА. Богдановой, О.Е.Кутафина, Ш.Ш.Ягудина и др. Уже появляются труды, посвященные органам государственной власти отдельных субъектов РФ, особенно республик в ее составе. Можно назвать, в частности, диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук А.А.Степановой и М.М.Яковлева.

                  Несмотря на значительный круг авторов, посвятивших свои исследования органам государственной власти, комплексные исследования системы органов государственной власти субъектов РФ в целом и по отдельным субъектам Федерации, основных принципов их организации и деятельности, компетенции каждого вида органов власти еще не проводились. В определенной степени это объясняется тем, что процесс формирования органов государственной власти субъектов Федерации, начавшийся с начала 90-х годов, еще не завершен.

                  В Республике Дагестан в 1991 году образован Конституционный Суд РД, в июле 1994 года Государственный Совет РД — глава исполнительной власти республики, а в марте 1995 года проведены выборы в Народное Собрание — Парламент Республики.

                  Таким образом, новая система органов государственной власти в республики создана и функционирует. Она накопила определенный опыт; вместе с тем есть трудности и проблемы, требующие решения. Отдельные аспекты организации и деятельности органов государственной власти Республики Дагестан рассматриваются рядом ученых, работающих в республике. 1 Однако, комплексного исследования состояния этой системы, ее жизнедеятельности и связанных с этим вопросов не проводилось. Это и обусловило выбор темы диссертационной работы.

                  Цели и задачи исследования

                  Основная цель настоящей работы заключается в исследовании проблем организации и деятельности органов государственной власти Республики Дагестан в современный период. Исходя из этого поставлены следующие задачи:

                  — определить степень влияния общественно-политической и социально-
                  экономической ситуации в Республике Дагестан на процесс реорганизации ее систе
                  мы органов государственной власти;

                  — отразить национально-этнические особенности Дагестана и, как следствие,

                  1 См.: Халилов A.M.. Магомедов Ш.Б., Омаров А.Р. Национально-государственное устройство Республики Дагестан в составе Российской Федерации. — Махачкала. 1995.

                  охарактеризовать их влияние на формирование органов государственной власти республики;

                  исследовать основные принципы организации и деятельности органов государственной власти Дагестана, реальное соотношение роли и места каждого органа в системе, определить форму правления в республике;

                  провести анализ компетенции, порядка деятельности каждого органа власти;

                  разработать и обосновать предложения по совершенствованию деятельности органов государственной власти Республики Дагестан.

                  Методологической основой исследования являются общенаучные методы исследования, а также конкретно-исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, социологический методы и технико-юридический анализ.

                  Теоретической базой исследования стали труды современных ученых правоведов, затрагивающих проблемы организации и деятельности органов государственной власти, а также труды мыслителей 17-19 и начала 20-х веков.

                  Нормативную базу исследования составляют Конституция РФ, Конституция РД, федеральное законодательство и законодательство Республики Дагестан.

                  Научная новизна исследования заключается в том, что впервые предпринимается попытка дать комплексное исследование системы органов государственной власти Республики Дагестан с позиций современных концепций власти. Это позволяет восполнить пробел в изучении государственно-политических институтов республики. Кроме того, впервые в научный оборот вводится новое конституционное законодательство Республики Дагестан, регулирующее отношения в сфере осуществления государственной власти.

                  Настоящая работа содержит ряд выводов и положений, которые являются новыми или содержат элемент новизны и представляют теоретический и практический интерес:

                  1) В работе дается подробный анализ системы органов государственной власти Республики Дагестан, реального соотношения роли и места каждого органа власти в системе органов. В том числе освещается правовой статус органов, не имеющих аналога в современной практике государственного строительства Российской Федерации и субъектов РФ. Это Конституционное Собрание — представительный орган с элементами учредительной власти, Государственный Совет, возглавляющий испол-

                  нительную власть и являющийся по существу коллегиальным президентом. Хотя Конституционное Собрание играет важную роль в государственно-политической жизни республики, но поскольку а) это не постоянно действующий орган, и б) согласно Конституции Конституционное Собрание не названо среди тех, кто осуществляет государственную власть в Республики Дагестан, в диссертации анализ деятельности Конституционного Собрания не выделен в специальный параграф, однако эта деятельность подробно рассматривается в связи с изменением Конституции и образованием Государственного Совета.

