Дела частного обвинения в отношении несовершеннолетних

(23.06.2017)ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО

В УПК РФ предусмотрено две формы возбуждения уголовного дела. Первая, чаще всего встречающаяся, — это процессуальное решение, оформляемое постановлением о возбуждении уголовного дела.

Вторая форма возбуждения уголовного дела предусмотрена для отдельных дел частного обвинения. Она закреплена ч. ч. 1 и 2 ст. 318 УПК РФ. Речь идет о возбуждении уголовного дела частного обвинения «путем подачи заявления» мировому судье потерпевшим (его законным представителем), а в случае смерти потерпевшего — его близким родственником. После подачи такого заявления у «лица, привлекаемого к уголовной ответственности» появляется право пользоваться помощью защитника в связи с п. 2 ч. 3 ст. 49 УПК РФ. Ведь после подачи заявления, исходя из содержания ч. ч. 1 и 2 ст. 318 УПК РФ, уголовное дело частного обвинения считается возбужденным.

Несмотря на наличие специфической разновидности возбуждения уголовного дела по делам частного обвинения, обычно под таковым все же понимается оформленное постановлением следователя (дознавателя и др.) процессуальное решение. Постановлением оформляются решения о возбуждении уголовного дела, предусмотренные как ст. ст. 146, 147 УПК РФ, так и ч. 3 ст. 318 УПК РФ.

Когда же наступает момент возбуждения такого уголовного дела? И соответственно, с какого момента в процесс может вступить защитник? Защитник начинает участие в уголовно-процессуальном производстве сразу после того, как решение о возбуждении уголовного дела должным образом оформлено и подписано компетентным на то должностным лицом (органом).

Но защитник допускается к участию в уголовном процессе не просто, когда возбуждено уголовное дело, а когда оно возбуждено «в отношении» конкретного человека. Термин «в отношении» означает, что в постановлении о возбуждении уголовного дела записано, кто именно совершил преступление, по признакам которого возбуждено уголовное дело. По крайней мере, в постановлении должна содержаться фамилия и инициалы этого лица. А в материале проверки заявления (сообщения) о преступлении — документы, подтверждающие тот факт, что именно этот конкретный несовершеннолетний подозревается в совершении преступления, о котором идет речь в постановлении о возбуждении уголовного дела.

Вторая разновидность возбуждения уголовного дела — путем подачи заявления по делам частного обвинения — всегда предполагает возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица. Заявление потерпевшего (его законного представителя и др.) по делам частного обвинения, исходя из закрепленного в п. 4 ч. 5 ст. 318 УПК РФ требования, не может не содержать данных о личности, привлекаемой к уголовной ответственности.

Особенности производства по делам частного, частно-публичного обвинения и по делам несовершеннолетних;

Дела частного обвинения – это такие дела, которые могут быть возбуждены только судьей не иначе как по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения потерпевшего и обвиняемого. Дела частного обвинения – это дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои), ч. 1 ст. 129 (клевета без отягчающих обстоятельств), ст. 130 (оскорбление) УК РФ. Это единственная категория уголовных дел, которые в настоящее время возбуждаются судьей (Постановление Конституционного Суда РФ № 1-П от 14.01.2000 г.).

Все дела частного обвинения подсудны мировому судье (за исключением дел частного обвинения в отношении военнослужащих, которые рассматриваются судьей гарнизонного военного суда).

Правовая база рассмотрения дел частного обвинения: ст. 27 и раздел одиннадцатый УПК.

Специфические правила производства по делам частного обвинения:

· по делам частного обвинения обвинение в ходе судебного процесса у мирового судьи поддерживает потерпевший лично или через своего представителя (адвоката);

· по делам этой категории возможно примирение потерпевшего и обвиняемого, которое влечет с неизбежностью прекращение уголовного дела; такое примирение возможно только до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора;

· при отсутствии жалобы потерпевшего уголовное дело частного обвинения не может быть возбуждено, даже если обстоятельства данного преступления были выявлены в ходе расследования возбужденного уголовного дела о другом преступлении;

· производство по делам частного обвинения включает следующие этапы:

1. Подготовительная деятельность судьи (прием жалобы, изучение ее содержания, содействие в получении необходимых материалов и т.д.

2. Возбуждение уголовного дела и назначение судебного заседания.

3. Судебное заседание.

В случаях, если жалоба не соответствует требованиям, предъявляемым законом, мировой судья предлагает лицу, ее подавшему, привести жалобу в соответствии с указанными требованиями и устанавливает срок для этого. Если в установленный срок исправленная жалоба не будет подана, то мировой судья своим постановлением отказывает в принятии ее к производству и уведомляет об этом заявителя.

По ходатайству потерпевшего мировой судья может оказать ему содействие в собирании таких доказательств по делу, которые не могут быть получены потерпевшим самостоятельно (например, направление в бюро судебно-медицинской экспертизы).

При наличии оснований для назначения судебного заседания мировой судья в срок до 7 суток с момента подачи жалобы вызывает лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, вручает ему копию жалобы и выясняет, кого, по его мнению, необходимо вызвать в качестве свидетелей защиты. Одновременно мировой судья разъясняет сторонам их право на примирение, которое должно быть результатом свободного волеизъявления сторон. Если примирение не состоялось, назначается судебное заседание.

Подсудимый вправе обратиться со встречной жалобой, которую мировой судья может рассмотреть в одном производстве с ранее поступившей.

Судебное разбирательство проводится по общим правилам за исключение того, что обвинение поддерживается потерпевшим или его представителем. Судебное следствие начинается с оглашения жалобы потерпевшего. При неявке потерпевшего без уважительной причины в судебное заседание производство по делу частного обвинения прекращается.

Дела частно-публичного обвинения – это дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131 (изнасилование без отягчающих обстоятельств), ч. 1 ст. 146 (нарушение авторских и смежных прав без отягчающих обстоятельств) и ч. 1 ст. 147 (нарушение изобретательских и патентных прав без отягчающих обстоятельств) УК РФ.

Дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению за примирением сторон не подлежат. По ним проводится предварительное расследование. Производство идет в общем порядке.