                  Определяется место парламента республики в системе органов государственной власти РД, а также достаточно подробно анализируется принцип его формирования, основанный на национальном представительстве.

                  Делается вывод о ведущем месте Государственного Совета в системе исполнительной власти республики на основе анализа его формального и фактического статуса. Проводится анализ полномочий Государственного Совета и Председателя Государственного Совета, показано положение Председателя как главы государства.

                  Проводится анализ компетенции и порядка деятельности Конституционного Суда республики — одного из первых судебных органов конституционного контроля в субъектах РФ.

                  На основе комплексного исследования конституционного законодательства республики сформулированы предложения по его совершенствованию в части, касающейся регулирования организации и деятельности органов государственной власти .

                  Практическая значимость исследования.

                  Содержащиеся в диссертации выводы и предложения могут быть учтены в процессе дальнейшей разработки законодательства в сфере организации государственной власти как Республики Дагестан, так и других республик — субъектов Российской Федерации. Кроме того, положения диссертации могут быть использованы при чтении лекций и проведении спецкурсов по конституционному праву России.

                  Апробация результатов исследования.

                  Материалы диссертационного исследования использовались в лекционном курсе по конституционному праву РФ и спецкурсе «Система органов государственной власти Российской Федерации и Республики Дагестан» для студентов юридического факультета Дагестанского государственного университета. Некоторые выводы и

                  предложения изложены в опубликованных работах.

                  Диссертация обсуждена и рекомендована к защите кафедрой конституционного права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

                  Работа состоит из введения, двух глав и заключения.

                  Место Республики Дагестан на геополитической карте России: общественно-политические и социально-экономические процессы в республике

                  Россия переживает период радикального обновления всех сфер жизни, главное содержание которого состоит, не в последнюю очередь, в формировании и утверждении новой государственности, системы политической самоорганизации общества. Эти проблемы стоят не только перед Российской Федерацией в целом, но и перед каждым из ее субъектов. При этом одна из главных их задач — своевременное конституционное закрепление преобразований в экономической, социальной и политических сферах, с тем чтобы принимаемые конституционные акты создавали надежные предпосылки дальнейших широкомасштабных социально-политических процессов.

                  Политические реформы были вызваны различными факторами. «Стагнация экономики 80-х годов, консерватизм политической системы и другие факторы обусловили одновременное движение в обостренной форме экономических и политических реформ»

                  Среди причин есть и такие, которые были порождены огромной сложностью и противоречивостью обострившихся в последние годы в стране экономических, социальных и иных проблем, требующих для своего успешного решения создания новых, динамичных, быстро реагирующих на изменяющуюся ситуацию институтов и структур

                  Реформа общественно-политической и экономической системы, начавшаяся в Союзе ССР с середины 80-х и получившая наиболее яркое выражение в 90-х, носила глобальный характер, но затягивалась. В том числе не находили своего решения вопросы совершенствования государственно-правового статуса России в целом и республик в ее составе. Стремление разрешить эти вопросы привело к принятию 22 июня 1990 года «Декларации о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики»

                  В качестве важных приоритетов внутреннего развития «Декларация» назвала необходимость существенного расширения прав автономных и территориальных единиц в РСФСР. Как союзные республики в составе СССР, так и большинство автономных республик в составе РСФСР полагали, что важнейшей предпосылкой укрепления их самостоятельности является государственный суверенитет. Эта идея так захватила республики, что о государственном суверенитете вслед за Россией объявили почти все республики в составе Российской Федерации.

                  Появились обоснования такого подхода и в Дагестане: «Суверенитет является естественным, необходимым, обязательным условием существования государственности всех республик в составе Российской Федерации, как и любой страны»

                  Однако Дагестан стал единственной республикой в составе Российской Федераций, не принявшей в то время своей Декларации о государственном суверенитете. Необходимо отметить, что Съезд народных депутатов Дагестанской АССР своим постановлением, принятым 13 мая 1991 года, выражая волю проживающих в Дагестане народов к обновлению Союза ССР и РСФСР, объявил о том, что Республика Дагестан становится равноправным участником Договора о Союзе суверенных республик и Союзного договора. Исходя из этого, рядом авторов был сделан вывод — «следует считать, что принципы национально-государственного устройства, провозглашенные в Декларации о государственном устройстве К-Б ССР, а также в Декларациях о государственном суверенитете других республик в составе РФ, распространяются также и на Республику Дагестан»

                  Стремление народов автономных республик к повышению правового статуса республик и использованию в этих целях категории суверенитета объяснимо. Положение автономной республики зачастую низводилось до уровня статуса административно-территориальной единицы, правда, как пишет А.А.Чобан, «с бутафорскими атрибутами, создававшими видимость суверенности; собственной Конституцией, высшими органами государственной власти, высшими судебными органами ит.д»

                  Этот фактор, наряду с другими, стал тормозом на пути социально-экономического и культурного развития соответствующих республик. Они не могли свободно развиваться, находясь под прессом центра, будучи лишены возможности по своему усмотрению, самостоятельно решать вопросы своей жизни.

                  Отсутствие экономической самостоятельности также было и одним из факторов, обусловивших поиск республиками путей совершенствования своей государственности, В течение длительного периода времени республики не имели многих реальных прав на осуществление экономической политики на своей территории.

                  В частности, Дагестан по своему типу относится к аграрно-индустриальному региону. Сельское хозяйство Республики в основном работало как сырьевой источник. Переработка многих видов продукции происходила не на территории республики, а в других регионах. Так, «производство мясных консервов, переработка шерсти, розлив коньяка и винных изделий и др., осуществляемое за пределами Дагестана, через налог с оборота пополняли бюджеты других территорий, способствуя их развитию»

                  Учет национально-территориальной структуры Дагестана в организации органов государственной власти

                  Дагестан оказался среди тех субъектов Российской Федерации, в которых институты советской власти были ликвидированы в последнюю очередь, а республиканская организация коммунистической партии, несмотря на то, что на президентских выборах в июне 1991 года большинство дагестанских избирателей проголосовало за Б.Н.Ельцина, понесла меньший урон по сравнению с соответствующими организациями многих субъектов Федерации.

                  Тем не менее Дагестан как один из субъектов Российской Федерации не мог остаться в стороне от происходящих в ней изменений. Это выразилось в тех шагах и начинаниях, которые республиканское руководство предприняло после событий августа 1991 года и особенно сентября-октября 1993 года. Важнейшим из этих мероприятий явилась разработка и принятие Конституции Республики Дагестан, определившей конституционно-правовые основы современной дагестанской государственности.

                  Работа над разработкой новой Конституции началась с принятием постановления Верховного Совета ДАССР «Об образовании Конституционной комиссии» от 27 июля 1990 года1. В соответствии с постановлением была образована Конституционная комиссия, которую возглавил Председатель Верховного Совета республики М.М.Магомедов. Непосредственную работу по разработке проекта Конституция проводила рабочая группа Конституционной комиссии, в которую вошли: народный депутат Республики Дагестан М.Х.Халитов, зав. отделом Президиума Верховного Совета республики М.Д.Омаров, кандидат юридических наук Н.М.Примов, профессор юридического факультета Дагестанского государственного университета М.А.Казанбиев, кандидат юридических наук, доцент А.Г.Хавчаев.

                  К весне 1992 года были подготовлены четыре проекта Конституции: профессорами юридического факультета ДГУ З.А.Астемировым, М.А.Казанбиевым, АМ.Халиловым, заместителем Председателя Конституционного Суда Республики Дагестан доцентом А.Г.Хавчаевым.