Установленный УПК порядок производства по делам несовершеннолетних учитывает возрастные особенности этих лиц и их правовое положение (ограничение дееспособности, обязанности родителей и заменяющих их лиц по защите прав и интересов детей и т.д.). Предусмотрен ряд дополнительных гарантий установления истины, охраны прав и законных интересов несовершеннолетних, предупредительного воздействия судопроизводства.

· предварительное расследование дел о преступлениях несовершеннолетних производится только в форме предварительного следствия, проводимого следователями органов внутренних дел;

· дела о преступлениях несовершеннолетних имеют особый предмет доказывания, который, в частности, включает:

а) точный возраст обвиняемого;

б) условия его жизни и воспитания;

в) физическое и психическое состояние несовершеннолетнего;

г) уровень его интеллектуального, волевого и нравственного развития;

д) наличие взрослых подстрекателей;

· если несовершеннолетний участвовал в групповом преступлении совместно с взрослыми, исследуется возможность выделения дела в отношении него в отдельное производство;

· задержание и заключение под стражу в качестве меры пресечения применяются к несовершеннолетним только в исключительных случаях, когда это вызвано тяжестью преступления; перед дачей санкции на арест прокурор обязан лично допросить несовершеннолетнего; о задержании или заключении под стражу обязательно уведомляются родители или лица, их замещающие;

· к несовершеннолетним помимо мер пресечения, указанных в ст. 89 УПК, может применяться еще одна мера – передача под присмотр родителей или лиц, их замещающих;

· несовершеннолетние вызываются к следователю и в суд, как правило, через родителей или лиц, их замещающих;

· участие защитника по делам несовершеннолетних обязательно;

· в случаях, определенных законом, в деле участвуют законные представители несовершеннолетнего обвиняемого, а также педагог;

· по делам несовершеннолетних, не достигших 16 лет, по постановлению судьи / определению суда может проводиться закрытое судебное заседание;

· в ходе судебного разбирательства несовершеннолетний подсудимый может быть удален из зала судебного заседания на период исследования обстоятельств, которые могут отрицательно на него повлиять (например, обстоятельства, касающиеся личной жизни родителей, их взаимоотношений и т.п.);

· при постановлении приговора суд обязан обсудить вопрос о назначении несовершеннолетнему наказания, не связанного с лишением свободы, либо об освобождении его от наказания.

Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

Post navigation

Уголовные дела частного обвинения

Уголовные дела частного обвинения- отличие от уголовных дел публичного обвинения

Уголовные дела частного обвинения возбуждаются только по заявлению потерпевшего или его законного представителя, за исключением случаев установленных в законе. Из буквального смысла положений ч. 2 ст. 20 УПК РФ, вытекает, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения.

Однако при дальнейшем изучении содержания указанной нормы обнаруживается, что для установления уголовного дела частного обвинения недостаточно квалификации преступного деяния. По замыслу законодателя для определения уголовного дела частного обвинения следует учитывать совокупность признаков, характеристика которых представлена в ч.2 и в ч. 4 ст. 20 УПК РФ, но уже в виде случаев, исключающих уголовное преследование в частном порядке.

Так, законодатель для уголовных дел частного обвинения предусмотрел признаки, характеризующие субъект преступления, указав их в п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 147, ч. 1 ст. 318, ч. 1.1 , ч. 1.2 ст. 319 УПК РФ, как случаи, исключающие рассматриваемые уголовные дела, но не отраженные в ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

Эти правовые положения, формирующие уголовные дела частного обвинения и уголовное преследование в частном прядке, не нашли должного законодательного закрепления в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, в связи с чем на практике совершается немало ошибок.

Разграничение уголовных дел частного и публичного обвинения

В части 1 ст. 20 УПК РФ в качестве критериев разграничения уголовных дел частного, частно-публичного и публичного обвинения указан «характер совершенного преступления» и «тяжесть совершенного преступления». Эти признаки не позволяют четко разграничивать уголовные дела частного, частно-публичного и публичного обвинения.

В уголовном праве характер общественной опасности преступления определяется объектом, на который направлено преступное деяние. Относимые к уголовным делам частного обвинения преступные деяния характеризуются родовым объектом — общественным отношением, охраняющим личность, поскольку эти преступления помещены в разд. VII Особенной части УК РФ под названием «Преступления против личности». Видовым объектом этих преступлений является жизнь и здоровье (гл. 16 УК РФ), непосредственным объектом умышленного причинения легкого вреда здоровью без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 115 УК РФ) — здоровье; побоев без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 116 УК РФ) — телесная (физическая) неприкосновенность; клеветы (ч. 1 ст. 128.1 УК РФ) — честь и достоинство.

Следует отметить, что указанные объекты уголовно-правовой охраны характеризуют и преступления, отнесенные к уголовным делам публичного обвинения.

Использованное законодателем понятие «тяжесть совершенного преступления», по всей видимости, связано с категориями преступлений (ст. 15 УК РФ). Преступные деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, относятся к преступлениям небольшой тяжести. За совершение преступлений, относимых к уголовным делам частного обвинения, уголовный закон не предусматривает наказания в виде лишения свободы.

Другие преступные посягательства небольшой тяжести, предусмотренные УК РФ, также попадают в разряд уголовных дел публичного обвинения.

Для разграничения уголовных дел частного и публичного обвинения, следует учитывать совокупность показателей. Наравне с квалификацией преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, необходимо принимать во внимание признаки, указанные законодателем в виде случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, и дополнительные признаки, содержащиеся в п. 2 п. 2 и ч. 2 ст. 147, ч. 1 ст. 318, частях 1.1 и 1.2 ст. 319 УПК РФ.

При анализе норм ч. 4 ст. 20, п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 147, ч. 1 ст. 318, частей 1.1 и 1.2 ст. 319 УПК РФ выявляются признаки субъекта преступления. Изучение нормы ч. 4 ст. 20 УПК РФ показывает наличие признаков пострадавшего от преступления.

Выявляемые признаки субъекта преступления и пострадавшего от преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 20, п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 147, ч. 1 ст. 318, частей 1.1 и 1.2 ст. 319 УПК РФ, находятся в прямой связи с причинами, по которым пострадавший не может защищать свои права и законные интересы самостоятельно.

Игнорирование хотя бы одного из признаков может привести к неверному установлению вида уголовного дела и последующего порядка уголовного преследования (изобличения преступника).