                  С учетом этих проектов в июле 1992 года рабочей группой Конституционной комиссии был подготовлен единый проект, который был рассмотрен и одобрен Конституционной комиссией. 31 июля 1992 года Верховный Совет республики одобрил основные положения этого проекта и принял решение о целесообразности проведения Съезда народов Дагестана в ноябре 1992 года. Предполагалось внести на обсуждение съезда следующие вопросы:

                  1) Созидательные силы Дагестана — на службу прогресса, демократии и национального мира.

                  2) О проекте новой Конституции (Основного Закона) Республики Дагестан1.

                  В соответствии с постановлением Верховного Совета РД от 31 июля 1992 года о проведении Съезда народов Дагестана и постановлением Президиума Верховного Совета РД от 18 августа 1992 года по этому же вопросу состоялись выборы делегатов Съезда народов Дагестана.

                  Для проведения выборов делегатов Съезда были организованы округа с учетом количества избирателей и нормой представительства — один делегат от 1300 избирателей.

                  Для представительства отдельных народов, творческих организаций, политических партий, национальных движений, национально-культурных центров были установлены квоты.

                  Всего на Съезд было избрано 853 делегата. ноября 1992 года Съезд народов Дагестана, обсудив проект Конституции республики, подготовленный Конституционной комиссией и рассмотренный Верховным Советом Дагестана, который был опубликован и представлен на всенародное обсуждение, принял резолюцию, в которой признал, что «основные его положения, предполагающие сохранение единой государственности народов Дагестана, проведение конституционных реформ на основе принципа разделения властей, закрепляющие приоритет прав и свобод личности, позволят укрепить суверенитет республики, демократический характер власти, уважение к праву и закону. «1 Съезд народов Дагестана предложил Верховному Совету Республики Дагестан и Конституционной комиссии продолжить работу над проектом Конституции республики с учетом предложений и замечаний Съезда, результатов всенародного обсуждения 2.

                  28 сентября 1992 года Президиумом Верховного Совета Российской Федерации было принято постановление «О ходе конституционной реформы в республиках в составе Российской Федерации»3, в котором содержалась критика Конституции Республики Саха (Якутия), принятой 4 апреля 1992 года и проектов конституций ряда республик в составе Российской Федерации: Башкортостана, Бурятии, Калмыкии, Татарстана, Тувы и некоторых других. В число «некоторых других» несомненно, входила и Республика Дагестан, поскольку в проекте ее Конституции имелись положения, не соответствующие проекту Конституции России. В частности, это касалось, на наш взгляд, следующих положений:

                  Народное Собрание Республики Дагестан — представительный и законодательный орган государственной власти

                  Народное Собрание — парламент Республики Дагестан. В соответствии со статьей 71 Конституции Республики Дагестан является представительным и законодательным органом государственной власти. Правовой статус Народного Собрания определяется Конституцией Республики Дагестан. Нет закона о Народном Собрании. Регламент Народного Собрания был принят Народным Собранием 28 сентября 1995 года. В связи с его принятием утратили силу Регламент Верховного Совета республики от 18 декабря 1991 года и Временный Регламент Народного Собрания, утвержденный постановлением Народного Собрания Республики Дагестан от 18 апреля 1995 года Как уже говорилось, согласно Конституции парламент состоит из 121 депутата, избранного прямым, всеобщим и тайным голосованием на 4 года.

                  Порядок формирования парламента определяется Законом Республики Дагестан «О выборах в Народное Собрание Республики Дагестан» от 20 октября 1994 года 2. На основе этого Закона был избран ныне действующий состав Народного Собрания 1 марта 1995 года. Этот Закон обеспечивает более демократичную процедуру выдвижения кандидатов в депутаты, четкую систему реализации избирательного права граждан по сравнению с прежним Законом Республики Дагестан «О выборах народных депутатов» от 28 октября 1989 года.

                  Вместе с тем, некоторые решения Закона нельзя считать совершенными. Прежде всего, это система образования избирательных округов. В статье 11 Закона сказано: «Для выборов в Народное Собрание образуется 121 одномандатный территориальный избирательный округ». Как можно видеть, здесь отражены два ключевых аспекта избирательного процесса — одномандатность и территориальный характер избирательных округов. Последний, казалось бы, не предлагает избрание депутатов по национальному принципу — в том плане, что в выборах участвуют все жители соответствующей территории, достигшие возраста активного избирательного права, и любой из них, достигший требуемого возраста, может стать кандидатом и соответственно депутатом. Однако в Законе сделана попытка совместить территориальный принцип представительства с национальным, так как в статье 72 Конституции РФ говорится, что в Народном Собрании «гарантируется представительство всех народов Дагестана».

                  Поэтому в принципе отнюдь не любой гражданин мог стать депутатом, а имеющий определенную национальность.

                  Реализация приведенного конституционного положения заключалась в следующем. Во-первых, избирательные округа создавались из расчета 8-9 тысяч избирателей на один округ и такие округа создавались именно с учетом компактно проживающего населения определенного национального состава. Во-вторых, для живущих компактно национальностей, не насчитывающих такое количество избирателей, тоже создавались свои избирательные округа. Например, всех цахуров в Дагестане около 5 тысяч человек2, а избирателей еще меньше. Тем не менее сочли целесообразным создать для них специальный округ в районе компактного проживания значительной их части, и они представлены в республиканском парламенте.

                  Особенно актуальной стала проблема избирательных округов с учетом национального состава избирателей в многонациональных городах и районах. В Законе сделана попытка решить ее следующим образом. Согласно п. 4 ст. 11 Закона: «В целях обеспечения представительства народностей в парламенте в городах и районах с многонациональным составом населения по предложению представительных органов местного самоуправления и местных администраций Центральной избирательной комиссией осуществляется квотирование мест по избирательным округам пропорционально численности населения той или иной национальности, проживающей на данной территории». В остальных случаях предусматривается создание «не менее одного избирательного округа на район или город», «соблюдение границ населенных пунктов в пределах избирательного округа».

                  Кандидаты в депутаты Народного Собрания выдвигаются группами избирателей и избирательными объединениями, а также непосредственно избирателями.

                  Согласно статье 7 Закона «О выборах в Народное Собрание Республики Дагестан»: «Группами избирателей являются трудовые коллективы с числом работающих не менее 30 человек или избиратели того или иного избирательного округа численностью не менее 30 человек, объединившиеся для выдвижения и поддержки кандидата в депутаты.

                  Избирательными объединениями являются республиканские отделения общероссийских партий и политических движений. либо блок таких партий и движений, создаваемый на период проведения выборов».

                  Поскольку Закон вводит только одномандатные территориальные округа и не предусматривает пропорциональной системы выборов, политические партии и иные общественные объединения обладают только правом участвовать в выдвижении кандидатов и в предвыборной агитации. Таким образом, политические партии, движения и иные общественные объединения участвуют в избирательном процессе на общих основаниях. Это связано с тем, что, как отметил тогда Председатель Верховного Совета М.Г.Алиев, «у нас еще не сложилась развитая партийно-политическая структура. Многие партии пока только в стадии развития»

                  Действительно, зарегистрированные в Министерстве юстиции республики партии и иные общественные организации, движения представляют собой небольшие группировки людей, редко когда имеющие самостоятельную идеологическую основу, структурные подразделения на местах, сколько-нибудь устойчивый электорат, за исключением Компартии Дагестана.

                  Государственный Совет Республики Дагестан. Правительство Республики Дагестан

                  Полномочия члена Государственного Совета начинаются со дня вступления в должность и прекращаются в день вступления в должность членов Государственного Совета нового созыва. Полномочия члена Государственного Совета не подлежат передаче другому лицу.

                  Все органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения, а также предприятия, учреждения, организации, должностные лица обязаны дать члену Государственного Совета по вопросам его компетенции ответ на обращение или представить запрашиваемые им документы или сведения безотлагательно.

                  Личность члена Государственного Совета неприкосновенна и охраняется законом. Член Государственного Совета обладает неприкосновенностью в течение всего срока его полномочий. Он не может быть привлечен к уголовной или административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, задержан, арестован, подвергнут допросу или обыску без согласия Государственного Совета, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнут личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено законом для обеспечения безопасности других людей.