Следовательно, в основе разграничения уголовных дел частного обвинения и публичного обвинения на этапе их установления в ходе рассмотрения сотрудниками полиции сообщения о предполагаемом преступлении или поступления заявления непосредственно мировому судье следует учитывать систему признаков, которая включает в себя:

  1. квалификацию преступления, предусмотренного УК РФ;
  2. причины, определяющие возможность пострадавшего защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве самостоятельно.
  3. При этом причины, определяющие возможность пострадавшего защищать самостоятельно свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве, не являются исчерпывающими, они складываются из материальных и процессуальных признаков субъекта преступления, пострадавшего от преступления лица и иных признаков.

    До возбуждения уголовного дела пострадавшее от преступления лицо не обладает процессуальным статусом частного обвинителя или потерпевшего.

    По уголовным делам частного обвинения пострадавшее лицо в случае вынесения мировым судьей постановления о принятии заявления к своему производству приобретет процессуальный статус частного обвинителя, а по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения — приобретает статус потерпевшего с момента вынесения постановления о признании потерпевшим.

    Разграничение уголовных дел частного обвинения по квалификации преступления

    Буквальный смысл указанной в ч. 2 ст. 20 УПК РФ законодательной формулировки «уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116 частью первой, 128.1 частью первой УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения» выявляет один из критериев установления уголовного дела частного обвинения — квалификацию преступного деяния.

    Значение установления на ранних этапах рассмотрения сообщения о преступлении верной квалификации преступного деяния по соответствующей статье Особенной части УК РФ огромно, поскольку этот признак является одним из критериев установления вида уголовного дела, влияющего на последующий порядок уголовного преследования и привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего преступление.

    В связи с тем, что пострадавшие по предполагаемым уголовным делам частного обвинения чаще всего обращаются в отдел полиции, от действий его сотрудников зависит выбор вида уголовного преследования, соблюдение прав пострадавших от преступлений и разумных сроков привлечения субъекта преступления к уголовной ответственности.

    Следовательно, уполномоченные должностные лица должны учитывать расширение перечня следственных и иных процессуальных действий, которые они вправе проводить в ходе проверки сообщения о преступлении и незамедлительно назначать в соответствии ст. 1 ст. 144 УПК РФ судебно-медицинскую экспертизу в отношении пострадавшего от преступления лица, чтобы «получать заключение эксперта в разумный срок».

    В правоприменительной деятельности дознаватели не торопятся назначать судебно-медицинские экспертизы, несмотря на законодательное установление. Дознаватели выдают направления на судебно-медицинское освидетельствование пострадавшего по преступлениям против жизни и здоровья, предусмотренным гл. 16 УК РФ, несмотря на то, что норма ч. 1 ст. 144 УПК РФ не устанавливает производство такого процессуального действия.

    Судебно-медицинское освидетельствование проводится специалистом, по итогам которого составляется акт. Акт судебно-медицинского освидетельствования нельзя рассматривать в качестве доказательства, поскольку такое действие не закреплено в ч. 1 ст. 144 УПК РФ и нормах глав 24–27 УПК РФ.

    Норма ч. 1 ст. 144 УПК РФ устанавливает право субъектов уголовной юрисдикции проводить освидетельствование, являющееся следственным действием, порядок производства которого предусмотрен ст. 179 УПК РФ в случае, когда не требуется производство судебной экспертизы.

    Заключение эксперта, полученное в разумный срок, являющееся в соответствии с ч. 2п. 3 ст. 74, ч. 1 ст. 86 и ч. 1 ст. 144 УПК РФ доказательством, позволяет установить верную квалификацию преступного деяния как один из критериев разграничения уголовного дела частного обвинения и уголовного дела публичного обвинения.

    Порочная практика по делам частного обвинения

    По замыслу законодателя пострадавшее от преступления лицо должно знать данные о лице, совершившем в отношении него преступления, Если лицо совершившее неизвестно, то в соответствии с действующим законодательством уголовное дело к делам частного обвинения не относятся.

    УПК РФ не содержит толкования понятий «лицо, данные о котором не известны».

    Отсутствует легальное разъяснение указанного в п. 4 ч. 5 ст. 318 УПК РФ понятия «данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности», которые в заявлении пострадавшего о возбуждении уголовного дела частного обвинения, адресованном на имя мирового судьи, должны быть отражены в обязательном порядке.

    Эти обстоятельства приводят к различному пониманию мировыми судьями данных о лице, привлекаемом к уголовной ответственности. Под этими данными мировые судьи понимают фамилию, имя, отчество, дату, месяц и год рождения, место жительства или место регистрации; нередки случаи, когда мировые судьи требуют указать в заявлении данные документа, удостоверяющего личность лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

    В случае обращения в отдел полиции пострадавшего от преступления, отнесенного по квалификации к уголовным делам частного обвинения, и выявления должностными лицами признаков уголовного дела частного обвинения материал проверки направляется мировому судье с постановлением о передаче сообщения в суд (п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ). При этом материал проверки содержит, как правило, заявление о привлечении лица к уголовной ответственности, адресованное на имя начальника отдела полиции, поскольку оно послужило поводом для проведения проверки.

    При таких обстоятельствах мировой судья на основании ч. 1 ст. 319 УПК РФ выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему, в котором предлагает ему привести заявление в соответствие с требованиями закона, если поданное заявление не отвечает требованиям частей 5 и 6 ст. 318 УПК РФ. Понятно, что заявление пострадавшего не отвечает требованиям, поскольку не содержит наименования суда, в который оно подается, оно адресовано начальнику отдела полиции.

    Практике известны случаи незаконного возврата мировыми судьями материалов проверки в отдел полиции для приведения заявлений пострадавших в соответствие с требованиями ч. 5 и 6 ст. 318 УПК РФ, без вынесения судебного акта в форме постановления.

    Такие действия мирового судьи могут затруднить доступ пострадавшего к правосудию.

    Мировой судья не имеет полномочий возвращать материал с заявлением пострадавшего в отдел полиции и не выполнил действия, предусмотренные ч. 1 ст. 319 УПК РФ.В то же время УПК РФ не закрепляет за органом дознания обязанность по приведению заявления о возбуждении уголовного дела частного обвинения в соответствие с требованиями частей 5и 6 ст. 318 УПК РФ.

    Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием заявления потерпевшего на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уполномоченное должностное лицо вправе вынести, если пострадавший отказывается писать заявление на имя начальника отдела полиции для проведения проверки сообщения о преступлении.

    Как правило, после поступления в дежурную часть отдела полиции сообщения о побоях и иных насильственных действиях оперативный дежурный передает данное сообщение на рассмотрение участковому уполномоченному полиции (реже оперуполномоченному и дознавателю), который опрашивает, то есть получает объяснения от пострадавшего и других лиц, участвующих в производстве процессуальных действий в ходе рассмотрения сообщения о преступлении, а также принимает заявление пострадавшего лица. Заявление впоследствии регистрируется оперативным дежурным в КУСП.

    При таких обстоятельствах на практике не исключены случаи, когда должностные лица отдела полиции в случае установления данных лица, совершившего преступление, в ходе разбирательства с лицами, доставленными в отдел полиции, могут сообщить пострадавшему фамилию, имя, отчество, дату, месяц, год и место рождения, место жительства указанного выше лица.

    Бланк заявления пострадавшему предоставляется уполномоченным должностным лицом, которое чаще всего подсказывает содержание заявления о привлечении лица к уголовной ответственности.

    Признаки уголовных дел частного обвинения.

    Можно выделить признаки, которые указаны законодателем в п. 2 ч. 1 ст. 147, ч. 1 ст. 318, ч. 1.2 ст. 319 УПК РФ, но по неясным причинам не нашли отражения в ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

    Первый признак- специальный субъект. Если субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115,ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, попадает в категорию лиц, указанных в ст. 447 УПК РФ, он не может рассматриваться субъектом уголовной ответственности по уголовному делу частного обвинения. Такой вывод напрашивается из анализа п. 2 ч. 1 ст. 147, ч. 1 ст. 318, ч. 1.2 ст. 319 УПК РФ.

    Норма ч. 1 ст. 318 УПК РФ определяет, что уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, возбуждаются в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в суд, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 147 УПК РФ.

    В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 147 УПК РФ в отношении лиц (отдельной категории лиц), указанных в ст. 447 УПК РФ, производство осуществляется в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ.

    Если заявление подано в отношении лица, указанного в п. 2 ч. 1 ст. 147 УПК РФ, то мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ (ч. 1.2 ст. 319 УПК РФ).

    Однако эти признаки специального субъекта преступления, исключающие уголовное преследование в частном порядке, не получили законодательного закрепления в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, содержащей понятие уголовного дела частного обвинения.

    К числу специальных субъектов по уголовным делам частного обвинения, установление которых исключает судопроизводство в порядке частного обвинения, относятся:

    1. лиц, совершивших преступления в состоянии невменяемости или у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение;

    2. лиц, совершивших преступления, отнесенные к уголовным делам частного обвинения, в несовершеннолетнем возрасте;

    3. лиц, совершивших преступления, отнесенные к уголовным делам частного обвинения, группой лиц, группой лиц по предварительному сговору.

    Так, в соответствии с ч. 1 ст. 434 УПК РФ по уголовным делам в отношении указанных в ч. 1 ст. 433 УПК РФ лиц, совершивших преступления в состоянии невменяемости или у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, производство предварительного следствия обязательно.

    Указанные в ч. 1 ст. 434 УПК РФ случаи, исключающие наличие уголовного дела частного обвинения, не нашли законодательной регламентации установления уголовного дела частного обвинения в ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

    В соответствии с ч. 2 ст. 420 УПК РФ производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями 2 и 3 Кодекса, с изъятиями, предусмотренными гл. 50 УПК РФ.

    Производство по уголовным делам частного обвинения предполагает осуществление уголовного преследования в особом порядке судебного разбирательства уголовного дела по существу, предусмотренном гл. 41 УПК РФ.

    В случае установления совершения преступления, отнесенного к уголовным делам частного обвинения, несовершеннолетним лицом, по нашему мнению, следует говорить о переходе уголовного дела частного обвинения в категорию публичного обвинения.

    Практике известны случаи совершения преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, двумя или более лицами.

    Хотя законодатель указал в ч. 6 ст. 318 УПК РФ формулировку «заявление подается в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения», при совершении в отношении пострадавшего преступления в соучастии ему сложно защищать свои права и законные интересы самостоятельно и поддерживать частное обвинение в суде.

    Выходит, пострадавшему, не обладающему правовыми знаниями, предстоит составить заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения в отношении каждого лица, совершившего в отношении него преступление, определить характер и степень участия каждого лица в совершении преступления и учесть другие обстоятельства, необходимые для назначения мировым судьей наказания за преступление, совершенное в соучастии, в случае недостижения примирения.

    Второй признак- характеристика потерпевшего. Для уголовных дел частного обвинения учитываются и признаки пострадавшего от преступления лица:

    1. Отсутствие зависимого состояния лица, в отношении которого совершено преступление, указанного в ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

    2. Отсутствие беспомощного состояния лица, в отношении которого совершено преступление, указанного в ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

    3. Отсутствие причин, не позволяющих лицу, в отношении которого совершено преступление, указанных в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, защищать свои права и законные интересы самостоятельно в частном порядке.

    Указанные признаки пострадавшего, по сути, относятся к причинам, исключающим возможность пострадавшего защищать самостоятельно свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве, и при их выявлении усматривается наличие уголовного дела публичного обвинения.

    За защитой своих прав и законных интересов пострадавший от преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УПК РФ, вправе обратиться:

    1. к мировому судье с заявлением о возбуждении уголовного дела частного обвинения для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 318 УПК РФ;

    2. в отдел полиции.

    Практикующие юристы справедливо отмечают, что по общему правилу пострадавшее лицо подает первичное заявление в отдел полиции, а не мировому судье.

    Законодательная характеристика уголовного дела частного обвинения в ст. 20 УПК РФ вызывает на практике различное ее толкование и, по сути, затрудняет доступ пострадавших от преступлений к правосудию.

    Это подтверждает следующая, на наш взгляд, неблагоприятная статистическая картина уголовного судопроизводства в порядке частного обвинения. Количество поступающих из отдела полиции материалов проверки с заявлениями пострадавших, по которым усмотрено наличие уголовного дела частного обвинения, остается стабильно высоким.