                  Неприкосновенность члена Государственного Совета распространяется на его жилое, служебное помещение, багаж, личное и служебное транспортное средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы.

                  Член Государственного Совета не может быть привлечен к уголовной и административной ответственности за высказанное мнение, позицию, выраженную при голосовании, и другие действия соответствующие статусу члена Государственного Совета, в том числе и по истечению срока его полномочий.

                  Вопрос о лишении члена Государственного Совета неприкосновенности решается по представлению Прокурора Республики Дагестан Государственным Советом.

                  Освобождение от занимаемой должности по основному месту работы члена Государственного Совета производится только с согласия Государственного Сове-та.Материальные и организационные гарантии деятельности члена Государственного Совета во многом похожи на те, которыми наделяются депутаты Народного Собрания.

                  Реальная роль и возможности членов Государственного Совета несоразмерны с положением его Председателя. Широкий перечень прав Председателя Государственного Совета, перечисленный выше, в совокупности с сильной и влиятельной личностью М.-А.М.Магомедова, наводят на следующий вывод: практически Председатель Государственного Совета выполняет роль и функции, типичные для президента, причем с сильнейшими элементами авторитаризма. В этом контексте можно с определенными оговорками согласиться с теми авторами, которые рассматривают Государственный Совет Республики Дагестан в качестве аналога Президентского Совета Российской Федерации. И, действительно, Председатель Государственного Совета, как и Президент РФ, обладает реальной властью, а члены того и другого советов никакими властными полномочиями не обладают. И те, и другие работают в соответствующих советах на общественных началах в свободное от основной работы время. Иначе говоря, и те, и другие — лишь номинальные фигуры.

                  Остановимся теперь на вопросе о сроках начала и окончания полномочий Председателя и членов Государственного Совета.

                  Председатель Государственного Совета вступает в должность на двадцатый день после избрания, с момента принесения присяги.

                  Следовательно, течение срока пребывания на должности прекращается с момента принесения присяги вновь избранным Председателем Государственного Совета.

                  Полномочия члена Государственного Совета начинаются со дня вступления в должность Председателя Государственного Совета и прекращаются в день вступления в должность членов Государственного Совета нового созыва.

                  Конституция республики и Закон О Государственном Совете установили несколько оснований для досрочного прекращения полномочий Председателя и членов Государственного Совета.

                  Согласно статье 20 Закона, полномочия члена Государственного Совета прекращаются досрочно в случаях: а) письменного заявления члена Государственного Совета о сложении своих полномочий; б) утраты членом Государственного Совета гражданства Республики Дагестан; в) вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении лица, являющегося членом Государственного Совета; г) признания гражданина, являющегося членом Государственного Совета, недееспособным решением суда, вступившим в законную силу; д) смерти члена Государственного Совета.

                  Полномочия члена Государственного Совета прекращаются досрочно также в случаях: а) избрания его депутатом парламента республики; б) назначения члена Государственного Совета на должность члена Правительства республики либо судьи; в) избрания Председателем Государственного Совета либо назначения на должность Председателя Правительства представителя той же национальности, что и член Государственного Совета. Во всех перечисленных случаях решения о прекращении полномочий члена Государственного Совета, принимаются Государственным Советом и оформляется его постановлением; г) отрешения от должности. В этом случае полномочия члена Государственного Совета прекращаются со дня отрешения его от должности в установленном законом порядке.

                  Член Государственного Совета может быть отрешен от должности в том же порядке и по тем же основаниям, которые установлены для отрешения от должности Председателя Государственного Совета (эта процедура будет раскрыта ниже).

                  Законодательством предусмотрены следующие случаи досрочного прекращения полномочий Председателя Государственного Совета: а) отрешение от должности; б) отставка; в) невозможность дальнейшего осуществления им своих полномочий; г) смерть.

                  Закон не определяет критерии невозможности дальнейшего осуществления Председателем Государственного Совета своих полномочий. Чаще всего подразумевается невозможность дальнейшего осуществления полномочий по состоянию здоровья.