    При этом в общей структуре материалов категории уголовных дел частного обвинения выявляется низкий процент принятых заявлений к производству мировым судьей, определяющих момент возбуждения уголовного дела частного обвинения.

    Важное значение приобретает установление субъектами уголовной юрисдикции системы всех необходимых для уголовного дела частного обвинения признаков.

    Лишь после того, как должностным лицом государственного правоохранительного органа будут установлены все необходимые в совокупности признаки соответствующего вида уголовного дела частного, частно-публичного и публичного обвинения, следует говорить о дальнейшем порядке уголовного преследования и привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности.

    Порядок уголовного преследования по делам частного обвинения.

    Если будет выявлено наличие совокупности рассмотренных выше признаков уголовного дела частного обвинения, процессуальный порядок будет складываться из следующих элементов:

  4. Обязательно наличие заявления пострадавшего (ч. 2 ст. 20, ч. 1 ст. 147, ч. 1 ст. 318УПК РФ).
  5. Исключено производство предварительного расследования.
  6. В случае вынесения мировым судьей постановления о принятии заявления к своему производству-уголовное дело частного обвинения считается возбужденным;
  7. — возникает уголовно-процессуальный статус частного обвинителя с правами частного обвинителя и потерпевшего;

    — принятое к производству мировым судьей заявление частного обвинителя о возбуждении уголовного дела частного обвинения имеет значение акта, содержащего формулировку предъявленного лицу обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, поддерживаемого согласно п. 2 ч. 4 ст. 321 УПК РФ частным обвинителем в суде;

    — возникает уголовно-процессуальный статус обвиняемого.

    4. Обвинение в судебном разбирательстве по уголовному делу частного обвинения поддерживает частный обвинитель согласно п. 2 ч. 4 ст. 321 УПК РФ.

  8. Мировой судья обязан прекратить уголовное дело частного обвинения в случае обоюдного примирения частного обвинителя и подсудимого (обвиняемого) на основании ч. 2 ст. 20 УПК РФ в порядке, установленном ч. 5 ст. 319 УПК РФ. При этом условия, предусмотренные ст. 76 УК РФ, не учитываются.

6. Мировой судья не вправе выносить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Если будет выявлено наличие совокупности признаков уголовного дела публичного обвинения, то процедура привлечения лица к уголовной ответственности складывается из следующих элементов:

  • Заявление пострадавшего не обязательно.
  • 2. Обязательно производство предварительного расследования в форме дознания после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству в порядке, установленном ст. 146 УПК РФ.

    3. Уголовное дело публичного обвинения возбуждается дознавателем (реже — органом дознания), начальником подразделения дознания, следователем, руководителем следственного органа в пределах компетенции, установленной правилами подследственности (ст.ст. 150, 151 УПК РФ).

    4. Обвинение в судебном разбирательстве по уголовному делу публичного обвинения поддерживает государственный обвинитель.

    5. Прекращение уголовного дела публичного обвинения в случае примирения сторон на основании ст. 25 УПК РФ с учетом условий, предусмотренных ст. 76 УК РФ, не обязательно.

    Хотелось бы обратить внимание на ч. 4 ст. 147 УПК РФ, которая, по сути, регламентирует порядок возбуждения уголовного дела публичного обвинения, трансформированного из уголовного дела частного и частно-публичного обвинения, поскольку выявились случаи, установленные ч. 4 ст. 20 УПК РФ, присущие уголовному делу публичного обвинения.

    В соответствии с ч. 4 ст. 147 УПК РФ дознаватель с согласия прокурора (единственный случай, когда дознавателю требуется согласие прокурора на возбуждение уголовного дела), следователь, руководитель следственного органа возбуждают уголовное дело о любом преступлении, в том числе о преступлении, по квалификации отнесенном к уголовному делу частного обвинения, и при отсутствии заявления.

    Четкое законодательное определение уголовного дела частного обвинения, частно-публичного и публичного обвинения позволит решить вопрос полноценной и эффективной защиты и восстановления прав пострадавших от преступления, приобретения ими соответствующего процессуального статуса потерпевшего или частного обвинителя, привлечения к уголовной ответственности субъекта преступления с учетом соблюдения разумных сроков уголовного судопроизводства.

    Проблемные аспекты производства по уголовным делам частного обвинения, возбуждаемым в порядке ч. 4 ст. 20 УПК РФ (Чердынцева И.А.)

    Дата размещения статьи: 11.07.2016

    Уголовно-процессуальный кодекс РФ в ч. 1 ст. 144 обязывает дознавателя, орган дознания, следователя, руководителя следственного органа принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение. Часть 1 ст. 20 УПК РФ устанавливает, что в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке. Уголовные дела о преступлениях, относящихся к частному обвинению, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя.
    В соответствии с нормами УПК РФ производство по делам частного обвинения можно разделить на два порядка. Первый предусмотрен гл. 41 УПК РФ, которая устанавливает подачу заявления потерпевшим или его законным представителем непосредственно в мировой суд и дальнейшее особое производство по уголовному делу. Второй порядок регламентирован ч. 4 ст. 20 и ч. 4 ст. 147 УПК РФ, которые устанавливают обязанность руководителя следственного органа, следователя, а также дознавателя с согласия прокурора возбуждать дела частного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.
    Порядок рассмотрения сообщений о преступлениях, отнесенных законодателем к делам частного обвинения, если заявитель обращается в органы внутренних дел, является общим. В случае установления признаков преступления, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116 и ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, когда заявитель самостоятельно может отстаивать свои права и законные интересы, необходимо разъяснить ему порядок обращения в мировой суд с соответствующим заявлением. Материалы проверки с заявлением о преступлении направляются в мировой суд по подсудности . При этом решение об отказе в возбуждении уголовного дела не принимается .
    ———————————
    Пункт 27.1 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах МВД РФ заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, утвержденной Приказом МВД России от 29 августа 2014 г. N 736.
    Подробнее см., напр.: Анишина Ю.А. Рассмотрение заявлений о преступлениях, отнесенных к делам частного обвинения // Уголовный процесс. 2013. N 9. С. 10 — 13.

    В юридической литературе неоднократно указывалось на несогласованность норм, регламентирующих порядок рассмотрения сообщений о преступлениях, и норм гл. 41 УПК РФ в части оформления заявления по делам частного обвинения. Так, А.И. Петрушин указывает, что «критического отношения также заслуживает практика возвращения заявлений потерпевшим в связи с отсутствием указаний на наименование суда, в который оно подается. Думается, что законодательное установление данного реквизита для заявления потерпевшего продиктовано скорее обычаями, но не интересами правосудия. Данное положение делает бессмысленной норму п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, согласно которой одним из решений, принимаемых по результатам предварительной проверки, является передача сообщения мировому судье. Очевидно, что передаваемое заявление адресовано органам предварительного расследования и заведомо будет возвращено для исправления» .
    ———————————
    Петрушин А.И. Некоторые вопросы участия органов предварительного расследования в уголовном судопроизводстве по делам частного обвинения // Вестник Томского государственного университета. 2012. N 360. С. 133.

    Полагаю, что при направлении материалов предварительной проверки в мировой суд по подсудности, если потерпевший желает привлечь лицо к уголовной ответственности, ему должна быть оказана помощь в составлении такого заявления. Требования к подобным заявлениям установлены в ч. 5 ст. 318 УПК РФ. Заявление должно содержать: 1) наименование суда, в который оно подается; 2) описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения; 3) просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству; 4) данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность; 5) данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности; 6) список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд; 7) подпись лица, его подавшего. Заявление прилагается к направляемым материалам проверки сообщения о преступлении.
    Когда потерпевший не желает обращаться в мировой суд с заявлением, органы предварительного расследования, руководствуясь п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, должны принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела.
    В практике нередки случаи, когда в органы внутренних дел обращаются лица с заявлением о совершении преступлений частного обвинения в отношении несовершеннолетних, малолетних детей; соответствующие сообщения поступают из медицинских учреждений, органов опеки и попечительства и других органов и организаций. Здесь следует различать две ситуации. Поскольку в силу ч. 1 ст. 318 УПК РФ уголовные дела частного обвинения возбуждаются путем подачи заявления в суд потерпевшим или его законным представителем, необходимо различать случаи, когда дела частного обвинения подлежат возбуждению в общем порядке и когда для защиты интересов потерпевших такие дела подлежат возбуждению руководителем следственного органа, следователем или дознавателем с согласия прокурора.
    Если лицо (такими лицами, в частности, следует признавать несовершеннолетних; лиц, признанных судом в порядке гражданского судопроизводства ограниченно дееспособными либо недееспособными) в силу закона имеет законных представителей, а преступление совершено иными лицами, то заявление по делам частного обвинения следует подавать в мировой суд именно законным представителям в интересах представляемых лиц. При этом волеизъявление самого потерпевшего может не учитываться, поскольку в силу возраста или иного состояния, вызвавшего его недееспособность, это лицо чаще всего не осознает характер совершенных в отношении него действий, не может их правильно оценить как преступные.
    В случае если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы и у которого отсутствуют законные представители, уголовное дело должно быть возбуждено при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя следователем, а также дознавателем с согласия прокурора. К иным причинам невозможности защищать свои права и законные интересы закон относит и случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.
    Уголовно-процессуальный закон не приводит критериев определения зависимого и беспомощного состояния потерпевшего, которые свидетельствуют о невозможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы. В судебной практике и научной литературе существует несколько точек зрения на определение критериев зависимого и беспомощного состояния потерпевших от преступлений, уголовное преследование по которым осуществляется в частном порядке.
    Так, в описательной части постановления о прекращении дальнейшего производства и уголовного преследования по уголовному делу указано, что подсудимый В. причинил своей малолетней дочери легкий вред здоровью. При этом суд употребил в отношении состояния, в котором находилась малолетняя потерпевшая, словосочетание «воспользовавшись ее беспомощным состоянием» .
    ———————————
    Дело N 1-54/2014 // URL: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-160-samarskoj-oblasti-s/act-214931927 (дата обращения: 18.11.2014).

    В другом уголовном деле критерий «беспомощное состояние» применялся в отношении престарелого потерпевшего .
    ———————————
    Дело N 1-55/2014 // URL: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-160-samarskoj-oblasti-s/act-214931926 (дата обращения: 18.11.2014).

    В практике органов дознания Пензенской области малолетний и престарелый возраст потерпевших уже не описывается как беспомощное состояние, а относится к случаям, когда потерпевшие не могут самостоятельно защищать свои права и законные интересы, т.е. фактически приравнивается к иным причинам, о которых говорится в ч. 4 ст. 20 УПК РФ. Например, дознавателем с согласия прокурора ЗАТО г. Заречного Пензенской области в отношении Ж. возбуждено уголовное дело о совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ. Основанием для возбуждения уголовного дела частного обвинения послужил малолетний возраст потерпевшего и в связи с этим неспособность самостоятельно защищать свои права и законные интересы.
    Основанием возбуждения уголовного дела, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, в отношении К. в постановлении дознавателя от 23 апреля 2014 г., согласованном с прокурором Ленинского района г. Пензы, указано, что потерпевшая является престарелым человеком, инвалидом II группы и в силу своей немощности не может самостоятельно воспользоваться принадлежащими ей правами .
    ———————————
    Практика рассмотрения уголовных дел в порядке частного обвинения: обзор, подготовленный судебной коллегией Пензенского областного суда // URL: http://oblsud.penza.ru/article/Default.asp?print=1&id=899 (дата обращения: 24.11.2014).

    Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» разъяснил, что к случаям, когда лицо не может защищать свои права и законные интересы, следует относить, например, материальную и иную зависимость потерпевшего от лица, совершившего преступление. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее (п. 28). При этом высший судебный орган не приводит даже примерного перечня случаев, которые должны относиться к иным причинам, по которым лицо не может самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Указание на материальную и иную зависимость потерпевшего в качестве случаев, когда лицо не может защищать свои права и законные интересы, не позволяет разграничить такие критерии, как «зависимое состояние» потерпевшего и «иные причины», в силу которых потерпевший оказывается неспособным самостоятельно реализовывать свое право уголовного преследования.
    Ю.А. Анишина, исследуя проблему определения беспомощного состояния потерпевшего при производстве по делам частного и частно-публичного обвинения с позиции теории уголовного и уголовно-процессуального права, пришла к выводу, что к таким лицам следует относить:
    1) лицо, которое в силу психических или физических недостатков признано судом в порядке гражданского судопроизводства недееспособным;
    2) лицо, страдающее тяжелыми психическими заболеваниями и состоящее на учете в психиатрических медицинских учреждениях;
    3) лицо с физическими недостатками, обуславливающими неспособность защищать свои права и законные интересы или неспособность самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами (инвалиды I и II групп, немые, глухие, слепые);
    4) малолетнее лицо;
    5) престарелое лицо;
    6) беременную женщину;
    7) лицо, являющееся неграмотным или страдающее речевыми расстройствами .
    ———————————
    Анишина Ю.А. Определение беспомощности состояния потерпевшего при производстве по делам частного и частно-публичного обвинения // Уголовный процесс. 2012. N 6. С. 39 — 40.

    Практически аналогичного мнения придерживаются авторы одного из комментариев УПК РФ, не указывая среди лиц, находящихся в беспомощном состоянии, малолетних и престарелых лиц .
    ———————————
    Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Практическое пособие / Под ред. В.П. Верина. М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 300.

    Зависимое состояние потерпевшего от лица, совершившего преступление, которое не позволяет ему самостоятельно защищать свои права и законные интересы, может проявляться по-разному. Например, это может быть материальная, служебная, психологическая зависимость. Такое состояние может возникнуть в силу родственных или групповых связей.
    К иным причинам, по мнению судей, может быть отнесено совершение преступлений в отношении: а) лиц, страдающих определенными физическими недостатками (слепых, немых и т.п.); б) беспризорных детей и подростков; в) лиц, обладающих некоторыми личностными и характерологическими особенностями (возраст, состояние здоровья и т.п.) .
    ———————————
    Практика рассмотрения уголовных дел в порядке частного обвинения: обзор, подготовленный судебной коллегией Пензенского областного суда // URL: http://oblsud.penza.ru/article/Default.asp?print=1&id=899 (дата обращения: 24.11.2014).

    Как видно из приведенных позиций, в теории и в судебной практике одни и те же признаки относятся к различным причинам, не позволяющим потерпевшему самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Полагаю, что при решении вопроса о возбуждении уголовного дела государственными органами в порядке ч. 4 ст. 20 УПК РФ следует учитывать один главный критерий — состояние лица, в отношении которого совершено преступление, не позволяет ему самостоятельно реализовать свое право инициировать перед судом и поддержать в последующем уголовное преследование лица, совершившего преступление.
    Тем не менее не во всех случаях, когда преступление совершено в отношении несовершеннолетних, престарелых, лиц, имеющих какие-либо психические или физические недостатки, уголовное дело подлежит возбуждению в порядке, определяемом ч. 4 ст. 20 УПК РФ. В юридической литературе справедливо отмечается, что не всегда следует учитывать критерии беспомощного и зависимого положения потерпевшего, разработанные теорией уголовного права и судебной практикой по применению норм уголовного закона, в сфере уголовного судопроизводства.
    Здесь в первую очередь следует оценивать возможность самостоятельной защиты своих прав и законных интересов самим потерпевшим. Ведь не всегда возраст или состояние здоровья влекут неспособность к самостоятельным действиям и отстаиванию собственных нарушенных прав. Так, Е.Ф. Тенсина, исследовав вопросы права ребенка на возбуждение уголовного дела частного обвинения, предлагает установить уголовно-процессуальную дееспособность несовершеннолетнего потерпевшего с достижением 16-летнего возраста .
    ———————————
    Тенсина Е.Ф. О праве ребенка на возбуждение уголовного дела частного обвинения // Вестник Оренбургского государственного университета. 2012. N 3 (139). С. 210.

    При возбуждении дел частного обвинения следователем, а также дознавателем с согласия прокурора необходимо каждый раз оценивать и подтверждать доказательствами зависимое или беспомощное состояние потерпевшего, а также случаи, когда лицо не может самостоятельно защищать свои права и законные интересы. Иначе возбуждение уголовного дела частного обвинения следователем или дознавателем нельзя будет признать законным.
    Так, в 2013 г. Кировским районным судом г. Омска в ходе производства по одной из жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ судом была установлена неправомерность возбуждения уголовного дела дознавателем с согласия прокурора по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, поскольку материалы доследственной проверки, равно как и материалы уголовного дела, не содержали объективных сведений о невозможности потерпевшей самостоятельно осуществлять защиту своих прав, а равно о зависимом положении от подозреваемого.
    В судебном заседании представителями прокуратуры Кировского административного округа г. Омска позиция по возбуждению уголовного дела в порядке ч. 4 ст. 20 УПК РФ обосновывалась возрастом потерпевшей (72 года) и юридической неграмотностью, в силу которой она якобы не могла самостоятельно защищать свои права. Однако подобные доводы объективно опровергались материалами уголовного дела, содержащего в себе множество заявлений в правоохранительные органы за подписью потерпевшей, неоднократных объяснений, а также представленными защитником сведениями о постоянном участии потерпевшей в судебных заседаниях по различным гражданским делам, что прямо указывало и на физическую, и умственную активность потерпевшей, на возможность самостоятельно использовать средства правовой защиты. Наличие же в материалах дела документов о состоянии здоровья, подтверждающих имеющиеся у потерпевшей заболевания (сахарный диабет, гипертензия), само по себе не является доказательствами беспомощности, зависимости или невозможности защиты своих прав .
    ———————————
    Пример судебного решения см.: Волторнист О.А., Забуга Е.Е. Критерии определения зависимого и беспомощного состояния при решении вопроса о возбуждении уголовного дела частного (частно-публичного) обвинения при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя в порядке ч. 4 ст. 20 УПК РФ // Законодательство и практика. 2014. N 2. С. 58.

    Ранее отмечалось, что если лица, в отношении которых совершено преступление частного обвинения, имеют законных представителей, то дело частного обвинения должно возбуждаться путем подачи заявления непосредственно в мировой суд и дознание по таким уголовным делам не производится.
    Если же преступление совершено законными представителями, то защиту интересов потерпевших должно осуществлять государство в лице его должностных лиц и органов. Уголовное дело в таком случае подлежит возбуждению в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 20 УПК РФ. Так же следует поступать, когда законные представители бездействуют, не подавая заявления в суд, а органы уголовного преследования располагают информацией о совершении преступления в отношении лица, находящегося в беспомощном или зависимом состоянии, не имеющего возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы. При этом в постановлении о возбуждении уголовного дела описывается зависимое или беспомощное состояние потерпевшего и невозможность самостоятельной защиты им своих прав и законных интересов, также указывается, что отсутствуют лица, которые могут выступать в качестве законных представителей потерпевшего, или эти лица не реализовывают предоставленное им право защиты представляемых лиц. В этом случае характер уголовного преследования изменяется, и оно осуществляется в публичном порядке.
    Однако возникает следующая проблема. Согласно ч. 2 ст. 45 УПК РФ для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители. Следовательно, то, что является основанием возбуждения уголовного дела в порядке ч. 4 ст. 20 УПК РФ, выступает и основанием для вовлечения законных представителей в производство по уголовному делу. Исходя из того, что органы публичного уголовного преследования не всегда могут обеспечить участие в качестве представителей адвокатов, то по сложившейся в Омской области практике для участия в уголовном деле привлекается другой родитель, а если это невозможно, то представители органов опеки и попечительства.
    Однако в этом случае участие законного представителя ограничивается лишь представлением интересов потерпевших, но не дает ему права на безусловное решение вопроса о прекращении уголовного преследования, поскольку УПК РФ устанавливает особые правила прекращения уголовных дел частного обвинения, возбужденных следователем, а также дознавателем с согласия прокурора. Согласно ч. 5 ст. 319 УПК РФ такие уголовные дела подлежат прекращению в связи с примирением сторон в порядке, установленном ст. 25 УПК РФ.
    При этом должны соблюдаться установленные уголовно-процессуальным законом условия: совершение преступления небольшой или средней тяжести впервые, заглаживание причиненного вреда, заявление потерпевшего о примирении с обвиняемым. При этом когда преступления частного обвинения совершены в отношении несовершеннолетнего и мнение последнего не совпадает с мнением его законного представителя, то является обязательным согласие несовершеннолетнего потерпевшего на прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон . Как указывают судьи, необходимо выяснять, в связи с чем уголовное дело было возбуждено следователем или дознавателем с согласия прокурора. При несоблюдении указанными должностными лицами условий, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, и при наличии ходатайства сторон о примирении уголовное дело должно быть прекращено по основанию, предусмотренному п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, т.е. в связи с отсутствием заявления потерпевшего или его законного представителя .
    ———————————
    Пункт 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // СПС «КонсультантПлюс».
    Справка по результатам обобщения практики рассмотрения мировыми судьями Челябинской области уголовных дел частного обвинения // URL: htpp://centrchel8.chel.msudrf.ru/modules.php (дата обращения: 18.11.2014).

    Однако не во всех регионах в случае установления необоснованного возбуждения уголовного дела органами дознания в порядке ч. 4 ст. 20 УПК РФ уголовные дела прекращаются по основанию, предусмотренному п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.
    Так, Постановлением Президиума Омского областного суда постановление суда апелляционной инстанции отменено, а уголовное дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с тем, что частный обвинитель отказался от обвинения. Президиум мотивировал свое решение тем, что в постановлении о возбуждении уголовного дела указания на основания, содержащиеся в ч. 4 ст. 20 УПК РФ, отсутствуют, тогда как и из постановления, и из заявления о возбуждении уголовного дела следует, что интересы несовершеннолетнего представляет его мать, к ответственности привлекается известное лицо. Учитывая, что уголовное дело было возбуждено дознавателем без достаточных оснований, осужденная неоднократно приносила потерпевшему и законному представителю извинения, последние требований материального характера не выдвигали, законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего представила в суд апелляционной инстанции заявление о своем отказе от обвинения, так как простила подсудимую, то уголовное дело подлежит прекращению в связи с отказом частного обвинителя от обвинения на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ .
    ———————————
    Постановление Президиума Омского областного суда от 8 сентября 2014 г. по делу N 44-у-84/2014.

    Поскольку вопрос об основаниях и порядке прекращения уголовных дел частного обвинения требует отдельного исследования, лишь кратко обозначу позицию относительно обоснования судом принятого им решения.
    Полагаю, что в этом случае необходимо было прекращать уголовное дело в связи с отсутствием заявления потерпевшего или его законного представителя. Но так как законный представитель представила в суд заявление об отказе от обвинения, а не настаивала на применении порядка примирения с подсудимой, суд был вынужден руководствоваться нормами, регламентирующими порядок прекращения уголовного дела в связи с отказом обвинителя от обвинения. Глава 41 УПК РФ не предусматривает особых правил прекращения уголовного дела в связи с отказом обвинителя от обвинения, указывая лишь на такое право обвинителя в ч. 5 ст. 321 УПК РФ. Часть 1 этой же статьи содержит правило, согласно которому мировой судья рассматривает уголовное дело в общем порядке с изъятиями, предусмотренными ст. 321 УПК РФ. Следовательно, в случае отказа частного обвинителя от обвинения подлежат применению нормы ст. 246 и 254 УПК РФ, согласно которым суд прекращает уголовное дело по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

    Пристатейный библиографический список

    1. Анишина Ю.А. Определение беспомощности состояния потерпевшего при производстве по делам частного и частно-публичного обвинения // Уголовный процесс. 2012. N 6.
    2. Анишина Ю.А. Рассмотрение заявлений о преступлениях, отнесенных к делам частного обвинения // Уголовный процесс. 2013. N 9.
    3. Волторнист О.А., Забуга Е.Е. Критерии определения зависимого и беспомощного состояния при решении вопроса о возбуждении уголовного дела частного (частно-публичного) обвинения при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя в порядке ч. 4 ст. 20 УПК РФ // Законодательство и практика. 2014. N 2.
    4. Петрушин А.И. Некоторые вопросы участия органов предварительного расследования в уголовном судопроизводстве по делам частного обвинения // Вестник Томского государственного университета. 2012. N 360.
    5. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Практическое пособие / Под ред. В.П. Верина. М.: Юрайт-Издат, 2006.
    6. Тенсина Е.Ф. О праве ребенка на возбуждение уголовного дела частного обвинения // Вестник Оренбургского государственного университета. 2012. N 3 (139).